Мы, страна и Кавказ глазами Алекса Бейкера

Неделю назад я рассказывал, что собираясь отправиться на три дня в горное кавказское село Илису,  в прошлый четверг устроился в купе поезда Баку-Балакян, и тут ко мне подсел второй пассажир – англичанин Алекс Бейкер. Переводчик  и путешественник, прогулявшийся уже по бакинским улицам и улочкам и теперь направляющийся в красивый городок Шеки. Оттуда в Грузию, потом в Армению, затем вернется снова в Грузию и дальше уже домой – на туманные острова.


Мы познакомились, разговорились,  и я пригласил его заехать из Шеки в село Илису Кахского – соседнего с Шекинским района. Тем более, что он на пути в Грузию.

 

 

 

 


Сутки Алекс гостил в моей деревне, а я смотрел на Азербайджан его глазами, и это было интересно. Вообще у меня есть такая особенность, наверное, и вы такие – как увижу  где иностранцев,  тут же автоматом смотрю их глазами, и сразу подмечаю недостатки, к которым мы привыкли.
Хочу рассказать, что я видел в селе Илису глазами Алекса и о чем мы подолгу беседовали.


Но вначале скажу, что после Алекса к нам в купе зашла супружеская чета молодых поляков – тоже путешествуют по Азербайджану. В соседнем купе спала их маленькая белобрысая дочка.

 


Поляки и англичанин с жаром стали обсуждать увиденное в моей стране, на английском языке, я же был невольным слушателем.
Что им понравилось? Поляки с увлечением рассказывали о Гобустане, что в 70 км от Баку – стойбище первобытных людей с около 600 рисунками на камнях и скалах. Я о Гобустане тут рассказывал и показывал эти петроглифы. Место поражающее воображение.


Поляку сильно понравилась Девичья башня в Баку с двигающимися изображениями на экранах, с функцией электронного гида.  Я о Башне тут рассказывал. Алекс тоже был башней очарован. Алекс еще добавил пару впечатлений от прогулки по старому городу и его восточным улочкам.
Но мне интересны, само-собой, наши недостатки.  Чуть обидно, но мы эти наши особенности знаем и сами много в последнее время о них говорим. Сказывается то, что много граждан АР бывает зарубежом и может сравнивать.

 

 

 


Поляки смеялись над манерой азербайджанцев одеваться в дорогие костюмы «от Версаче» и прочих французоитальянцев. Причем элегантные одеяния применяются в ежедневной жизни (ну, положим, так одеваются не все). В Европе ходят, как известно, в простой, но качественной одежде. Она там не дешева, это не китайско-пакистанские тряпки, но  все-таки не дорогие вечерние костюмы.


Добавлю еще странную склонность азербайджанцев, особенно мужского пола, выбирать черно-темные цвета в одежде, особенно в холодные времена года. Я тоже одеваюсь так, но тут виновата  жена, занимающаяся моим гардеробом. Из поездок я привожу одежду светлых тонов.
Гостей позабавило желание бакинцев общаться с ними на русском языке. Действительно,  надо еще понять, почему азербайджанец обращается к иностранцу на русском, априори видя что гость не из России. Припомнили встречу и диалог с водителем бакинского такси.

 

 


Потом беседа, с моим уже участием перетекла на политическую тему, анализировали три южнокавказских народа, их отношения между собой. Полячка повторила слышанные ею ранее мнения о том, что грузины и азербайджанцы дружат и сотрудничают, Армения же – точно как Израиль на Ближнем Востоке. От нее исходят только кровь и разрушения, по указке России. Израиль, само-собой, делает то же самое по указанию США.
В Шеки все они сошли, больше я поляков не видел, а мистер Бейкер – 31-летний симпатичный бородач с пластмассовой серьгой в ухе, на следующее утро приехал в Илису. Это большое село в ущелье кавказских гор, вздымающихся над черепичными крышами домов. Вдоль села протекает в еще более глубоком ущелье шумная горная река, в лесах бродят бурые кавказские медведи.


Вечером мы слушали оперу шакалов, по утрам и вечерам вовсю трещали соловьи, ночью над головами летали летучие мыши, а  днем над горами парили орлы. Под ногами пробегали в траве мышки, а на по каменному забору однажды пробежала темная ласка.   У соседа Алекс фотографировал выводок утят и верблюда, которого сосед держит ради его шерсти и катает туристов. Это единственный верблюд в округе, животное для наших мест экзотическое.