Самир Хотко: «Создание адыгского флага связано с общечеркесской миссией Сефербея Заноко».

 Сегодня, 25 апреля – День адыгского флага. Лаконичный, сдержанный, эстетически безупречный адыгский (черкесский) флаг - не только государственный символ Республики Адыгея, но и флаг всех адыгов, символ их трансгосударственного духовного и культурного единства.  

День адыгского флага относится к числу по-настоящему народных праздников, который сопровождают и шествия конников, и автопробеги, и джегу, и онлайн-флешмобы. Однако, на самом деле, наши знания об адыгском флаге ограничены. Из года в год виртуальное пространство наполняется цитатами из книги англичанина Э.Спенсера «Путешествия в Черкесию» о том, как флаг впервые появился в Черкесии, множатся попытки интерпретаций символов черкесского флага – 12 звезд и трех скрещенных стрел. 

О том, кто на самом деле автор черкесского флага, о геральдических истоках его символов, о  миссии князя Сефербея Заноко в Османской империи я поговорила с историком Самиром Хотко, доктором исторических наук, ведущим научным сотрудником АРИГИ.

 - НН: В западной академической литературе существует устойчивая позиция: автором черкесского флага является англичанин Дэвид Уркварт, секретарь английского посольства в Стамбуле. Существует знаменитая речь Уркварта, где он называет флаг Черкесии флагом свободы, а себя его автором. К сожалению, это дает основания для публикации провокационных и деструктивных статей, касающихся якобы неадыгского авторства черкесского флага. Самир, подвергалась ли речь Уркварта анализу как исторический источник? Не преувеличено ли его участие в «черкесском вопросе», ведь он был в Черкесии всего один раз? Как можно оценивать заявление о его авторстве с критических позиций источниковедческого анализа?

- Действительно, в исторической литературе часто встречается утверждение, что флаг Черкесии был изобретен Д. Урквартом (1805–1877).  Уркварт начал свою дипломатическую карьеру как один из наиболее влиятельных политических деятелей Британской империи. Действительно, сам Д. Уркварт подчеркивал, что авторство и даже сама идея создания флага принадлежит ему.

В исторических документах есть сведения о том, что знамя в трех экземплярах было прислано Урквартом в Черкесию в июне 1836 г.. В одном из документов говорится, что Дауд-бей, это мусульманский псевдоним Уркварта,  прислал для шапсугов, натухайцев и абазехов три одноцветных флага, имеющих посередине белый круг с тремя черными стрелами, это был, по его словам, флаг независимости, присланный английским королем черкесам.

 Однако полагаться только на эти сведения в отрыве от общего историко-политического контекста означает упрощать ситуацию и сбрасывать со счетов одну из мощных фигур национально-освободительной борьбы Сефербея Заноко.  А контекст заключается в том, что единственный трехдневный визит Д. Уркварта в Черкесию в 1834 г., так и последующие англо-черкесские контакты осуществлялись именно через него, через полномочного черкесского представителя в Османской Турции Сефербея Заноко (1789–1859).

Очевидно, что  без санкции «посла Черкесии» Д. Уркварт априори не взял бы на себя ответственность за столь важное дело.

НН. Тем более, что не стоит переоценивать идейное влияние англичан, хотя оно и было одним из факторов, влияющих на внешнеполитическую ситуацию Черкесии. В той же западной академической литературе есть меткие замечания о том, что черкесская элита не были наивна, оценивая сложность геополитического и стратегического контекстов, в которой ей суждено было действовать.  

СХ. Согласно другому английскому источнику, Дж. Бэллу, флаг получил в Черкесии название Санджак-Шериф, то есть так, как назывался главный флаг Османской империи. Его привез из Турции некий молодой человек Хатажук, приближенный известного военачальника Шурухуко Тугуза. Хранился флаг в ауле главного кадия области Натхокуадж Мехмета-эфенди.  С. Заноко, по всей видимости, имеет прямое отношение к созданию флага.

НН. Эдмунд Спенсер, перу которого принадлежит самое эмоциональное описание того, как встречали черкесский флаг в Черкесии в 1836г., кстати, крайне лаконичен относительно подробностей, кто именно его автор, кто его доставил и кто его сшил. Он сообщает, что первый экземпляр флага был вышит высокопоставленной черкесской княжной, проживающей в Стамбуле. Как, на ваш взгляд, можно трактовать название «санджак-шериф»? Санджак – слово турецкого происхождения, а шериф – арабского.

СХ. Название Санджак-Шериф означает «Священное знамя» или «Знамя пророка» (санджак — тур.знамя, провинция, государство; шериф — араб. знатный, благородный). Константин Базили, классик русского  востоковедения, писал: «Санджак-Шериф был сперва чалмой одного из магометовых воинов, потом сделался первым знаменем исламизма и халифов; он перешел к турецким султанам вместе с халифатом после завоевания Каира Селимом I. Его выносят обыкновенно в лагерь, когда сам султан или верховный визирь предводительствует армией».

НН. Три стрелы и 12 звезд на черкесском флаге…Число трактовок этих символов растет с каждым годом. Есть среди них вполне убедительные, а есть фантастические. Если уйти из области предположений в область конкретики, есть ли в черкесской геральдике реальные символы, к которым можно было бы возвести традицию изображения стрел и звезд на знаменах?

СХ. Исторические генеалогические корни адыгского флага связаны со знаменем вали (старшего князя, пщышхуэ) Кабарды Кучука Джанхотова. На его знамени изображены «две скрещенные стрелы, обращенные острием верх, и три звезды — символ объединенной Кабарды». В свою очередь, флаг Джанхотова восходит к гербу «Кабардинской земли», созданному для «Царского титулярника» 1672 г.

Таким образом, составленный западноадыгским князем Заноко в Стамбуле (не исключаю при этом участие Д. Уркарта) флаг Черкесии 1836 г. восходит к гербу Кабарды, составленному в Москве в 1672 г.

Современный исследователь Е.В. Пчелов отмечает, что вероятно  прообразом для кабардинского герба послужил турецкий. «Основанием для этого было то, что Кабарда, как и Турция, относилась к исламскому миру. А так как она обладала большой самостоятельностью (а не была включена в состав собственно Русского государства, подобно территориям бывших ордынских ханств), то, по сути, представляла собой единственную мусульманскую землю, находившуюся под верховной эгидой русских царей. Это и было отражено в ее гербе».  Пчелов считает, что изображение скрещенных стрел могло бытовать в адыгской среде, «в  том числе, и в роде князей Черкасских, представители которого в какой-то степени могли оказать влияние на создание кабардинской эмблемы “Титулярника”».

НН. Поскольку Сефербей Заноко был через родство по отцу  двоюродным братом Атажуки Хамурзина, валия Большой Кабарды, то становится понятным, что кабардинская геральдическая традиция была ему знакома. Что касается ритуального использования стрел, то об этом красноречиво писали многие, например, адыгский историк и фольклорист Шора Ногмов в своей «Истории адыхейского народа».

СХ. Действительно, Сефербей Заноко мог использовать местный генеалогический опыт при создании общечеркесского флага. Скрещенные стрелы могут символизировать присягу национального единения. Шора Ногмов, вы правы,  писал, что у адыгов существовала традиция принесения клятвы в священном месте, во время которой стороны в знак нерушимости договора ломали стрелу. 

Повторюсь, С. Заноко являлся единственным полномочным черкесским лидером,, способным санкционировать создание флага. Дж. Бэлл подчеркивает то обстоятельство, что отбытие Сефербея в Стамбул не было его личным делом, но что предварительно он летом и осенью 1831 г. объехал все области Черкесии и заручился поддержкой «вождей и влиятельных персон». 

Российский посол в Турции Бутенев в письме барону Розену, командующему Кавказским корпусом, подчеркивал это важнейшее обстоятельство: «Он  имел у себя письменно род полномочий, скрепленных печатями около 200 горских узденей и начальников».  

НН. В одной из своих статей вы, Самир, пишете, что согласно русским источникам  английский посол лорд Понсонби вел переговоры с князем Сефербеем в Стамбуле не как с частным лицом, а как с уполномоченным  «старшин двенадцати кавказских племен для переговоров с турецким правительством и английскими представителями в турецкой столице». Известны ли названия этих двенадцати племен?

СХ. Это подтверждается и английскими источниками. Согласно Дж. Бэллу, «лига, послом которой был назначен Сефир-Бей, состояла из следующих двенадцати провинций: Натухач, Шапсуг, Абазак, Псадуг, Темиргуй, Хатукой, Макош, Бесни, Башилбай, Тебердех, Браки и Карачай».

И хотя Бэлл не называет кабардинцев, они были одной из ведущих сил черкесского сопротивления, поскольку в большом количестве (более 60 аулов) мигрировали из подавленной А.П. Ермоловым Кабарды в Западную Черкесию в 1822–1825 гг.

Упомянутое у Бэлла общество Тебердех («тебердинцы» русских источников) состояло из этих кабардинских хаджиретов. Наиболее крупный абазинский округ Башилбай был представлен в этом отношении (т.е., в наделении полномочиями С. Заноко) не только абазинскими старшинами, но и кабардинскими князьями. Кабардинцы были участниками всех абадзехских собраний.  

Важно, что Сефербей воспринимал Санджак-Шериф как подобающий данному историческому контексту символ черкесов и лично направлял его экземпляры своим соратником в Черкесию. Так, в январе 1838 г. отряд, направленный из Анапы, захватил и сжег его двухмачтовое судно в гавани Озерека, но порох и флаг черкесы успели доставить в аул Остагай, где проживал влиятельный член меджлиса Натухая и Шапсугии Мансур Хаудоко.   

Таким образом, создание флага адыгов связано прежде всего с общечеркесской миссией Сефербея Заноко, а геральдические истоки восходят к истории Черкесии, к истории князей Черкасских и их службы в Российском государстве.

Герб «Кабардинской земли» 1672 г. См.: РГАДА. Ф. 135. ДРЕВЛЕХРАНИЛИЩЕ. Ед. хр. 401. «Титулярник» 1672 г. («Большая государственная книга»).