Засекреченный свидетель обвинил Зарифу Саутиеву в организации нападения на силовиков

Один из свидетелей обвинения на процессе по делу лидеров ингушского протеста заявил, что Зарифа Саутиева давала указания участникам акции в Магасе сопротивляться силовикам, сообщил адвокат Джабраил Куриев. По его словам, свидетель при этом неверно описал внешность Саутиевой.

Как писал "Кавказский узел", дело семи лидеров протеста в Ингушетии, которых обвиняют в создании экстремистского сообщества, рассматривается с 24 ноября 2020 года в Ессентукском горсуде. Почти все допрошенные участники судебного процесса, в том числе свидетели обвинения, дали показания в пользу обвиняемых. 16 февраля в суде адвокаты активистов заявили, что многочасовые оглашения материалов лишь затягивают процесс, а переписки в соцсетях, телефонные сообщения и скриншоты видео, которые представляет сторона обвинения, к лидерам акции протеста в Магасе отношения не имеют. 3 марта один из свидетелей обвинения высказался в поддержку обвиняемых, а другому пришлось подтвердить свои прежние показания, которые свидетельствуют о невиновности подсудимых.

На скамье подсудимых – член Ингушского комитета национального единства (ИКНЕ) и Совета тейпов ингушского народа Ахмед Барахоев, председатель ИКНЕ и сопредседатель Всемирного конгресса ингушского народа Муса Мальсагов, член общественной организации "Выбор Ингушетии" Исмаил Нальгиев, бывший замдиректора Мемориального комплекса жертвам репрессий в Ингушетии Зарифа Саутиева, председатель Совета тейпов ингушского народа и член президиума Всемирного конгресса ингушского народа Малсаг Ужахов, глава Совета молодежных организаций Ингушетии Багаудин Хаутиев, председатель движения "Опора России" и член президиума Всемирного конгресса ингушского народа Барах Чемурзиев. Правозащитный центр "Мемориал"* признал всех семерых обвиняемых политзаключенными.

9 марта у здания Ессентукского городского суда было многолюдно. Задолго до начала судебного заседания сюда приехали представители общественности из Карачаево-Черкесской республики, чуть позже прибыли родственники Ахмеда Барахоева, рассказал корреспонденту "Кавказского узла" один из участников группы поддержки Руслан.

По его словам, перед началом заседания почти всем приехавшим родным удалось увидеться с Ахмедом Барахоевым.

По словам адвоката Малсага Ужахова Джабраила Куриева, до обеда на судебном заседании были допрошены два засекреченных потерпевших свидетеля обвинения.

«Допрашивали двух росгвардейцев в режиме видеоконференцсвязи. Один из них, которого допрашивали первым, пытался дать показания на Зарифу Саутиеву. Потерпевший заявил, что эта женщина организовывала мужчин, именно она давала указания, что им делать и как себя вести, и все мужчины послушно выполняли ее указания. Описывая внешность женщины, он сказал, что она была смуглая, нос с ярко выраженной горбинкой, лицо явно кавказской внешности – так описал Зарифу Саутиеву свидетель обвинения», - рассказал адвокат корреспонденту "Кавказского узла".

По мнению Куриева, если бы Зарифа Саутиева сидела в "аквариуме" на первой скамье, а не за спинами других подсудимых, свидетель по-другому бы описал внешность девушки. «К тому же, любой человек, кто хоть немного знаком с ингушским менталитетом, услышав показания этого свидетеля, сразу же поймет, что показания его лживы: никогда ингушская женщина не будет командовать мужчинами, организовывая их на противоправные действия с силовиками, а мужчины не будут беспрекословно выполнять ее приказы», - отметил Куриев.

Адвокат предположил, что предварительно свидетелям давались указания, как и что говорить, но желаемого результата они не имели. Куриев также сообщил, что показания второго потерпевшего "были ни о чем".

По его словам, после обеда рассматривались исследования процессуальных материалов, различных протоколов.

По словам Куриева, защита обратила внимание, что исследуемые протоколы осмотра предметов указывают на то, что они не содержат сведений, имеющих значение для уголовного дела. «Однако сторона обвинения продолжала настаивать , что эти предметы - важные вещественные доказательства. Тогда защита выступила с ходатайством с просьбой истребовать вещдоки стороны обвинения, которые не содержат сведений, имеющих значение для уголовного дела. Гособвинители не возражали против этого ходатайства, полагая, что защите тоже важно осмотреть вещдоки, которые не содержат сведений, которые имели бы какое-то значение для уголовного дела […] Театр абсурда, бессмысленная трата времени – как еще можно охарактеризовать утверждение гособвинения о важности вещдоков, которые не содержат никаких сведений, имеющих хоть какое-то значение для данного уголовного дела», - возмутился адвокат.

Барах Чемурзиев написал письмо «Очередное фиаско Следственного комитета и Генпрокуратуры по СКФО. Записки из СИЗО», которое опубликовала "Фортанга" 8 марта.

"25-е судебное заседание по уголовному делу против руководителей ингушских общественных организаций, прошедшее 3 марта, не предвещало никаких сюрпризов сторонам. Однако допрос в судебном заседании (свидетеля обвинения), некоторые его ответы на вопросы прокурора и адвокатов стали полной неожиданностью для государственного обвинителя и, напротив, нежданным «подарком» для стороны защиты», - говорится в письме.

По словам Чемурзиева, показания этого свидетеля, данные им на предварительном следствии, "были одним из доказательств якобы вины подсудимых, и прокуратура очень рассчитывала на него". Но свидетель выступил на стороне защиты, он "не только не подтвердил данные ранее показания, но сделал ряд очень важных заявлений, которые существенно усиливают доводы защиты". В частности, по словам свидетеля, "в самом начале протестных акций" у него произошел конфликт с Барахом Чемурзиевым, Малсагом Ужаховым, Ахмедом Барахоевым и Мусой Мальсаговым.

"Справедливости ради надо отметить, что у [свидетеля] хватило смелости и мужества сказать правду. Кроме того, [он] не стал отказываться от того очевидного факта, что он дал показания против подсудимых, однако опять сделал очень важное для линии защиты заявление, что сделал это, испытывая неприязнь к Чемурзиеву, Ужахову и другим членам оргкомитета", - отметил Барах Чемурзиев.

Заслуженный юрист Российской Федерации, советник главы Республики Ингушетия Исса Костоев сказал корреспонденту "Кавказского узла", что для него, как юриста, ясно, что квалификация деяния людей, которые сейчас находятся на скамье, неправильная.

«Обвинять подсудимых в организации экстремистской организации – это уж совсем через край. Лично я верю, что свидетели обвинения, в том числе и силовики, дали показания в пользу защиты. Но я бы не стал торопиться и делать какие-либо прогнозы. Допрошено чуть больше сорока свидетелей обвинения, только треть заявленных. До переломного момента в этом судебном процессе еще далеко », - считает Костоев.

По словам адвоката Фатимы Урусовой, как правило, редко от кого из подсудимых родственники во время коротких свиданий слышали жалобы на самочувствие или на условия содержания. «Все нормально, все хорошо, не переживайте» - вот что наши подзащитные говорят своим родственникам», - рассказала она корреспонденту "Кавказского узла".

По ее словам, родные Ахмеда Барахоева и Малсага Ужахова знают, какие им нужны лекарственные препараты, знают, когда нужно привезти новую партию лекарств. «Родные подзащитных стараются беречь их и не сообщают плохих новости, если что-то дома случается. А те, в свою очередь, лишний раз не говорят о внезапном ухудшении здоровья. Берегут друг друга», - рассказала Урусова. 

Информация о задержаниях активистов собрана в хронике "Протесты в Ингушетии: хроника передела границы с Чечней", размещенной на "Кавказском узле". Новости о преследовании активистов в регионах юга России и Южного Кавказа "Кавказский узел" публикует на тематической странице "Преследование активистов".

* – организация по решению Минюста РФ внесена в список иноагентов.

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"