Азербайджанские мифы: "Армянская экономика принадлежит России (и это плохо)"

См. также:

Азербайджанские пропагандистские мифы об экономике Армении

Азербайджанские мифы: "Армения не развивается (из-за конфликта)"

 

Тезис 5. «Союзничество с Россией губительно для Армении»

На протяжении двухтысячных годов мы регулярно слышали о том, что надо всем регионом объединиться практически в одно государство по типу ЗакФедерации, и тогда совокупная мощь нового государства будет достаточна, чтобы изгнать из региона всех остальных, а на самом деле речь шла об изгнании из региона России. Действительно совокупный экономической и демографический потенциал Южного Кавказа достаточно велик и превышает каждую страну по отдельности. При этом, даже вместе Южный Кавказ в 6 раз уступает по населению Ирану и во столько же раз – Турции – и в 11 раз – России. То есть о паритете говорить не пришлось бы в любом случае.

Но вот совокупный политический вес новой ЗакФедерации был бы близок к нулю, и напротив был бы меньше, чем политический вес каждой из стран, поскольку таков характер взаимоотношений лебедя, рака и щуки, где разнонаправленные векторы нейтрализуют друг друга, либо разрывают такую конфедерацию в клочья. Идея о конфедерации к 2009 году уже была высказана Саакашвили, а в 2010 году уже активно обсуждалась в Грузии. Источником этой идеи, сколько мне известно, является Азербайджан, планировавший в такой Федерации иметь главенствующую роль, а также с ее помощью решить множество своих проблем, в том числе Карабахский конфликт в свою пользу. Другим источником идеи была Турция, выдвинувшая в 2008 году свою концепцию «южно-кавказской платформы», но так и не объяснив, что это такое.

В рамках этой концепции, любое российское влияние в Армении рассматривается отрицательно, и если Грузия, у которой с Россией формальный конфликт, все же сохраняет в этом вопросе настороженное молчание, то Азербайджан всеми путями пытался обострить ситуацию с российским присутствием. К примеру, во время августовской войны 2008 года Азербайджан вбросил фейк о том, что российские самолеты бомбили Грузию с территории 102 базы, тогда как через Азербайджан российские самолеты таки пролетали. Как обычно, с больной головы на здоровую.

Действительно, с точки зрения Армении 102 база выполняет очень важную стратегическую функцию по сдерживанию Турции и, как следствие, гарантирует, что противостояние Армения-Азербайджан будет проходить «1 на 1», чего не очень хотят в Баку и активно зазывают Турцию в регион. Эта база также помогает Армении вооружаться. Но отношения с Россией интересны для Армении и с экономической точки зрения. Армения выигрывает от членства в Евразийском союзе где-то 1.1-1.5% дополнительного роста ВВП в год, так что считать, что Армения является донором или пострадавшей стороной в экономических отношениях с Россией неверно. См.:

·         Противостояние интеграционных моделей на Южном Кавказе. Кто в выигрыше?

·         Как вступление в Евразийский Союз повлияло на экономику Армении

 

Тезис 6. «Экономика Армении контролируется российскими монополистами и находится в колониальной зависимости от России»

По поводу зависимости от России существует также следующее положение: якобы Армения продала России за долг основные предприятия, а Армения осталась ни с чем. Действительно, в обмен на долг, Армения передала России ряд предприятий, в числе которых крупнейшим был завод «Марс», который не успел проработать ни дня, а к тому моменту простаивал уже 10-15 лет. В Армении было недовольство тем, что, в отличие от Кыргызстана, Армении долг не был прощен, но в действительности такое требование нелегитимно – кредитор сам может решить, прощает он долг или нет и никаких, в том числе моральных, обязательств по прощению долга, не имеет и иметь не может.

Помимо переданных в обмен на долг предприятий, российским компаниям (в частности бизнесмену Самвелу Карапетяну) принадлежат «Армянские электросети», ряд телекоммуникационных компаний – «Виваселл» (МТС), телефонная компания и провайдер «Арментел» (Билайн), «Армросгазпром» (50%ная доля Армении по частям была передана России за долги по частям), железные дороги (ЮКЖД/РЖД) и ряд других. А АЭС, которую недавно грозился взорвать Азербайджан (Азербайджан угрожает нанести удар по атомной электростанции. Что делать Армении?), насколько мне известно, принадлежит Армении (власти даже отказались от российского кредита на модернизацию АЭС).

Но какое неудобство от этого испытывает Армения? Например, присутствие французской компании Veolia на рынке распределения воды в Армении, пусть и сталкивается с определенным недовольством, серьезно улучшило ситуацию с водоснабжением в стране, это же касается и других инфраструктурных компаний, таких как Ренко (Ереванская ТЭЦ), возможно, с исключением ливанской «Санитек». Воротанский каскад, например, был продан американцам. А большая часть горнорудной промышленности находится в руках канадцев, австрийцев и прочих инвесторов.

Точно так же, и Армросгазпром, и ЮКЖД, и операторы/провайдеры, и «Электросети», только улучшили ситуацию: страна газифицирована, частично восстановлены железные дороги, к 2008 году пришедшие в упадок, в стране сложился конкурентный и высокоэффективный рынок телекоммуникационных услуг, а тарифы на электричество сравнительно более гибкие. Присутствие иностранных крупных инфраструктурных компаний в развивающихся странах – скорее норма, чем исключение и ничего критического здесь нет. Да, кому-то хотелось бы, чтобы это были местные компании, но для этого эти компании должны быть в состоянии инвестировать в инфраструктуру (в Армении таких средств нет), повышать качество менеджмента (в Армении нет таких навыков и традиций) и как следствие, внедрять новые технологии, делать услуги более дешевыми, эффективными и вообще обеспечивать их предоставление.

График 1. Иллюстрация сравнительно более высокой эффективности управления иностранных фирм в постсоциалистическом регионе

Источник: EBRD Transition Report 2019/20, p. 67.

В современной экономике взаимозависимость считается благом, а не пороком, поэтому нездоровый интерес к присутствию иностранного бизнеса в экономике понять сложно, по крайней мере в рамках чисто экономической логики. Конечно, ставить целью приватизацию компаний иностранным инвесторам – тоже неверно – это всегда должен быть тщательно рассчитанный шаг, если есть уверенность, что иностранные инвесторы справятся лучше и создадут больше общественных благ. Но даже если считать, что иностранное присутствие в экономике подрывает суверенитет, то в таковом качестве следует рассматривать любое иностранное присутствие в экономике, а не только российское.

В СМИ часто говорят о том, что «70% экономики Армении принадлежит России». Попробуем определить, какова в действительности доля иностранного бизнеса и в том числе России в экономике Армении? У нас есть данные по владению предприятий по объему добавленной стоимости по субсекторам экономики.

График 2. Структура валовой добавленной стоимости Армении, присутствие иностранного капитала

Как мы видим, в период с 2005 по 2017 год доля иностранного сектора в ВВП Армении только уменьшилась – с 17.7% до 17.0%. В целом соотношение остается довольно стабильным и определяется конъюнктурными колебаниями и погрешностями учета. Но какова же доля России в армянской экономике? Для этого обратимся к статистике инвестиций. Согласно статистике международной инвестиционной позиции Армении, обязательства Армении по прямым инвестициям составляют 5.66 млрд долл. на конец 2019 года, в том числе за исключением долговых инструментов – 3.76 млрд. Чистые запасы прямых иностранных инвестиций составляют чуть более 4 млрд долл., в том числе чуть более 2 млрд. (конкретнее – 51%) – российские. Это, разумеется, грубая оценка, но реально долю России в валовой добавленной стоимости Армении можно оценить в 8.7%. Если же даже исключить государственный сектор, сектор домохозяйств и сектор некоммерческих организаций, обслуживающих домохозяйства, оставив только нефинансовые организации (преимущественно, бизнес-сектор) и финансовые организации (банки, страховые компании и др.), то и тогда доля иностранного владения в экономике составит 29.4% в 2017 году, а доля России – чуть более половины этого числа или 15% добавленной стоимости бизнес-сектора и инфраструктуры. Это поменьше тех 70%, о которых регулярно сообщает пропаганда.

К сожалению, у нас нет аналогичных данных по Азербайджану, есть лишь доля государственного и частного сектора в ВВП. Сравним с динамикой по Армении.

График 3. Динамика государственного и частного сектора в ВВП Армении и Азербайджане

Источник: данные официальной статистики; EBRD Transition Report

В 2019 году доля частного сектора в Азербайджане составила 85% ВВП. В Армении она составила 85.7% в 2017 году (последние данные). Вряд ли мы можем говорить о том, что между Арменией и Азербайджаном в уровне приватизации есть разница или по крайней мере она сколько-либо существенна. Да, Азербайджан отстал в приватизации в 1990-ых гг и в первой половине 2000-ых, но сейчас эта разница нивелирована.

Попробуем понять, какая доля иностранного бизнеса в ВВП Азербайджана. В 2019 году ВВП составил 48 млрд долл., а накопленный объем чистых запасов прямых иностранных инвестиций составляет 32.3 млрд долл. на конец 2019 года. Это составляет 67.3% в отношении к ВВП (аналогичный показатель в Армении составляет 41.4%). Азербайджан не публикует более детальных данных; их нет и в базе данных МВФ. Но учитывая, какую большую долю занимает нефтегазовый сектор и с учетом большого присутствия там иностранных инвесторов, вряд ли можно предполагать, что доля иностранного капитала в азербайджанской экономике меньше. Скорее, она больше – и если в Армении это 17%, то в Азербайджане (судя по большему накопленному объему инвестиций) – порядка 25% добавленной стоимости. Вновь – азербайджанская пропаганда приписывает Армении собственную ситуацию.

 

Краткие выводы

Информация, распространяемая азербайджанскими властями и СМИ в виду своей безальтернативности, воспринимается и простыми азербайджанцами, считающими ее достоверной. Однако в действительности, информация и основные тезисы об экономике Армении, распространяемые в Азербайджане, не выдерживают проверки и чаще всего представляют собой идеологические конструкты, нацеленные на саму Армению, чтобы принудить ее к уступкам под психологическим давлением и чтобы добиться конфликта внутри Армении.

Косвенным подтверждением этому является то, что это удалось в 2008 году, когда армянская оппозиция восприняла азербайджанскую пропаганду и это создало конфликт внутри армянского общества, а прямым - заявление Алиева, что он тоже принял участие в свержении Саргсяна, поскольку политика изоляции и политического давления сыграла свою роль. Конечно, в этом куда большую роль сыграла "Апрельская война", но не стоит сбрасывать со счетов и экономический шантаж. Характерно, что многие тезисы об армянской экономике куда больше относятся к Азербайджану. Например: то, что экономика не развивается, а также то, что в экономике избыточное присутствие внешних игроков.

 

 

Грант Микаелян