Народный протест в Ингушетии, год репрессий и предательства назначенцев (фото)

   Начиная с лета 2018 года, в республики начались протестные процессы, которые были обусловлены недовольством населения, проводимой региональной властью политики. Крайне низкая эффективность деятельности руководства республики, ужасающая социально-экономическая ситуация в регионе, произвол чиновников и силовиков, высокий уровень коррупции, раскол и борьба против гражданского общества, бедность населения и вычурное богатство связанных с властью отдельных групп, уже на протяжении длительного времени являлись раздражителями подавляющего большинства населения, что накаляло обстановку в Ингушетии. Август-сентябрь 2018 года, стал знаковым для республики.

   Неподдерживаемый подавляющим большинством жителей Ингушетии Юнус-Бек Евкуров, заручившись поддержкой близких к Кремлю чиновников, был наделен Народным собранием полномочиями главы республики на третий срок. Вступая в должность Главы Республики Ингушетия, он принес на Конституции Республики Ингушетии присягу, где обязался соблюдать и защищать Конституцию Республики Ингушетия, добросовестно исполнять возложенные на него народом Ингушетии обязанности, уважать и защищать права и свободы человека и гражданина, безопасность и территориальную целостность Республики Ингушетия. После двух сроков на посту главы региона, к его деятельности было множество претензий, основные из которых, были связаны с массовым нарушением прав и свобод человека, пренебрежение ими как и самой Конституцией, в том числе и в вопросах возвращения аннексированных территорий.

   Спустя чуть более двух недель, Юнус-Бек Евкуров, скрывая истинное положение дел, свои планы и проводимую деятельность, обвиняя обличающих его преступные планы общественников во лжи, вопреки региональному и федеральному законодательству, подписывает Соглашение, согласно которого территория Республики Ингушетия уменьшается как минимум на 34 тысячи гектаров, что около 10 процентов всех земель региона. Не помешал ему подписать, это по сути предательское по отношению к республике и народу соглашение, и протест около сотни жителей Ингушетии, на въезде в республиканскую столицу. То есть, спустя 17 дней после принесения присяги, он нарушил ее и должен был незамедлительно покинуть свой пост. Что в принципе могло случиться, если бы Народное Собрание Республики Ингушетия действительно состояло из народных избранников, а не «посаженных» самим Евкуровым в депутатские кресла «удобных» ему людей. Но конечно же, случится этому было не дано, в чем конечно же сам он был уверен на все сто процентов. При этом даже такой расклад, смог внести в его планы довольно неприятный для него сюрприз.

   4 октября, в день рассмотрения депутатами законопроекта о ратификации предательского Соглашения, несколько тысяч жителей республики, вышли на центральный проспект Магаса и движение по нему было фактически заблокировано. Люди хотели поддержать депутатов Народного собрания, которым предстояло предать законность незаконному и антинародному соглашению. Все понимали, что со стороны руководства республики и федерального центра, на них будет оказано сильнейшее давление, что безусловно создаст им невыносимые для принятия справедливого и правильного решения условия. Чуда не случилось, депутаты вопреки закону сделали голосование тайным, а затем в добавок к этому заявили о фальсификации его результатов. Одним из самых отвратительных в этой истории стал и тот факт, что глава Ингушетии оскорбил каждого жители республики, не согласившегося с его предательством, рекомендовав засунуть им «свое мнение, кое куда». Все это, переполнило чашу народного терпения и сделало народный протест бессрочным.

    Осень и зима 2018-2019 годов, стали богатыми на события, как массовые акции народного протеста, так и преследование лидеров и активистов протестного движения. Более сотни тысяч участникам народного протеста, противостояла не только предательская региональная власть, но и федеральные силовики вместе с кремлевскими чиновниками.

   Вся эта ситуация, привела к посягательству региональной власти на республиканский конституционный закон «О референдуме», который с правовой точки зрения, стоял преградой на пути бесчинств власти в вопросе территориальной целостности республики. «Покушение» на этот закон, из которого «странным» образом выпал абзац с обязательными вопросами вынесения особо важных вопросов на всенародный референдум, стало причиной и основанием для проведения 26 марта 2019 года в Магасе митинга, участниками которого стали десятки тысяч жителей республики.

   Митинг стал не только выражением всенародного мнения, но фактически и вотумом недоверия населения власти. Организация любого митинга дело хлопотное, а если его участниками планируют стать десятки тысяч человек, то эти хлопоты и все сложности его проведения, увеличиваются многократно.  Организаторы подошли к подготовки митинга со всей ответственностью, на каждом этапе и всем своим поведением, демонстрируя его исключительно мирный характер. Вообще, вся деятельность протестного движения и все акции народного протеста с августа 2018 года, были только законными и мирными, что в свою очередь гражданское общество не может сказать о реакции на них со стороны региональной власти и силовиков.

   Многотысячный митинг в Магасе завершился вечером 26 марта. По согласованию с отдельными представителями власти, организаторы направили в республиканское правительство письмо для согласования продления акции в Магасе и их заверили, что такое согласование будет дано на следующее утро. Но все это оказалось постановкой Евкурова, его вышестоящих кураторов и окружения, с целью спровоцировать ситуацию, при которой весь мирный протест народа Ингушетии, можно было бы выставить с негативной стороны и развернуть в отношении лидеров и участников протеста репрессии. Именно это и произошло утром 27 марта.

   На территории парковки у местной телерадиокомпании НТРК «Ингушетия», осталось немногим больше сотни жителей республики, ожидавших обещанного властью согласования на продление акции в Магасе. Но народу уготовили другое, провокацию и повсеместные репрессии, без разделения на мужчин и женщин, на молодых, людей в возрасте и старейшин, на здоровых и больных. Но главной отличительной чертой этих репрессий, стало наплевательство на закон, людей не делили на виноватых и невиновных.

   Разворачивая репрессии в Ингушетии, Евкуров и его кураторы действовали во всех направлениях. Подводя сегодняшние результаты, можно с уверенностью сказать, что число преследуемых в уголовном порядке приближается уже к 60 и последние из них были арестованы в феврале и марте уже этого, 2020 года. В их число не входят и десятки тех, кто был вынужден покинуть территорию республики и страны. Среди них не только участники событий в Магасе утром 27 марта, но и полицейские, которые пытался не допустить кровопролития и люди, не принимавшие личного участия в событиях 27 марта в Магасе. Как минимум 22 участника тех событий уже осуждены к реальным срокам наказания, кто-то из них уже освободился, в связи с его отбытием, а кто-то ожидает освобождения в ближайшее время. Но лидерам и активистам протестного движения были предъявлены новые, абсолютно абсурдные обвинения в экстремизме. По мнению юристов и адвокатов, это сделано исключительно в связи с невозможностью доказать настолько же абсурдные обвинения, предъявленные им ранее. А как известно в нашей стране, следствие «не может ошибаться», тем более в тех случаях, когда это репрессии, развернутые в отношении несогласных с незаконными действиями властей.

   Более 300 жителей республики, молодые люди, люди в возрасте, старейшины, девушки и женщины, были привлечены к административной ответственности, к огромным штрафам, административным арестам, к обязательным работам. Десятки людей лишились работы. Около полусотни неправительственных и коммерческих организаций, а так же индивидуальных предпринимателей, подверглись колоссальному давлению и преследованию. Многие из них были вынуждены прекратить свое существование. Необоснованным и сомнительным по своей законности проверкам, в том числе обыскам с изъятием техники и документации, подверглось множество некоммерческих организаций, а так же их руководителей и участников, в результате чего, как минимум пять НКО были внесены в Реестр НКО, выполняющих функции иноагентов. Вот так, прихоть одного чиновники, стремящегося любой ценой удержать в своих руках власть, привела к полной утрате доверия к региональной и федеральной власти, к невиданным в современной России до сегодняшнего дня репрессиям и ввергло всю республику в глубочайший общественно-политический кризис, разрешить который, до сих пор не пытаются ни региональные, ни федеральные власти.

   Сейчас, спустя ровно год после тех событий, можно констатировать следующее. Все развернутые в республике репрессии это политическое дело, которое не имеет никакого отношения к праву, им просто придается «законный» статус. Люди стояли на парковке у НТ РК «Ингушетия» и в соответствии с международным правом, соблюдать которое взяла на себя обязательства наша страна, применять силу в отношении этих людей, власть не имела права. Тем более что люди не митинговали, у них не было никаких лозунгов и транспарантов. Все что случилось в тот день, это была провокация, совершенная представителями власти. Евкуров, будучи чиновником, сделал все, чтобы представляющих народ и его интересы участников протестных акций, незаконно преследовали на всех уровнях.

   Подвергшиеся уголовному и административному преследованию люди, в том числе и уволенные, это герои, особенно те, что вот уже год незаконно и несправедливо находятся под арестом. Они пострадали за защиту законных интересов ингушского народа, территориальной целостности республики, за защиту своих прав и законов, за защиту нашей Конституции. Это настоящие герои, не придуманные властью или политическими силами, либо политической необходимостью. Это люди, ставшие героями при жизни, защищая права и законные интересы своего народа. И сегодня, ни один из тех, кто находится под уголовным преследованием, никогда бы не обменял свою свободу на отказ от национальных интересов республики и ее народа. Они были готовы пострадать за Родину и поэтому пострадали защищая ее и свой народ. Я знаю точно, они не станут торговаться в вопросе получения свободы в обмен на отказ от убеждений, от защиты национальных интересов и целостности нашей республики.

   После проведенного у меня обыска, когда я выехал из республики, я не боялся ни уголовного преследования, ни тюрьмы, ни смерти. Так получилось, что народный протест, те кто были на тот момент на свободе, делегировали меня поехать для участия в пресс-конференции в Москве. И я выполнил поручение. Я был один из трех спикеров, что должны были выступить в Информационном агентстве «РОСБАЛТ». Но за несколько часов до нашего появления в Пресс-центре, туда приехали силовики и начали проводить обыск, после чего и была вынуждено отменена пресс-конференция. На протяжении 10 дней я жил в Москве. Я выезжал из дома налегке, ведь не планировал отсутствовать больше чем пару дней. С собой я брал только средства гигиены, молитвенный коврик, спортивные брюки и футболку, в которых я ходил вечером в номере гостиницы. С собой у меня не было ни загранпаспорта, никакой другой одежды. Я не боялся никого и ни чего, у меня не было намерений куда-то уезжать поэтому с собой я ничего и не брал, до самого последнего момента, я намеревался вернуться в республику.  

   При этом я помнил, пример Илеза Татиева, который стоял за подготовкой Конгресса, готовившегося для проведения в Москве в июне 2013 года, как альтернатива проведенного Евкуровым за пару месяцев до этого, Съезда народов Ингушетии. Будучи его организатором или руководителем инициативной группы, я уже не помню точно, как он именовался тогда, он подходил к зданию Эхо Москвы для выхода в эфир и был арестован ингушскими полицейскими прямо у входных дверей. Так вот я понимал, что меня могут арестовать либо перед началом пресс-конференции, либо после ее окончания, я был к этому готов и это меня не останавливало. Как я сказал выше, я не боялся ни тюрьмы, ни смерти, потому и принимал участие в защите интересов Республики Ингушетия, ее населения и Конституции. Я уехал только по настоянию родных и близких мне людей и людей, чье мнение мне не безразлично, попросивших не доставлять удовольствие Евкурову и другим людям, требовавшим «пересажать» лидеров и участников народного протеста. Не позволять ему манипулировать силовыми структурами, не дать ему надсмеяться над законом и здравым смыслом, якобы «Я захотел и все силовые структуры выполняют любое мое указание, сажая любого неугодного мне», вне зависимости от невиновности участников протеста, справедливо его преследования или нет. Он «спускал» против них все силовые структуры, пытался продемонстрировать, что «они бояре», сильные мира сего, якобы «как сказали так и будет».  

   Сейчас, спустя год после тех событий, репрессии против народа Ингушетии не прекратились, любо они принимают новую форму, либо им дается новый толчок. Я вернусь, и даже если меня арестуют или убьют, все что я должен был доказать, я уже доказал. Я уехал и Евкуров не смог до конца реализовать свой аморальный план. Во-первых, силовые структуры, а я отдаю им должное, не повелись на его хотелки и не арестовали меня. Меня в принципе не за что было арестовывать, как и тех, что сегодня уже год как под арестом, но тем не менее, уж совсем на поводу у него они не пошли.  Хотя мы знаем на что они пошли и то, что весь народ, мы все сегодня страдаем. Нас «лупят» показательно в пример другим народам и другим регионам. Не за то, что мы что-то нарушили или действительно совершили преступление, а за то, что мы продемонстрировали наличие у народа, в случае если он объединится и сплотится, всегда есть возможность и силы отстаивать свои права и интересы, отстаивать и защищать свою Конституцию республику, мирным путем, без вандализма, без мордобоя, без каких-либо разрушений и кровавых последствий беспорядков.

   Кто бы что ни говорил, федеральный центр все-таки услышал нас, и заменил Евкурова на Калиматова.  К сожалению, Махмуд-Али Калиматов оказался глух и слеп к тому, что происходит сегодня в республике, но он не сможет так отсидеться.  Я читал что его называют временщиком. Действительно, у Калиматова была уникальная возможность объединить ингушский народ, получить его поддержку почти на 70-80 процентов, к тому же вернуть доверие к региональной и федеральной власти, хотя бы частично. Если бы он пошел на прямые выборы, высказался, как того требует его профессиональный прокурорский опыт, в защиту закона, в защиту политзаключенных, и тем самым продемонстрировал бы, что федеральная власть была не до конца «в теме», а что есть только некоторые федеральные чиновники, которые учинили такой произвол в отношении целого народа. Показать, что он участвует в прямых выборах и наделяется полномочиями именно народом, в результате его прямого волеизъявления. Но он утратил эту огромную возможность. Потом у него появился еще один маленький шанс, когда сняли Матовникова, который от части является одним из главных виновников всех происходящих в республике негативных процессов. Появление Юрия Чайки в СКФО, было его еще одним преимуществом, но он не воспользовался и им. 

   К сожалению, сейчас я не вижу никакой возможности возвращения доверия ни к региональной, ни к федеральной власти, тем более с учетом процесса с изменением Конституции страны. Мы видим, что эти изменения вносятся вопреки интересам национальных республик и автономий, к сожалению, они потеряют свой статус. То, что сейчас происходит, это окончательная стадия узурпации власти и разрушения федеративного конституционного строя нашей страны. Мы видим незаконное изменение Конституции, незаконное удержание власти, и любой юрист правильно оценивает происходящее, квалифицируя его как государственный переворот.

   И возможно, Махмуд-Али Калиматов уйдет как двое его предшественников, по требованию народа. Как минимум, он уже зарекомендовал себя как простой назначенец, функционер, приспособленец, с ним у нашей республики нет никаких перспектив и позитивных перемен. Он не представляет никаких интересов народа республики. К огромному сожалению, у нашего народа украли самое ценное, что только может быть – время. Драгоценное время для развития, для движения вперед, о котором так любят говорить абсолютно все. У нас уже украли как минимум двадцать лет, за время которых кремлевские ставленники своей деятельностью наносили нам огромный вред, коррупция разъедала наше общество, уничтожала экономику, социальную сферу, политическую систему и самое главное, поддержку народа. Одним словом, рушило то, на что опирается любая народная власть, в вопросах развития республики и строительства будущего для наших детей и потомков. 

   Никто не отказался от идеи защиты национальных интересов и территориальной целостности, ни один представитель народа, кроме предателей и передастов, не согласится с изменением границы, никто не забудет Пригородный район. Об этом уже писали в Интернете, по аналогии с «Позорным полком», люди хотят написать две книги современных страниц нашей истории, Черную и Белую. Это будет история предательства интересов народа и республики, с указанием имен всех предателей народа и их ролью во всем произошедшем. Их участие в предательстве национальных интересов в вопросе изменения границ республики, об их соглашательской позиции вопреки законным интересам народа, все кто преследовал и участвовал в репрессиях, гнобил героев гражданского общества, героев народа, защищавших его интересы и право на существование. Народ и история не забудет ни своих героев, ни предателей и их прихвостней. У их детей будет шанс об этом узнать, в век технологий этого не избежать и слава Богу.  Каждому воздастся по его намерениями и поступкам и в этом у нас нет ни капли сомнения. В этой жизни они уже оставили о себе такое имя, с этим придется жить их детям и внукам.  И в Судный день Ин ша Аллах они будут наказаны за беззаконие которое они учинили, за их предательство и притеснение простого народа. И что же можно пожелать таким людям, у которых нет ни капли совести, чести, которые приспосабливаясь под конъектуру, живут не уважая ничего и никого вокруг. У них нет ни Веры, ни уважения к памяти предков. Им можно пожелать только такого отношения их потомков, как они отнеслись к своей Родине, к тому наследию, что оставили их предки.

   А всем жертвам развернутых в отношении народа Ингушетии репрессий, всем арестованным участникам протестных акций, нашим старейшинам Малсагу Ужахову и Ахмеду Барахоеву, сестре Зарифе Саутиевой скорейшего освобождения и возвращения домой.

   И все-таки я не теряю надежду на то, что власть одумается. У меня нет иллюзий, но это не означает, что нужно терять веру. Махмуд-Али, ты уже не молод, отстаивать интересы народа Ингушетии в отношениях с федеральным центром, да и со всем остальным миром, это твоя обязанность, за все, что происходит в республике, и хорошее, и плохое, ты несешь персональную ответственность. Уверен, что стоит задуматься не только о будущем своих потомков, но и о будущем нашего народа, и нашей родной республики.