Дроны на службе Азербайджана. Противостояние армий и технологий

В последнее время некоторые нейтральные военные эксперты и журналисты критикуют армянское военно-политическое руководство, указывая, что они не учли характер новой войны, где активно применяются беспилотные летательные аппараты (БПЛА). Указывается, что дроны активно применяются на Ближнем Востоке, а Армения за этими тенденциями не следила. Выходит так, что Армения имеет армию ХХ века, а Азербайджан – ХХI века, где очевидным образом Азербайджан оказывается сильнее, особенно учитывая количественный перевес.

В некотором роде эти определения верны. В частности, Армения действительно сильно запоздала с работой по противодействию БПЛА, и тем самым отстала в технологическом развитии и, как следствие, оказалась под ударом с воздуха. Таким образом, армянская армия не может эффективно скрывать свои позиции, окапывать технику и так далее. Если посмотреть внимательно, то почти все видео с кадрами уничтожения армянской техники, распространяемые Азербайджаном – сняты сверху, тогда как армянские кадры с уничтожением азербайджанской техники сняты с земли, обычными камерами.

Это показывает, кто и чем воюет. И в новизне оружия у Азербайджана очевидный перевес. Это не означает, что новых образцов нет у армянской армии. У армянской армии тоже есть кое-какие дроны, есть современные средства ракетной и обычной артиллерии и так далее. Многое из этого даже не применялось. Поэтому картина 20 век против 21 сильно упрощена. Кроме того, если уж совсем точно, то конец 20 века («оружие 80-ых») против начала 21 века, что звучит уже не так

В то же время, БПЛА – очень важное открытие в военном деле, полностью меняющее философию войны. Вплоть до XV века основным оружием был меч, пика, в лучшем случае всадник и лук. За исключением лучников, бывших отдельным родом войск, тем не менее, все остальные бойцы бились в прямой рубке, в близком контакте, тогда как после открытия огнестрельного оружия вдруг те, у кого этих технологий не было, стали крайне уязвимыми, что в итоге открыло дорогу к появлению гигантских империй, использовавших порох для расширения, а позже и к колониализму. Хрестоматийна история с британцами и тибетскими монахами, которым не помогли ни молитвы, ни все военное мастерство.

Но сейчас по меньшей мере «калаш» есть у всех, а дальше уже артиллерия, пулемет, гранаты, минометы, транспорт – тоже норма даже для нерегуляров. Авиация есть уже только у государств, но в любом случае герилья может иметь средства чтобы ее сбивать. Как следствие, возникают такие ситуации как Вьетнам для США, Афганистан для СССР и т.д. Сейчас вновь происходит серьезнейший прорыв: появляются вооруженные средства, где человек, рискующий жизнью вообще отсутствует. Они де-факто обходят ПВО (и, как мы видим, становятся эффективным инструментом ее подавления) и могут быть в очень больших количествах. На данный момент это в основном БПЛА, но в конечном счете беспилотной станет и бронетехника, а дальше кто знает – может и артиллерия. Мы только в начале этой трансформации – поэтому и технологии БПЛА лишь еще развиваются (и очень активно), и «противодействия» им еще нет. Так всегда бывает, когда появляется новый вид вооружения: меч уже есть, а щита еще нет.

И это очень большая проблема для армянской стороны на сегодняшний момент, поэтому надо вернуться к началу. Действительно, даже если не изучать тенденции войны Ближнего Востока, то все равно было известно, что БПЛА у Азербайджана есть и сдерживать их придется. Первые БПЛА на вооружении у Азербайджана, если мне не изменяет память, появились с 2011 года, то есть у армянского руководства было 9 лет (!) для решения этой проблемы. Более того, уже в 2016 году стало окончательно понятно, что БПЛА представляют для армянской и карабахской армии серьезную угрозу.

Но даже тогда не сделали достаточных выводов. Да, началось развитие собственных технологий. Однако эти технологии пока еще сильно отстают от турецких и израильских. Кроме того, Армения закупила несколько машин радиоэлектронной борьбы, но, судя по всему, против «Байрактаров» они не очень эффективны, да и не только против них.

Прямой ущерб от БПЛА велик: почти все погибшие бойцы и почти вся техника пострадали либо от БПЛА, либо от барражирующих боеприпасов. Но это компенсируется точной работой артиллерии, более сопутствующим армянской армии рельефом, к тому же БПЛА все же сбиваются с достаточно большой интенсивностью.

У армянских бойцов очень высокая мотивация и боевой дух. Азербайджанские бойцы в последнее время более высоко мотивированы, чем раньше, но их мотивация все же сильно уступает; они не защищают собственный дом. В то же время, следует учитывать, что, будучи инициатором боевых действий, Азербайджан выбирает, где и как наносить удар. Поэтому часто против армянских призывников действуют азербайджанские опытные части, как, собственно, и в 2016 году. Но это также означает, что помимо отрядов спецназа, азербайджанские резервы в целом – менее опытные, в них большее число резервистов. Привлечение сирийских боевиков кроме некоторого смягчения эффекта потерь для Азербайджана (пушечное мясо) ничего конкретного Азербайджану не дает на поле боя. В условиях рельефа Малого Кавказа и активного использования артиллерии, они не очень эффективны.

Как следствие, Азербайджан не смог капитализировать свое превосходство в технологиях на поле боя. Предполагаемое столкновение армий 20 и 21 века идет с переменным успехом. К тому же, это серьезный мотив для армянской армии к модернизации в будущем, а также к активизации ряда работ прямо сейчас.