С начала войны мой Степанакерт бомбят каждый день

Знаю, что многие меня читают и беспокоятся. Не только обо мне, но и о том, что происходит сейчас в Нагорном Карабахе.

Я - здесь, около Степанакерта. Вчера видел как бомбили мой город. С начала войны каждый день его бомбят., что уже привело к страшным разрушениям. Зачем бомбить мирный город? Это варварство, геноцид карабахского народа - именно людей, которые здесь живут. Обстреливают с беспилотников, тяжелыми ракетами с приграничных районов. Вчера стреляли и по Шуше, и по окрестным сёлам - там много погибших.

Понятно, что когда стреляют с воздуха, с земли, с беспилотников - и все это координируется - потерь много. Методично обстреливают, чтобы уничтожить население Нагорного Карабаха. В Степанакерте есть воронки, в которых можно целое здание похоронить. Стреляют страшным оружием - двухступенчатыми ракетами. Используют и кассетные бомбы: снаряд разрывается в воздухе на десятки мелких шариков. Они запрещены международными конвенциями, а на нас их скидывают в 2020-м году. Это международный терроризм под государственной защитой Азербайджана и Турции.

Разрушенный дом в Степанакерте. Фото: David Ghahramanyan/NKR InfoCenter/PAN Photo/Handout via REUTERS

Большинство женщин и детей из Степанакерта, конечно, вывезли: для мирного населения непрекращающиеся обстрелы и сирены - это стресс. Позже в течение жизни это может привести к проблемам со здоровьем. Но есть и женщины, которые отказываются уезжать - их нельзя переубедить или заставить. Люди друг другу помогают - припасами, одеждой. В Степанакерте есть проблемы с продовольствием: когда разбомбили электросети, печь хлеб стало нечем - света, электроэнергии нет. Но война нас научила, что в любой момент можем остаться без света, еды.

Сейчас они хотят приблизиться к Степанакерту, поставить свои пушки поближе и снова продолжать свои обстрелы. Но приблизиться к городу им будет очень трудно, потому что народ как всегда встал на свою защиту. Хоть кто против нас, - талибы, моджахеды, Турция, Азербайджан. На передовой ребята сообщают, что среди убитых с той стороны - много лезгин. Будем держаться здесь, сколько бы нас ни было. Мы здесь на своей земле. Небольшая помощь у нас тоже есть - добровольцы не только из России, но и из Белоруссии пару людей видел. Если не закрытые границы, могло быть больше.