«Защита детства на Северном Кавказе: что обнажила трагедия Айши [...]?» Онлайн-дискуссия на Кавказском Узле 30 июля в 19.00

30 июля в 19.00 на «Кавказском Узле» состоится онлайн-дискуссия «Защита детства на Северном Кавказе: что обнажила трагедия Айши [...]?»

История 7-летней Айши [...] из Ингушетии потрясла всю страну. Девочка, оставшаяся после развода родителей в семье отца, а именно родной тети, регулярно подвергалась насилию. Избитая, со следами пыток, порезов, укусов, с ожогами, гнойниками и ранами, она была доставлена сначала в больницу Сунжи, а 4 июля госпитализирована в тяжелом состоянии в Детскую республиканскую клиническую больницу Ингушетии.

Айша была прооперирована – врачи сделали все возможное, чтобы спасти ее руки от ампутации. Тетя девочки арестована по подозрению в истязании ребенка.

На сегодняшний день она находится на лечении в Москве, в НИИ неотложной детской хирургии и травматологии. Как сообщает пресс-служба клиники, несмотря на улучшение общего состояния, проблемы с правой рукой остаются. Пострадавшую девочку после лечения передадут в благополучную семью, сообщила омбудсмен Ингушетии Зарема Чахкиева.

Социальные сети и СМИ мгновенно отозвались на трагедию Айши. Люди не только предлагают свою помощь и готовы удочерить девочку, но и задаются многочисленными вопросами. Существует, по крайней мере, три ракурса обсуждения.

В центре внимания первого из них - кавказские адаты. Ряд экспертов и журналистов считают, что в трагедии Айши решающую роль сыграли нормы обычного права, с которыми не в силах конкурировать государственные суды. По их мнению, адаты на Кавказе безоговорочно предписывают, чтобы дети после развода родителей оставались у отца, и в этом источник трагедии Айши, лишенной возможности общаться с родной матерью. И даже если суд на Кавказе принимает решение оставить ребенка после развода с матерью, его решения не исполняются, и фактически родная мать оказывается изолированной от ребенка.

«Власти в республиках иногда молчаливо, иногда прямо поддерживают местные обычаи воспитания детей», - говорится на сайте «Правовой инициативы», некоммерческой организации, осуществляющей юридическую работу на Северном Кавказе, а именно подготовку дел, в том числе и об опеке над детьми, для рассмотрения в ЕСПЧ.

С 2009 г. Проект «Правовая инициатива» ведет уже 29 дел об опеке над детьми, и сейчас можно говорить, что адвокаты «Правовой инициативы» постепенно ставят перед ЕСПЧ вопрос о смене фокуса при рассмотрении дел такого характера.  Женщины в некоторых регионах Кавказа, по мнению юристов организации, после развода сталкиваются с неисполнением судебного решения об определении места жительства ребенка, так как находятся в значительно неравном положении по сравнению с мужчинами в вопросе права на семейную жизнь. Вопрос опеки над детьми решается по нормам патрилинейности. Часто только сторона отца имеет право опеки над детьми при разводе родителей.

Например, в жалобе Луизы Тапаевой в ЕСПЧ юристы Проекта подчеркнули, что «нарушение права на семейную жизнь является не одиночным инцидентом, а систематической проблемой на Северном Кавказе, особенно в нынешней Чечне и Ингушетии». 

Второй ракурс обсуждения – несовершенство законодательной базы. С февраля 2017 г. в РФ действует резонансный закон о декриминализации побоев в семье. Он вывел семейные побои (действия, «причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий») из-под действия Уголовного Кодекса и сделал их административным нарушением.

В России нет специального законодательства, направленного на борьбу с домашним насилием. Так, оно не является отдельным видом преступления или правонарушения, не квалифицируется как отягчающее обстоятельство при наказании за любое другое преступление. Исключение составил короткий период с июля 2016 г. по январь 2017 г., когда «побои в отношении близких лиц» рассматривались как отягчающее наказание в соответствии со ст. 116 УК РФ.

Наконец, третий аспект – произошедшая трагедия ставит вопрос об ответственности социума и о равнодушии. Равнодушии не только социальных служб, ответственных за соблюдение прав ребенка, но и ближайшего окружения – соседей, родственников, учителей.

О том, кто прав в попытках объяснить причины трагедии маленькой Айши и какие проблемы защиты детей на Кавказе после развода родителей обнажила ее история, поговорим в ходе нашей онлайн-дискуссии.

1. Дети после развода родителей на Кавказе: нормы и практики обычного и государственного права. Традиционные нормы в отношении детей разведенных родителей: всесилие адата или его демонизация? Может ли адат защитить ребенка?

2. Дела об опеке над детьми на Северном Кавказе. Систематическое нарушение семейного права: насколько распространено и поддерживается в обществе насильственное отделение матери от ребенка после разводов?

3. История Айши – это проявление кризиса кавказского общества или всей системы 

защиты детства в стране? Кто виноват в домашнем насилии – адаты, государственный закон или общество?

 

Спикеры:

1. Макка Албогачиева, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник отдела этнографии Кавказа,  МАЭ (Кунсткамеры) РАН, Санкт-Петербург

2.  Джанета Ахильгова, руководитель АНО Ресурсный Центр «Развитие», Ингушетия

3.  Либкан Базаева, директор АНО «Женщины за развитие», Чечня

4.  Ася Гагиева, психолог, АНО Ресурсный Центр «Развитие», Ингушетия

5.   Ахмет Костоев, адвокат, член коллегии адвокатов «Стратегия», Москва

6.   Ирина Костерина, программный координатор Фонда имени Генриха Бёлля в России, социолог, гендерный исследователь, Москва

7.   Лидия Курбанова, доктор социологических наук, профессор ЧГУ, Чечня

8.    Мухаммад Магомедов, журналист, пресс-атташе мечети «Тангим», Дагестан

9.    Магомед Матиев, директор Центра инноваций социальной сферы, Ингушетия

10.    Анжела Матиева, кандидат исторических наук, Ингушетия

11.    Зарина Саутиева, магистр юриспруденции, ассистент по проектам «Правовая инициатива», Москва

12.   Анна Сидельникова, адвокат, Майкопская коллегия адвокатов, Адыгея

13.   Саида Сиражудинова, кандидат политических наук, президент Центра исследования глобальных вопросов современности и региональных проблем «Кавказ. Мир. Развитие», Ростов–на-Дону

14.   Ирина Стародубровская, кандидат экономических наук, руководитель научного направления «Политическая экономия и региональное развитие», Институт экономической политики имени Е.Т. Гайдара, Москва 

Адвокаты, психологи, педагоги, социальные работники, просто неравнодушные люди, желающие принять участие в обсуждении, напишите мне об этом заранее в "личные сообщения" на фейсбуке. 

[МВД Ингушетии в своем пресс-релизе называет фамилию пострадавшего ребенка. Однако, действующее законодательство делать это запрещает. «Кавказский Узел» вынужден внести сокращения в дискуссию, которая прошла без ограничений и цензуры.]