Водитель расстрелянного в Ингушетии "КамАЗа" не был смертником, говорят его родные

Родственники водителя "КамАЗа", который 18 января по официальной информации МВД Ингушетии протаранил оцепление милиции, заявили корреспонденту "Кавказского узла", что автомобиль был обстрелян до того, как он подъехал к оцеплению. Близкие водителя возмущены тем, что 46-летнего Мархиева Хасана негласно подозревают в связях с боевиками.
Официальная версия

УФСБ России по Ингушетии заявило, что около 22.00 в станице Орджоникидзевской Сунженского района к месту подрыва милицейского "УАЗа", которое было оцеплено сотрудниками правоохранительных органов, подъехал "КамАЗ", двигавшийся на большой скорости. Сотрудники милиции, утверждает УФСБ, пытались остановить грузовик, но он совершил столкновение со служебной машиной "Урал", после чего милиционеры открыли огонь на поражение.

Мархиев Хасан от полученных ранений позже скончался в больнице.

Сын убитого: отец живым никого не таранил

По словам сына убитого, сотрудники правоохранительных органов, стоящие в оцеплении, открыли огонь на поражение по автомобилю Мархиева, когда он оказался на расстоянии 100 метров от оцепленного места.

Хасан Мархиев являлся водителем с 40-летним стажем работы. На момент гибели он находился на специальной машине-флюоромобиле, водителем которого состоял около 8 лет в Сунженской районной больнице Ингушетии, где также работают две дочери убитого, квалифицированные врачи. Данный флюоромобиль единственный в республике.

Работники Сунженской ЦРБ положительно отозвались корреспонденту "Кавказского узла" о Мархиеве, характеризовав его как спокойного и честного человека, пользовавшегося большим уважением среди коллег.

"Никакого тарана не было. Они ему не дали свернуть. Флюоромобиль отца оборудован светотехникой, и не заметить его даже при том тумане и гололеде, который был в тот вечер, невозможно. Нам рассказали очевидцы, что моего отца расстреляли без предупреждения. А протаранил он машину, принадлежащую правоохранительным органам, когда его уже расстреляли. По машине четко видно, что ее обстреляли до столкновения с другим автомобилем. Мой отец порядочный, честный трудяга, всю жизнь отличался твердыми моральными принципами. 56-летний отец шестерых детей, водитель с сороковым стажем работы, который всего-навсего возвращался к себе домой", - сказал Хамзат Мархиев, сын убитого.

Родственник Мархиева утверждают, что произведенные в мужчину два выстрела в ногу и руку, от которых он скончался, были совершены с использованием запрещенного вида боеприпасов-пуль со смещенным центром тяжести. "Именно из-за использования таких запрещенных пуль отец скончался, так как ранения в ногу и руку сами по себе не являются смертельными. Такие пули изрешечивают всю внутренность человека, не давая ему шансов остаться в живых", - сказал Хамзат Мархиев.

"Любая баллистическая экспертиза установит, что стреляли на поражение и до тарана, когда отец находился в машине. Отца ведь ранили в ногу. К тому же, его тело держали в машине полчаса, не давая никому подойти и отвезти в больницу", - рассказал далее Хамзат Мархиев.

В МВД эту информацию не комментируют. Экспертиза тела погибшего также не проводилась - родственники не позволили в виду "моральных представлений".

С родственниками Мархиева беседовал глава администрации Сунженского района, который не верит в официальную версию правоохранительных органов.

Младшей дочери Хасана 13 лет. В прошлом году умерла жена Хасана, а теперь убили его.

"К нам приходил глава Сунженского района Сайнароев. Я с ним разговаривал. Он сказал, что мой племянник невиновен и что он по этому поводу будет говорить с президентом Юнус-Беком Евкуровым. Сайнароев сказал, что на днях должна состояться встреча с президентом. В этот день мы с Хасаном ходили на свадьбу родственников. Его старший сын, инвалид 2-ой группы, вынужден был оставить работу в Ростове и вернуться в Ингушетию, чтобы заботиться об оставшихся детях. Младшей дочери Хасана 13 лет. В прошлом году умерла жена Хасана, а теперь убили его. В российской телепрограмме "Звезда" прямо передали, что Хасан был смертником. Теперь я уже никому не верю", - рассказал корреспонденту "Кавказского узла" дядя Мархиева Абдулвахид Ганиев.

Корреспонденту "Кавказского узла" оперативно связаться с Сайнароевым не удалось - он находился на совещании.

"Мы будем восстанавливать доброе имя отца, как минимум. Наша цель - чтобы убийство не осталось безнаказанным. Должен быть какой-то конец, край. Нас же не должны убивать по беспределу", - сказал Хамзат Мархиев.

Родственник Мархиева намерены обраться в МВД и прокуратуру республики, а также в правозащитные организации.

Это не первый случай, когда местные жители или родственники погибших опровергают официальную версию боестолкновения или спецоперации.

Например, по данным прокуратуры Ингушетии, 17 декабря 2009 года Джаниев Батыр, передвигавшийся  на автомобиле марки "Лада-Приора", сравнявшись со стационарным постом "Волга-16", привел в действие взрывное устройство, когда на посту ДПС находились несколько десятков милиционеров, проводивших рейдовые мероприятия по выявлению автомобилей без номеров и с тонированными стеклами. В результате взрыва ранения различной степени тяжести получили 23 человека. Джаниев Батыр, приведший в действие взрывное устройство, от полученных ранений скончался на месте.

По версии правоохранительных органов, самоубийственный теракт был его местью силовикам за мать Лейлу Джаниеву и брата Муслима - родственников убитого ранее оппозиционера Макшарипа Аушева, машина с которыми взорвалась вблизи поста ДПС в Назрани 16 декабря 2009 г. Однако родственники говорят, что Батыра не было в Назрани, он учился в Архангельске в университете на строительном факультете.

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"