Ко Дню пожилого человека. О старшинстве реальном и позиционном.

Не так давно был день пожилого человека.  В этот день, конечно же, можно было бы еще раз написать об особом отношении к пожилым людям на Северном Кавказе, о том, что  старшим (главе семьи, старшим братьям, старшим дядям, старшим женщинам)  членам семьи уделяли  подчеркнутое внимание, соблюдая определенные этикетные нормы. Причем это распространялось не только на старших пожилых людей, но и старших среднего возраста, объективно не нуждающихся в каком-то особом покровительственном отношении со стороны членов семьи.

Традиционно за старшим мужчиной в семье было последнее слово при организации хозяйственных работ, при необходимости представить семью на свадьбах или похоронах. Старшая женщина дома готовила пищу на всю семью, распределяла хозяйственные обязанности между невестками и дочерями, отвечала за заготовку продуктов на зиму, распоряжалась продуктами для каждого приема пищи. Она же была во главе системы сдержек и противовесов, не давая невесткам войти в состояние конфликта. Старшая женщина дома также была связана с детским обрядовым циклом – она определяла день празднования рождения ребенка, составляла списки приглашенных на свадьбы, шла во главе делегации невесток при выражении соболезнования.  На семейном женском корабле она поистине была главнокомандующим.

В присутствии старших не садились, разве что по их настойчивому разрешению, с ними не вступали в словесную перепалку, им отводили почетные места за столом, их сопровождали в поездках…Сыновья, уже сами имеющие взрослых сыновей, возвращаясь с работы домой, прежде всего направлялись в комнату отца, чтобы поделиться с ним новостями.

Этнографы не раз отмечали, что внимание  к высокому семейному статусу к старшим членам семьи практически идентично этикетным нормам хозяина в отношении гостя.

Не зря после многочисленный этнографических экспедиций в Абхазию и последующих за ними публикаций  возникла  геронтофильная гипотеза социальных факторов абхазского долгожительства, т. е., как писала известный советский этнограф Я.С. Смирнова, «предположение о том, что высокий статус старших возрастных групп является одной из причин продления их жизни».  

О том, что старшие – это особая категория, задачи которой простирались от хозяйственных и воспитательных до организационных и идеологических, можно было бы писать еще и еще раз….Если бы не очевидная динамика понятия «старший» в современную эпоху, когда этикетная норма в контексте «старший-младший» входит в конфликт с реальной жизнью, когда младший оказывается  «старшим» (более образованным, мобильным, активным, встроенным в социальные сети разного уровня) по отношению к тому, кто старше по возрасту. Это еще предстоит осмыслить современным кавказоведам.

Поэтому в этом посте хочу обратить внимание на некие нюансы, тоже стремительно уходящие в прошлое.

Во-первых, в кавказских больших семьях имело значение не только возрастное старшинство, но и старшинство позиционное, когда родство по крови по отношению к хозяину дома делало человека ритуально старше. Например, жена старшего брата в рамках позиционного родства будет самой старшей невесткой, хотя она по возрасту может быть ровесницей остальных невесток. Именно потому, что она жена старшего сына главы семьи.

Во-вторых, мужчины считались старше женщин как таковых, поэтому  статус младшего брата был выше статуса старшей сестры.  

Конечно же, культурные нормы корректировались самой жизнью (вряд ли взрослая уже работающая старшая сестра станет советоваться с братом-школьником), и характером членов семьи (сколько историй о том, что младший брат тащит на себе  всю большую семью, в том числе и старшего брата, серьезно помогая ему и его детям).

Тем не менее, наличие  в семейных иерархиях Северного Кавказа не только реального, но и позиционного старшинства нужно всегда принимать во внимание.