Что исчезло ( или почти исчезло) из свадебного обряда западных адыгов.

В библиотеке Адыгейского республиканского института гуманитарных исследований нашла уникальную книгу «Культура и быт колхозного крестьянства Адыгейской автономной области». Это академическое издание, совместный проект этнографов из Москвы и Адыгеи. Книга издана в издательстве «Наука» в 1964 г. На материале одного аула, Шовгеновского, дается целый этнографический срез – как изменилась к 1960-м гг.  соционормативная культура и культура жизнеобеспечения.

Вот какие составляющие, встроенные в свадебный обряд, сейчас совершенно исчезли или начали исчезать уже в 1960- е гг. В этом перечне, конечно, не все. Их гораздо больше.

Ауж – обмен личными вещами между женихом и невестой. В знак согласия на брак молодой человек и девушка в присутствии свидетелей обменивались личными вещами как символическими подарками. Это действие называлось ауж ( Iауж, «след руки») и служило гарантией выполнения обещания  будущими мужем и женой. Девушка дарила свое золотое кольцо или шелковый платок, а молодой человек – например, часы. Если брак не состоялся, молодые люди возвращали ауж друг другу.

Обмен одеждой между свитой жениха и односельчанами невесты.  Односельчане невесты нападали на свиту жениха, приехавшую за невестой в отцовский дом, и отбирали новую одежду, отдавая в обмен свою, старую. Мужчины из свиты жениха могли не отдать только пояс. Раньше не каждый мог позволить себе новый костюм, поэтому часто костюмы одалживали у друзей и знакомых. Если из-за обмена одеждой молодой человек из свиты жениха лишался своего костюма, тот, у кого он его одолжил, получал компенсацию.  

Тачанки и автомобили. Раньше невесту забирали из отцовского дома на тачанке. Ее сопровождали всадники, которые ехали впереди и позади тачанки. Они пели специальную для таких случаев песню «Оридадэ»: начинал один, а остальные подхватывали и пели хором. Одна группа пела один куплет, а вторая – следующий. В каждой группе всадников были свои певцы. В 1960-е гг. впервые невесту привозят в дом жениха на машине. Это считалось престижным. и было показателем особого шика. Для таких целей машину брали в колхозе. Невеста и жених впервые сидят в машине вместе, что долгое время осуждалось и воспринималось как новшество.

Регистрация брака в ЗАГСе в период свадебного торжества становится более распространенным явлением. Паспорта приносили в ЗАГС либо знакомые жениха, либо жених и невеста заходили в ЗАГС не вместе, а поочередно. Раньше брак могли зарегистрировать в ЗАГСе через несколько лет после свадьбы.

Пребывание невесты в «чужом доме». До привода в дом жениха невеста размещается в «чужом доме», ее отвозят к брату, сестре, знакомым жениха, но не к его дяде или тете. Пока невеста находится в «чужом доме», молодой человек и его семья готовились к свадьбе. Невеста становилась дочерью для принимающей семьи и даже называла хозяев отцом и матерью. В свою очередь, и ее считали членом семьи. Раньше невеста могла находиться в «чужом доме» от 6 месяцев до года, к 1960-м годам срок пребывания сократился до одной-двух недель.  

Пребывание жениха в «чужом доме». Свадебный поезд привозил  невесту в дом родителей жениха, а сам жених ритуально скрывался  – уходил к родственнику или другу. Иногда жених специально договаривался с зажиточной или влиятельной семьей, чтобы приобрести определенный ресурс таким некровным родством, поскольку и после свадебного обряда между молодым человеком и принимающей семьей сохранялись определенные отношения. Жених приходил домой к молодой жене, избегая встреч с родителями, поздно ночью и уходил рано утром. Раньше он находился в «чужом доме» от 20 дней до года, к 1960-м гг. – до двух недель. Принимающая семья одаривала молодого человека ( дарили коня, корову, ткани, сундук с едой) и устраивала специальный обряд «возвращения жениха домой». Уже в советское время принимающая сторона перестала одаривать жениха, но обеспечивала ему максимально теплый и комфортный прием.

Жениха из «чужого дома» в отцовский дом сопровождали как родственники принимающей семьи, так и свита, присланная из его родного дома родителями. Раньше в свите жениха находились и старики, которые шли впереди молодежи, на определенной дистанции. После возвращения домой жених еще несколько дней не видится с родителями и пожилыми знакомыми.

Новобрачным выделялась комната, которую называли лэгъунэ. Раньше это был специальный отдельный дом, который строили родители своему сыну в пределах своей усадьбы.  Каждый вечер сюда приходила молодежь, пели и танцевали. Невеста находилась в этой комнате до тех пор, пока не состоялась свадьба. Она не выходила из нее и не занималась домашними делами. С ней находилась или соседка, или родственница жениха, которая помогала ей освоиться, приносила еду, выполняла все ее просьбы.  В конце 1950-начале 1960-х гг. невеста стала вести себя более свободно. Она стояла в углу с покрытой головой только в присутствии старших и могла выходить из комнаты, если вблизи нет родителей жениха. Тем более, если невеста работала и продолжала ходить на работу.  Невеста могла находиться в лэгъунэ до месяца. Против пребывания невесты в лэгъунэ велась серьезная идеологическая борьба, в том числе с помощью местных газет.

Подарки.  Подарки – ткани, посуду, домашнюю утварь – приносили гости и родственники. В 1960- е гг. подарки впервые стали оставлять новобрачным. Ранее их распределяли между родственниками жениха  через специальную «комиссию».

Свадьба в ауле Хабез, КЧАО, 1960-е гг. 

Фото с сайта ond-adygi.ru/page/svadebnye-tradicii-adygov-vne-mody-i-vremeni