Молдавский-румынский, азербайджанский-турецкий

Новый президент Молдовы, приятная во всех отношениях Санду изменила в государственном сайте о стране название официального языка. Был молдавским, стал румынским. Название языка, также как самоназвание нации, для молдаван старая больная тема самоидентификации. Их внутреннее дело - как называть себя и язык на котором они говорят. В России из этого раздуют ток-шоу на полгода, ведь в политической части российского общества стоит задача не допустить объединения Молдовы с НАТОвской Румынией. Название языка - считают в России, это шаг в этом направлении. Но  это внутреннее дело Молдовы и никто со стороны не должен в него вмешиваться, тем более со злым умыслом.

В России [...] ради сохранения национальных языков

Аналогичная, свойственная разделенным народам проблема есть у нас. На каком языке я говорю - азербайджанском или турецком? И, соответственно, как правильно называть нацию азербайджанцев?  Последнее слово в обсуждениях должно принадлежать специалистам-ученым, а не политикам, которые всегда принимают решения, исходящие из политических интересов. Когда-то президент Г.Алиев настоял на том, чтобы язык назывался азербайджанским. Потом предложил формулу "один народ - два государства". Мы знаем политические задачи стоящие перед Азербайджаном в эти разные периоды, отсюда понятна причина двух разных, по конечному смыслу, решений экс-президента.

Пусть определяют специалисты. Я же хочу лишь сказать, что важным критерием в этом должна быть, по моему дилетантскому мнению, степень взаимного понимания языка, на котором говорят родственные народы.  Турки в общем понимают речь азербайджанцев (можно и так сказать: анатолийские турки в целом понимают азербайджанских турок), но могут быть предложения в нашей речи, которые турок не поймет и переспросит, если в нем много неизвестных ему слов. Все-таки язык стамбульцев не совсем азербайджанский, также как мой язык трудно однозначно считать турецким. А турки живущие на другой стороне от границы с Нахчываном говорят точно так, как азербайджанцы.

Азербайджанцы лучше понимают турок и это потому, что мы смотрим без перевода турецкие фильмы, поэтому знаем слова которых нет в нашем языке. Тем не менее, иногда  я могу не понять услышанное на турецком телевидении. Не всю речь, а одно-два предложений.

Туркменов азербайджанцы понимают намного  лучше, процентов на 90%. В Швеции наш автобус вел иракский туркмен, он говорил на языке бакинских азербайджанцев, практически таком же. 

Язык иранских азербайджанцев засорен фарсидскими словами. В меньшей степени "северные" азербайджанцы используют русские слова. Если говорит тегеранский  азербайджанец, и особенно если он священнослужитель, то количество фарсидских слов так велико, что понять становится почти невозможным. А простые жители Тебриза, Ардебиля и пр. говорят на языке который отличается от моего родного только интонацией, мягкостью и плавностью произношения. Они никогда не говорят быстро. Азербайджанцы по разные стороны реки Араз говорят на одном языке, в этом у меня нет сомнений. 

Остается открытым мой вопрос: на каком языке говорит большинство населения в Азербайджанской Республике? Вопрос сугубо научный, политического подтекста нет, как бы этого кому-то не хотелось. 

Проблема  не сугубо азербайджанская. Есть разные армянские языки. Иногда ереванцы не понимают гарабахцев. В Грузии, в зависимости от районов, практикуются разные грузинские наречия. Тбилисец не всегда поймет сказанного жителем далекой горной провинции.  А русские по всей огромной стране говорят на одном языке, различающимся только произношением. 

Язык - показатель единства народа, или только один, не главный элемент национальной самоидентификации?