Элита, масса и власть Пашиняна. Удержится ли Пашинян?

Пашинян пытается удержаться у власти

После капитуляции Армении и Арцаха, подписанной Пашиняном 9 ноября 2020 года, у многих внешних наблюдателей возник вопрос – каково отношение армянского народа к этому? Этот вопрос не праздный. Согласно опросам, проведенным незадолго до войны, подавляющее большинство жителей Армении и Арцаха, считают частью своей Родины все территории Арцаха, причем ситуация не изменилась с периода правления Сержа Саргсяна (см. опрос, проведенный нами в 2017 году). Поэтому никто не удивился, когда ночью на 10 ноября были разгромлены здания правительства, парламента, временно захвачены офис президента и здание резиденции премьера.


Тогда многим показалось, что дни Пашиняна во власти сочтены. Однако прошло уже почти две недели, а Пашинян все еще сохраняет премьерское кресло и уже делает все более активные попытки переиграть ситуацию. Он выдвинул 15 пунктов программы преимущественно социального свойства, которые должны в некотором роде «подкупить» граждан и дать ему необходимый люфт для сохранения власти на ближайшее время, чтобы впоследствии переиграть ситуацию полностью. В частности, он требует 6 месяцев на стабилизацию ситуации и в это время будет купировать ситуацию с коронавирусом (видимо, свой прошлый опыт считает успешным), будет восстанавливать инфраструктуру, возвращать беженцев, реформировать вооруженные силы, восстанавливать экономическую активность и даже решать демографические проблемы.

В конце он отметил: «Главнейшая цель вышеуказанного - обеспечить демократическую стабильность в Армении и создать гарантии того, чтобы ничто не угрожало формированию властей в Армении посредством свободного волеизъявления народа». Если отбросить формулировки, то очевидно, что важнейшей целью для Пашиняна является сохранение власти. Но удивляет ли это кого-либо? Вряд ли. Этот человек уже неоднократно показывал, что именно власть является для него первоочередной целью, более того она является его единственной целью.


Коллаж от Medialab. На картинке – народ требует отставки Пашиняна, а он отправляет в отставку министров.

То, что он будет пытаться сохраниться у власти всеми средствами, было очевидно с самого начала. И то, что он будет готов пойти на насилие ради сохранения власти, тоже было понятно еще давно. Поэтому, когда он призвал своих сторонников – военнослужащих с передовой линии (где большинство в действительности против него) прийти в Ереван и расправиться «со скулящими под стенами» оппонентами, это многих разозлило, но мало кого удивило.

То, что активных сторонников у него почти нет, тоже не должно удивлять. Еще с весны 2019 года Пашинян не смог организовать ни одну акцию с числом участников более 1500, даже несмотря на админресурс. К примеру, 20 мая 2019 года на акцию по блокировке судов пришло 1100 человек. На акцию поддержки Пашиняна, организованную 18 ноября пришло порядка 500 человек, в том числе людей в форме. Они говорили, что во всем поддерживают Пашиняна, что во всем виноваты прежние власти, что Шуши никому не нужен, в общем повторяли его пропаганду, собственно, для чего и были организованы. Причем, оказалось, что среди «бойцов» там были дезертиры. И даже туда он пришел в плотном кольце охраны.

На акции протеста, проходившей на другой площади в то же самое время, число участников было на порядок больше, что показывает соотношение уровня общественной мобилизации в пользу и против власти.


Однако стоит в то же время учитывать, что число участников по такому поводу невелико. Существует ряд вопросов в связи с этим. С одной стороны, не все согласны с тем, что виновен именно Пашинян, а акции протеста проходят с требованием отставки именно его. С другой стороны, в стране сохраняется военное положение и Пашинян активно использует это как повод для массовых арестов, а также выборочного наказания неугодных.

Но в действительности, вопрос в том, что народ дезорганизован, дезориентирован и просто не понимает, что происходит. Причиной тому является та машина ненависти и лжи, которую Пашинян создал за последние два с половиной года, это фейки в социальных сетях, анонимные YouTube-каналы и телеграм-каналы, распространяющие искаженную и неадекватную информацию. Эта машина сразу атакует любого, кто высказался против Пашиняна, а также системно уничтожает авторитет оппозиции, церкви, а также разных других общественных институтов. Нередко машина включается против России, но иногда она работает и в пользу России, как в последнее время. Наконец, эта машина пропаганды, постоянно прославляет Пашиняна, представляя его как победителя Алиева в разных, совершенно несуразных ситуациях. Эффективная работа этой машины является причиной тому, что в Армении большинство до сих пор не понимает, что произошло.

 

Что думает народ?

Каково же реальное общественное мнение на данный момент относительно отставки Пашиняна? Довольно-таки массовый опрос был проведен неделю назад в телеграм-канале «Баграмян-26». В опросе приняло участие 76 тысяч человек, из которых 36% поддержали сохранение Пашиняна у власти до конца срока, а 64% высказались за его отставку. В том числе 19% высказались за его отставку после стабилизации ситуации в стране через 6 месяцев, а еще 45% - немедленно. Из этих 45% 15% высказались за немедленную и безусловную отставку Пашиняна, а еще 30% - за отставку при гарантии невозвращения прошлых властей. Стоит учитывать, что «Баграмян-26» поддерживает Пашиняна, так что выборка могла быть смещена в его пользу.

Есть уже и соцопросы на эту тему. Выборка их невелика, но и погрешность терпимая. Это опросы MPG / Gallup Int., последний из которых был проведен 18 ноября (полевые работы). Итак, ситуация выглядит следующим образом.

 

30 октября

13 ноября

18 ноября

Пашинян должен уйти в отставку

14.2%

35.2%

42.1%

Пашинян не должен уйти в отставку

73.1%

48.1%

44.3%

Затруднились ответить

12.7%

16.7%

13.6%

 

На момент опроса относительное большинство все еще против отставки Пашиняна, но оно тает на глазах и, скорее всего уже превратилось в относительное меньшинство. При этом, оно еще достаточно большое, и превышает 40%. Рейтинг Пашиняна, скорее всего, близок к этому значению или несколько ниже его (сторонников изменения статус-кво всегда меньше, чем противников статус-кво).

В действительности, учитывая ту машину ненависти и лжи, которую создал Пашинян и политическая платформа, поддерживающая его, можно заключить о несущественности общественного мнения в принципе, поскольку оно в очень высокой степени манипулируемо. В высокой, но не полностью.

 

Социальный контракт Пашиняна с народом

В качестве теоретического отступления, рассмотрим взаимоотношения лидера с массой по работе Элиаса Канетти «Масса и власть». В ней он приводит метафору дирижера, олицетворяющего лидера: Дирижер считает себя слугой музыки; он стоит, что отражает его власть; он стоит в одиночестве и на возвышении, всегда находится на виду; он всеведущ и вездесущ, живое воплощение закона и морального мира, управляет происходящим. Соблюдая этот ритуал, дирижер обретает «магию» лидерства, которую сохраняет на протяжении всего представления.

Свойства массы Канетти определяет следующим образом: Масса всегда стремится расти вплоть до бесконечности (или охвата всего населения) и любит плотность; ей чужды промежутки. Внутри массы господствует равенство, а массовое состояние – это состояние абсолютного равенства, что является фундаментальной характеристикой. Масса требует направления.

Несмотря на апелляцию Пашиняна к народовластию, его власть совершенно не была демократической. Почти весь 2020 год страна прожила то в чрезвычайном, то в военном положении с комендатурой, созданной без каких-либо к тому оснований. Военное положение и ограничения, связанные с ним, власть не хочет отменять. В итоге вчера Конституционный суд самостоятельно приостановил положения относительно ограничений свободы слова. Стоит отметить, что под разговоры о демократизации, в Армении принимались законы, ограничивающие свободу слова и свободу деятельности средств массовой информации, вводилась прослушка и т.д. См. также: «Железный удар» Пашиняна по «людям в черном»: опасные тенденции в отношении политических свобод в Армении (7 июня 2019), Пандемия, внутриполитическая борьба и авторитарные тенденции в Армении (3 июля 2020). Также, по потенциальным фактам цензуры Tor поместил Армению на второе место в мире за весь период с мая 2018 по настоящий момент, тогда как до революции этих фактов было на порядок меньше. Как бы там ни было, авторитарный задел Пашинян сделал еще в самом начале, заявив в мае 2018 года, что «если меня не утвердят премьером, Армению ждет политическое цунами». По сути, «народовластие» по Пашиняну – это авторитаризм, реализуемый властью от имени и во имя народной массы, но в то же время сохраняющий определенные формы народного волеизъявления в виде неинституциональных инструментов (таких как прямые эфиры на Facebook, комментирование в социальных сетях и так далее).

В книге «Бегство от свободы. Человек для себя», Эрих Фромм описывает механизм подчинения индивида авторитаризму, состоящий в тенденции отказаться от независимости своей личности, слить свое Я с кем-нибудь или с чем-нибудь внешним, таким образом обретая силы, недостающую самому индивиду. Фромм обращается к мазохистским тенденциям, основывающимся на чувстве собственной неполноценности, беспомощности, а также к садистским тенденциям, заключающимся в стремлении подчинить других людей себе и эксплуатировать их.

В данном случае, подчинение массы Пашиняну базировалось на ее страхе и ненависти к элитам, извлекавшим ресурсы несправедливо, игнорируя объективные интересы большинства, а также стремлении путем объединения подавить, победить, а то и физически уничтожить элиты.

Здесь нам надо вкратце обратиться к характеру социального контракта Пашиняна со своими сторонниками. Естественно, говоря об этом социальном контракте, мы говорим о «предложении». Но надо сказать, что на это предложение был весьма массовый спрос. Этот социальный контракт заключался в следующем: Пашинян обращается к массам напрямую, минуя элиты. Есть лидер и народ, лидер ассоциирован с народом и неотделим от него. Лидер олицетворяет волю народа к власти, противостоит элите от имени народа, и по сути является выдвиженцем из народа на вершине власти. Посредством лидера, народ реализует свою власть, при этом лидер является авторитарным и решительным в своих действиях по защите интересов народа. Основным содержанием внутренней политики является месть элитам и постепенная переориентация от традиционных к либеральным ценностям, а основным содержанием внешней политики является многовекторность и суверенность (понимаемая в первую очередь как суверенность от России). Следствием всех этих действий должен быть рост благосостояния населения, улучшение его жизненных условий.

Это довольно типичная картина популистского социального контракта, и эксплицитным примером ее выражения является статья «Консенсус-95%» на сайте газеты Пашиняна «Айкакан жаманак» (перевод), в авторстве которой подозревают самого Пашиняна. Также можно рассмотреть его объяснение причин недовольства властью, где он вновь в число недовольных включил лишь различные категории элиты.

Разумеется, картина, которую Пашинян пытается создать у своих избирателей, ложная. Пашинян уже показал, во что ставит народ, когда буквально довел страну до демографической катастрофы в этом году, либо когда принимал новый налоговый кодекс, выравнивающий налоговую ставку, что приведет к росту неравенства, да и во многих других обстоятельствах, банально обманывая своих избирателей. Но после капитуляции сохранять этот образ не удастся.

 

Останется ли Пашинян у власти?

Первым потребовавшим отставки Пашиняна во время второй Карабахской войны был Давид Шахназарян, еще 3 октября сославшийся на виновность нынешней власти в том, что Азербайджан начал войну, а также ее неспособность противостоять угрозам. 27 октября Вазген Манукян призвал политическое руководство уйти в отставку и передать власть военным. 9 ноября, еще до подписания капитуляции, 17 оппозиционных партий потребовали от Пашиняна уйти в отставку и дать дорогу тем, кто сможет спасти ситуацию.

После подписания капитуляции, число тех, кто требовали отставки Пашиняна, резко возросло. Эти требования расширялись и включали в себя уже почти всех людей, являющихся публичными спикерами в той или иной сфере. Сложилась интересная ситуация. Если в 2018 году, путем мобилизации политических технологий, после недели протестов с небольшим числом участников, Пашиняну удалось мобилизовать массу, и благодаря ей добиться отставки власти, то сейчас мобилизована напротив элита. Элита никогда не поддерживала Пашиняна за исключением отдельных эксцессов, когда например Микаел Погосян призвал в своем июньском открытом письме расправиться с 4% несогласных вполне в духе 1937 года или Армении Пашиняна.

Таким образом, в конце апреле-начале мая 2018 года мы имели дело с массовым протестом, а сейчас – с элитным протестом. По определению элитный протест не может быть массовым, и не сможет, если эту массу не привлечет. Возникает вопрос – почему массу не привлекают к протесту?

Как минимум на 18 октября ресурсы таковы: 42% поддерживали отставку Пашиняна и ежедневно эта цифра растет на 1% или более. Этого вполне достаточно для массового движения, готовность присоединиться к которому уже выразили 36% опрошенных. Но массовое движение не может возникнуть без соответствующей политики. В частности, необходимы технологии мобилизации; и если Пашинян и его команда использовали более трети всех инструментов, представленных в сборнике Шарпа, то сейчас не используется почти ничего из этого. Если в 2018 году массе предлагался лидер, то сейчас лидера нет. Оппозиция до сих пор не решила, кто будет лидером, и, пожалуй, даже не может этого сделать в принципе, поскольку два с половиной года машина ненависти и лжи уничтожала авторитет любого, кто критиковал власть. Также, оппозиция выглядит либо не скоординированной, либо не имеющей желания сменять Пашиняна. Многие считают, что оппозиция активизируется начиная с декабря, когда Пашинян уже реализует план капитуляции, подписанный 9 ноября. Если это так, то оппозиция хочет, чтобы Пашинян сделал «грязную работу», а потом избавиться от полностью дискредитированного Пашиняна. Это нельзя полностью исключать, хотя выглядит это абсолютно безответственно.

Существует ряд ограничений для смены власти. Во-первых, ограничения законодательного характера. Нынешняя Конституция, принятая в нарушение процедуры в 2015 году, наделяет премьера сверхполномочиями, и только парламент, назначенный им же, может отставить его от власти. Это означает, что законных методов для смены власти, если она не хочет уходить, нет. Во-вторых, Пашинян использует разные нелегальные инструменты для снижения числа участников. Например, арцахским беженцам запрещают покидать места размещения под угрозой лишения социальных гарантий. Также, регулярно закрывают въезд в город со стороны основных шоссе, чтобы предотвратить приток граждан из провинции в столицу для участия в акциях протеста. В-третьих, власть применяет жестокость, нарушает закон и в последние дни подключила к подавлению протеста нерегулярные единицы, одетые в непонятную форму в нарушение закона (по сообщениям прессы, вооружена охрана лояльных к власти олигархов, но доказательств этого не представлено). Ниже – сегодняшнее фото.


Тем не менее, остается вопрос, может ли остаться Пашинян у власти после всего, что произошло? Думаю, не сможет. Дело в том, что исходя из природы нынешнего политического кризиса, против Пашиняна выступила элита, что приводит к развалу власти и государственных институтов. См. также: Дестабилизация и деинституционализация государства в Армении (2018-2020). Государственные институты сейчас крайне ослаблены; Пашинян с трудом находит даже кандидатов на роль министра, и в основном кадровый резерв для этого – его собственные советники, а также люди, отсутствовавшие из Армении на протяжении длительного периода.

Суды отказались «штамповать» незаконные приговоры, служба национальной безопасности и полиция с трудом выполняют приказы Пашиняна и с куда большей готовностью выполняют лишь охранные функции. Собственно, из-за этого и стали появляться нерегуляры, защищающие Пашиняна насильственными методами, в прямое нарушение закона.

Массовость протеста может колебаться, но полностью на «нет» он не сойдет, так как в глазах значительной (и растущей) части общества Пашинян абсолютно нелегитимен. Кроме того, разгонять элитный протест затруднительно, поскольку слишком многие задержанные имеют собственную широкую аудиторию, и такое насилие может мотивировать массу на участие, а не запугать ее. Вместе с тем, способность государственных институтов репрессировать всех противников Пашиняна остается спорной и может даже снижаться, так что в какой-то момент даже элитного протеста по массовости будет достаточно для обвала ослабшей власти. И чем дольше и интенсивнее она будет сопротивляться, чем меньше законных средств оставит своим противникам, тем хуже будут последствия для самой нынешней власти. Это тоже одна из причин бегства чиновников и политиков из власти.

Таким образом, вероятность сохранения Пашиняна у власти выглядит не очень большой, хотя и существует. Ему удастся сохранять власть до тех пор, пока протест не станет массовым, ради чего и работает машина пропаганды. Но ее эффективность уже снижается, а самая большая проблема Пашиняна в том, что он не сможет выйти из сложившейся ситуации, а значит, не сможет исчерпать причины для протеста: экономические проблемы преодолеть не удастся, компенсировать поражение в войне тоже не удастся, а информация о числе погибших, о территориальных потерях, и о вине Пашиняна во всем этом, будет лишь продолжать просачиваться.

 

Грант Микаелян