О проекте кафедры черкесоведения в Москве. О чем поведали архивные документы 1920-х гг.

В Национальном архиве Республики Адыгея обнаружила переписку Николая Яковлева, выдающегося лингвиста, и Сефербия Сиюхова, заведующего отделом народного образования Адыгейского облисполкома. Переписка датирована ноябрем 1925 г. О переписке ранее в своих работах упоминал историк Азамат Бузаров.

Напомню, что вторая половина 1920-х гг. – это время реализации грандиозного проекта латинизации, т.е. создания алфавитов на основе латинской графики. Для бесписьменных народов эта работа велась с нуля, алфавиты  народов, уже имеющих письменность,  переводились с арабицы и кириллицы (как, например, в Осетии) на латиницу. Был даже проект латинизации русского языка, но сейчас речь не об этом.

К масштабной «графической революции» были привлечены лучшие лингвисты страны. В Адыгею в 1924 г.  был командирован лингвист Николай Феофанович Яковлев, он занимал должность председателя Технографической комиссии ВЦК НТА ( Всесоюзного центрального комитета Нового тюркского алфавита).  С 1920г. Яковлев возглавлял экспедиции на Северный Кавказ для изучения языков народов региона.

На месте, в Адыгее, ему помогал С.Сиюхов. Сиюхов не отвергал создание алфавита для адыгов на основе латинской графики, но считал, что процесс нельзя форсировать. Кроме того. Сиюхов был уверен, что латинских букв будет недостаточно, чтобы передать все звуки адыгского языка. Позже Яковлев введет дополнительные символы и проблема разрешится.

В Москве Яковлеву в написании грамматики адыгского языка помогали студенты-черкесы. Особенно продуктивно работал талантливый аспирант Института живых восточных языков Дауд Ашхамаф, ставший основоположником адыгской академической лингвистики.

В письме, которое я нашла в архиве, Яковлев сообщает Сиюхову, что черкесское землячество Москвы вынесло постановление о создании кафедры черкесоведения в одном из вузов Москвы. Яковлев просит Сиюхова придать этой просьбе официальный характер и сделать официальный запрос наверх через отдел народного образования Адыгеи. Сам Яковлев пишет, что готов заниматься со студентами адыгской грамматикой.

В ответном письме Сиюхов просит Яковлева «прислать мотивировку по этому вопросу» и заверяет, что со своей стороны «сделает все, что от него зависит».

К сожалению, идея кафедры черкесоведения в Москве так и не была реализована. Почему? Возможно, на этот вопрос ответят мои будущие архивные поиски.