Политологи обсудили провал переговоров властей Грузии и оппозиции

Евросоюз сможет вернуть "Грузинскую мечту" и оппозицию за стол переговоров и не отступит от идеи достижения консенсуса между ними, считают опрошенные "Кавказским узлом" политологи. Проект соглашения по выходу из политического кризиса без пункта о проведении досрочных выборов в парламент был обречен на провал, отметил Каха Гоголашвили. Позиции сторон прояснятся к августу - сентябрю, считает Мамука Жгенти.

Как информировал "Кавказский узел", 20 марта грузинская оппозиция начала протестные акции во всех регионах страны с требованием досрочных парламентских выборов и освобождения политзаключенных. 29 марта премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили на встрече с приехавшим в страну представителем президента Евросовета Кристианом Даниэльсоном заверил, что правительство готово пойти на компромисс с оппозицией, чтобы разрешить политический кризис в стране. 31 марта представитель президента Евросоюза Кристиан Даниэльсон  с сожалением констатировал, что ни одна из партий Грузии не подписала соглашение по выходу из кризиса. 1 апреля группа депутатов Европарламента выступила с совместным заявлением, в котором предостерегла власти Грузии от последствий отсутствия компромисса по выходу из политического кризиса, указав на возможность приостановки дальнейших финансовых перечислений.

31 октября 2020 года в Грузии прошел первый тур парламентских выборов, а 21 ноября в 17 мажоритарных округах прошел второй тур. По данным ЦИК, "Грузинская мечта" набрала 48,22% голосов. Она получила 90 мандатов из 150. Оппозиция отказалась участвовать в деятельности парламента в первый же день его работы. Представители грузинской оппозиции неоднократно указывали на расхождение информации НПО в итоговых протоколах голосования с данными ЦИК. Активисты направили в Центризбирком жалобы, но ни одна из них не была удовлетворена. Дисбаланс в итоговых протоколах вызван тем, что в голосовании принимали участие находящиеся в карантине и самоизоляции из-за коронавируса избиратели, пояснили власти Грузии.

Проект договора, представленный для подписания правящей партии "Грузинская мечта - Демократическое движение" и оппозиции, содержал пять пунктов и предусматривал начало работы оппозиционеров в парламенте, их должностей, а также проведение реформ избирательного и судебного законодательства. Одним из пунктов значилась законодательная инициатива об амнистии для всех нарушителей и задержанных на акции протеста 20-21 июня 2019 года. Кроме того, проект договора оговаривал в случае необходимости процедуру снятия иммунитета с депутатов парламента, выборов председателя Центральной избирательной комиссии и формирования избирательных администраций всех уровней, снижения избирательного барьера, начиная со следующих парламентских выборов, и проведения их исключительно по пропорциональной системе. Также предлагалось пересмотреть проект изменений в Избирательный кодекс, учитывая замечания Венецианской комиссии, раскритиковавшей намерение упразднения государственного финансирования для политических партий, бойкотирующих работу парламента, и отмены регистрации партийного списка при участии в кампании иностранцев.

Премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили, слова которого приведены в сообщении пресс-службы правительства Грузии, прокомментировал провал переговоров с оппозицией, отметив, что проект договора Евросоюза не включал пунктов о проведении внеочередных выборов, что, по его словам, является признанием легитимности результатов парламентских выборов осенью 2020 года.

Евросоюз не внес в проект договора по выходу из кризиса два основных пункта, на которых настаивает оппозиция - о проведении внеочередных парламентских выборов и об освобождении людей, которых считает политзаключенными. Без этих пунктов переговоры были обречены на провал, считают опрошенные корреспондентом "Кавказского узла" политологи.

Специфика грузинской политики заключается в том, что в ней нет культуры компромисса, и при противостоянии вопрос решается либо силой, либо так и остается нерешенным, сказал эксперт "Грузинского фонда стратегических и международных исследований" Каха Гоголашвили.

"Отсутствие компромисса - национальная черта Грузии и часть политической культуры. Европейским политикам очень трудно понять, как можно не искать компромисса, когда он - единственный выход. Грузинские же политики прекрасно понимают и ощущают силу именно в том, что не идешь на компромисс. Также они считают, что большую поддержку избирателей они получают при подавлении "принципиальных" политиков", - сказал Гоголашвили "Кавказскому узлу". 

По его словам, Европейский союз выполняет весьма сложную роль медиатора на переговорах между правящей партией и оппозицией, намереваясь достичь компромисса между ними. Однако ЕС допустил ошибку, предварительно не ознакомив оппозиционеров с проектом договора, поскольку не внесены в него два принципиально важных для оппозиции вопроса, без которых соглашения достичь не удается. Несмотря на то, что без обсуждения этих вопросов договоренности не будет, по ним тоже можно достичь компромисс, считает политолог.

"Европейское сообщество не осознало, насколько серьезное положение по позициям обеих сторон, и было удивительно, что эти вопросы не отразили в проекте договора. Самые сложные вопросы нужно обсуждать, а не прятать их", - сказал он.

При таком развитии событий любая третья политическая сила популистского толка может прийти к власти, поскольку страна стоит перед кризисом, в том числе и экономическим, социальное положение настолько ухудшается, что может возникнуть вспышка недовольства населения, и это без учета приближения третьей волны распространения заболевания коронавирусом, полагает Гоголашвили. "Народ все это видит, и рейтинг правящей партии и оппозиции падает все ниже и ниже. Политики решают промежуточные вопросы, а настоящие проблемы отложены в сторону и усугубляются, становятся все более опасными. А народ ждет, когда же об этом начнут говорить", - подчеркнул он.

Представитель "Института европейских ценностей Грузии" Мамука Жгенти возложил ответственность за срыв переговоров на правящую партию, которая настаивает на своих позициях в надежде, что европейское сообщество и оппозиция отступят. Он полагает, что эту тактику "Грузинская мечта" будет использовать до тех пор, пока не осознает, что наступил последний шанс для достижения консенсуса.

Позиции сторон прояснятся к августу - сентябрю, а до этих пор "Грузинская мечта" будет затягивать процесс переговоров, сказал Жгенти "Кавказскому узлу". 

Оба политолога разделяют мнение, что Евросоюз сможет вернуть за стол переговоров обе стороны и не отступит от идеи достижения консенсуса.

Блогер "Кавказского узла" BERG...man Tbilisi  поддерживает позицию "Грузинской мечты", отказавшейся от переговоров с оппозицией. "Нет никакого смысла вести переговоры с людьми, заточенными на майдан, ненависть и свержение власти. Впрочем, понимаю, что "Мечта" обязана прислушиваться к голосу Запада, так как именно он решает во многом вопросы внутренней и внешней политики Грузии, и это данность... Переговоры нужны, как правило, лишь тогда, когда обе стороны этого желают, или когда одна из сторон готова капитулировать. Всё предельно просто. Грузия расколота на две группы людей, имхо, практически ненавидящих друг друга в политическом и идеологическом плане. Одна группа, имхо, явно больше. Другая очень активна и криклива и искренне ненавидит всё, что связано с первой группой, и наоборот. О каком компромиссе речь?" - написал блогер в своем посте "Премьер Грузии больше не хочет тратить время на непродуктивные переговоры".

"Кавказский узел" писал, что ранее представитель оппозиционного "Единого национального движения" Саломе Самадашвили посчитала слова премьер-министра доказательством нежелания правящей партии достичь компромисса с оппозицией. Требование оппозиции о проведении новых выборов в парламент не является капризом, а необходимо для "разрядки политического кризиса", отметил ранее представитель оппозиционной партии "Европейская Грузия" Гиги Церетели.

Новости о выборах 2020 года в Грузии "Кавказский узел" опубликовал на специальной тематической странице "Выборы в Грузии: устоит ли "Мечта"?".

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"