21 мая -День Памяти и Скорби черкесов.

21 Мая – День памяти и скорби по черкесам, погибшим в Кавказской войне. Трагедия черкесского изгнания, породившая для черкесов демографическую и духовную  катастрофу, каждый год, с конца 1980-х является официальной траурной датой в Адыгее, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии.

Из-за ограничений, связанных с КОВИД-19, поминальные мероприятия не состоялись в черкесской диаспоре, но на родине – в причерноморских аулах Краснодарского коая, в Адыгее, КБР и КЧР, с учетом ограничений по пандемии, прошли траурные митинги, концерты-реквиемы и шествия.  

 

Анатолий Жилов, черкесский художник, так написал о трагедии черкесского изгнания:

"Черкесы — настолько высокая планка во всем, что их жизнь становится похожей на миф. Это благородство и красота, великодушие и воспитанность, умеренность и молниеносность, открытость всему светлому и почти звериная искренность. Иногда мне кажется сном, что я тоже принадлежу к этому славному племени. А может, осталось только само название, а суть исчезла, и настоящие черкесы — уже миф, как миф о некогда существовавших атлантах?

Люди из сказки, — они, конечно, не могли долго жить в нашем мире, потому так скоро возник конфликт и потому им так скоро пришлось уйти. Как пришельцы из других миров, которые заглянули в нашу жизнь и оказались неприспособленными к ней. Как погибает здоровый организм, не имея иммунитета против незнакомой ему болезни, так и черкесы не смогли справиться с психологическим надломом от встречи с чужими ценностями других народов.

Процесс приспособления нельзя считать завершенным и по сей день. Исповедующим философию Адыгэ хабзэ трудно утверждать себя в этом мире: быть благородным, не толкаться, пропускать всех вперед, не лгать, не лицемерить (…)

Черкесы — чистый ветер нетронутого поля. Они появляются то там, то здесь, вихрем проносятся мимо меня. Всегда неожиданно и не предупредив. А я стою один, протягивая к ним руки, кричу: «Я такой же, как вы, возьмите меня с собой…» Ответа нет. Слышу только дыхание лошадей, и легкий холод обдает лицо. Они никого не берут с собой...».

В Нальчике, Черкесске, ауле Агуй-Шапсуг Краснодарского края. Фото из аккаунтов Замира Шухова, Ольги Эфендиевой-Бегрет на фейсбуке: