Глобальная западня для Азербайджана в Гарабаге - мнение депутата

В предыдущем посте я начал обсуждение актуальной для Азербайджана темы:  что мы получили в результате подписания капитулянтского для Армении Заявления от 10 ноября 2020 года?  Не все столь радостно - считают читатели оставившие мнения под этим постом

10 ноября: День победы можно перенести

Есть другие мнения.  Я просил члена комитета международных отношений и межпарламентских связей Милли Меджлиса, сопредседателя комитета межпарламентского сотрудничества ЕС-Азербайджан Джаваншира Фейзиева написать для блога "Ветер с Апшерона" свое понимание события 10 ноября.  Публикую полученное от депутата письмо.

Освобождение Лачина, 30 ноября, стало историческим событием, поскольку поставило точку в деле выполнения четырех резолюций Совета Безопасности ООН по выводу армянских вооруженных сил из Азербайджана. Завершилось одно из сложнейших этнополитических противостояний современного мира.

Любые конфликты, вспыхивающие в разных частях мира, на самом деле являются многоуровневыми, а не двусторонними, как это кажется на первый взгляд. Начало нагорно-карабахского конфликта совпало с уникальным глобальным политическим событием - распадом СССР. В то историческое время интересы мировых центров силы заключались отнюдь не в поддержке быстрейшего присоединения только что зародившихся новоиспеченных республик к глобальной мировой политике. Такое глобальное событие прежде всего, рассматривалась ими как новая удачная возможность открыть новые пути для своего экспансионизма на руинах СССР и немедленно ввести в сферу своего влияния новообразованные государства, которые не успели еще определиться с собственным путем независимого политического и экономического развития. Затем же направлять региональные процессы по своему усмотрению.

При этом претензии Армении к соседским землям предоставляли уникальную возможность глобальным центрам силы с особой легкостью разжечь затяжной конфликт в регионе Южного Кавказа. Тактически более привлекательным казался захват страны с наибольшим потенциалом в регионе, коим являлся Азербайджан. При этом именно Армения со своими претензиями была наиболее подходящим и удобным средством-инструментом для достижения этой цели. Со стратегической точки зрения, усиление на Южном Кавказе для глобальных силовых центров означало получение наиболее благоприятной точки опоры для контроля, а в случае необходимости, и для давления на региональные державы по всей Евразии.

Согласно сценарию, неполные успехи Армении в своих незаконных стремлениях оккупировать и усилия Азербайджана по восстановлению своей территориальной целостности должны были поставить обе страны в долгую и глубокую зависимость от глобальных центров силы, в лице США, Франции и России. Франция означала и представляла всю Европу. Таким образом, по сценарию realpolitik, обе эти страны рассматривались в качестве жертв. В этом заключалась суть глобальной политической игры на Южном Кавказе, запущенной в первые годы нашей независимости. В целях достижения и закрепления задуманной конфигурации, военное решение конфликта было исключено путем подписания нескольких документов между сторонами конфликта, а перспективы его мирного разрешения были поставлены в зависимость от международных центров силы в лице Минской группы ОБСЕ. Таким образом,  карабахский конфликт был намеренно «заморожен» на долгое время, тем самым крепко связывая руки и ноги обеим жертвам противостояния.

Армения надеялась достичь официального признания своих «военных успехов» и завершить тем самым конфликт победой, не подозревая собственной роли жертвы в этой игре. Осознающий настоящую суть происходящего Азербайджан, напротив упорно и настойчиво выискивал пути выхода из сложившейся вокруг него заложнической ситуации вследствие армянских провокаций. Что же касается глобальных политических игроков, то они были убеждены, что статус-кво, установившийся в 1994 году, еще долго будет сохраняться под контролем Минской группы ОБСЕ. Словом, не ждали, что кто-то из мировых держав нарушит правила игры, поскольку созданная ситуация полностью удовлетворяла интересы всех. В целом же на такой исход указывает многовековая история конфликтов на Ближнем Востоке, в Африке и Азии.

Однако «пазлы не сложились» на Южном Кавказе. Вопреки ожиданиям крупных держав правила игры были нарушены, причем не кем-то из них самих, как это иногда случалось при других конфликтах, а именно самой жертвой – Азербайджаном.

Депутат Фейзиев отметил результаты, которых добился Азербайджан, сделав решительный шаг против крупной игры крупных держав мира сего.

Во-первых, Азербайджан добился решения главной для себя задачи, заключающейся в освобождении собственных территорий. Страна обеспечила свою территориальную целостность.

Во-вторых, Азербайджан обеспечил возможность возвращения на родину вынужденно перемешенных граждан.

В-третьих, авторы глобальной игры столкнулись с неожиданной для них новой ситуацией - Турция, которую не хотели впустить в регион, превратилась в важного участника политической и экономической жизни Южного Кавказа, как важнейшая региональная держава.

В-четверых, Азербайджан устранил гибридное вмешательство нерегиональных сил на Южном Кавказе, заложив основу мира и стабильности в регионе в целом.

Наконец, АЗЕРБАЙДЖАН, которому была уготована роль жертвы в начале данного конфликта, спустя 30 лет покинул коварную политическую игру великих держав как ПОБЕДИТЕЛЬ. Разрублен Гордиев узел политических хитросплетений вокруг Южного Кавказа, Карабахскому конфликту поставлен конец.

СЛАВА АЗЕРБАЙДЖАНУ!, - этим слоганом депутат Фейзиев завершил письмо, которое я разместил для внимания читателей почти без сокращений. 

Джаваншир Фейзиев делится конспирологическим пониманием сути карабахского конфликта, начиная его с распада СССР. При желании можно уйти далее вглубь столетия и даже веков, как любят размышлять армяне. А можно упростить проблему сказав, что в 1989-1994 годах армяне, оценив ситуацию на то время, выражавшуюся в отсутствии сильного СССР и разброда в Азербайджане, решили просто отхватить часть чужой территории, чтобы банально расшириться. А историческую словесную шелуху подверстали для идеологического обоснования оккупации. Но это - не мнение депутата. Я сейчас высказал сугубо свое понимание случившегося. Как по этому поводу думают "наши товарищи"?