Парламентский кризис по крытой тюрьме.

То, что происходит у нас нынче в Парламенте, уже названо рядом депутатов парламентским кризисом. Он и есть кризис, когда  спикер объявляет действия депутатов  по вынесению вотума недоверия министрам внутренних дела и юстиции не соответствующим конституции, заявив, что  выразить недоверие министру, не заслушав его отчет об итогах работы за год, Парламент не может. И в народе заговорили, что Президент не отдал своих министров и президиум вроде поддерживает лидера партии власти, но, все-таки, не единогласно, а с перевесом в 2 голоса при 16 голосовавших.  Получается, что все-таки, может. Не пошли же депутаты, те самые 7 членов президиума,  против Конституции. К тому же, на следующий день  после решения своего президиума о блокировании вотума,   парламентарии  его  отменили.

Получается, пока,  во всяком случае,  идет борьба не столько по сути призошедшего - то есть по вопросу законности избиения заключенных,  сколько по законности действий тех или иных парламентских структур, групп и отдельных депутаов. Этот процесс может затянуться и все больше уходить в сторону от вопроса прав заключенных и условий их содержания, что и было первичным нарушением закона, которое вызвал протесты и голодовку и все за этим  последовавшее, вплоть до описанных выше событий. В РЮО нет зоны, и все осужденные содержатся в условиях крытой тюрьмы. Вот корни того кризиса, который мы наблюдаем, и не только в Парламенте, но и во всех трех ветвях  югоосетинского древа власти.