О черкесском активизме в Турции. Интервью Зейнела Абидина Беслени.

Выборы, состоявшиеся в Турции, актуализировали тему политической активности черкесской диаспоры в этой стране. И хотя черкес Доган Думан, баллотировавшийся на должность мэра Стамбула, набрал очень скромное число голосов в  городе, где живет почти миллионная черкесская диаспора, в муниципальные советы некоторых городов черкесы вошли с довольно серьезным числом голосов.

Очень интересное интервью о том, что такой черкесский активизм в Турции, известный ученый Зейнел Абидин Бесленей, адыг, родившийся в Турции и сейчас живущий в Велмкобритании,  дал ресурсу Hürriyet Daily News в 2015 году.  Мне показалось оно интересным и во многом не потерявшим своей актуальности. Я предлагаю вам свой перевод этого текста. 

По мнению ученого, черкесский политический активизм в Турции на самом деле имеет живое наследие, уходящее корнями в историю Османской империи. Хотя идентичность черкесов Турции все еще рассматривается как частная проблема, сегодня  растет «самосознание» черкесов, и их активизм становится все более изощренным.  

Что заставило вас исследовать эту тему? Что пробудило ваш интерес?

Я родился в Турции, хотя живу в Великобритании уже 18 лет. Я сам черкес из Турции, и у меня был опыт решения этого вопроса  в 1990-х годах, как говорится,  из первых рук. Я всегда думал, что черкесский актвизм - это  своего рода «скрытые ростки» в политической истории Турции. Существует активная площадка для активизма черкесской диаспоры, которая насчитывает почти столетие, но большинство людей,  изучающих политическую историю Турции, не имеют большого представления о том, какова эта площадка на самом деле.

Время от времени в новостях появляются черкесы: иногда они угоняют паром или самолет, иногда выходят на улицу, требуя защиты языковых прав, что обычно считается исключительно курдской прерогативой. Я хотел исследовать корни этого активизма.

Конец холодной войны, похоже, стал главным переломным моментом. Как распад Советского Союза повлиял на активность черкесской диаспоры в Турции и других странах?

Начало 1990-х годов было периодом, когда «воображаемая родина» встретила «реальную» родину. Многие вещи, которые были воображаемы до этого периода, встретились с действительностью. Диаспора и люди на Родине разошлись за более чем столетие. В начале 1990-х годов, когда люди имели возможность посетить земли своих предков, они открыли для себя новые вещи. Иногда им нравились эти вещи, иногда нет. Иногда они возобновляли свои контакты с родственниками, иногда нет. Это имело огромное влияние. 

В течение почти 50 или 60 лет это был активизм, основанный на воображаемых концепциях, но с 1990-х годов он был спущен на землю, где были реальные люди, настоящие личности, реальные локации. В Турции в черкесской диаспоре было специфическое идеологическое движение под названием «Возвращение», которое сосредоточилось на «возвращении на родину». Это также стало реальностью. 

Многие люди начали возвращаться на Кавказ, чтобы пожить временно или поселиться постоянно. Некоторые остались там, некоторые вернулись в Турцию разочарованными. Эти изменения стали возможны  после распада Советского Союза. До окончания холодной войны люди вообще не имели возможности ездить туда. Турция была на переднем крае "холодной войны" в качестве члена НАТО, и лишь очень немногие люди - принимая на себя большие риски – реально ездили на Северный Кавказ. Лишь в 1990-х годах у многих людей появился шанс  посетить то, что они называли родиной предков. 

Какие изменения произошли в черкесской активизме за время правления Партии справедливости и развития (ПСР)? В какой степени эти изменения были прямым результатом политики ПСР, или они  произошли бы в любом случае?

В течение первых двух сроков правления ПСР, с 2002 по 2011 год, имел место процесс демократизации. Движения ПСР по снятию определенных запретов на языковые права для курдов и других этнических групп были частью политики открытости, эти вопросы обсуждались публично. Это создало атмосферу для того, чтобы черкесы заявили о себе турецкой публике.

Появились также новые возможности для средств массовой информации благодаря широкому использованию Интернета в 2000-х годах. Поскольку у черкесских групп на самом деле не было своих СМИ, они использовали Интернет для создания коммуникаций внутри Турции, а затем и в  Иордании, Европе, США и на самом Северном Кавказе. Это также совпало с выбором Сочи местом проведения зимних Олимпийских игр 2014 года в 2007 году. Это стало стимулом  для черкесского активизма на глобальном уровне. 

Что касается самой ПСР, черкес Абдуллатиф Шенер был одним из основателей партии в 2001 году и занимал пост заместителя премьер-министра. Когда он покинул правительство в 2007 или 2008 году,  случилось что-то вроде чистки в  партии. Как только Эрдоган получил контроль над всей партией, в партии осталось мало черкесов. Сегодня в ПСР нет ни одной черкеса в партийной структуре. В составе главной оппозиционной Республиканской народной партии, Народной демократической партии, даже Партии националистического движения, есть ряд видных деятелей черкесского происхождения. Но это больше не относится к ПСР.

Как интернет повлиял на черкесскую активность? Обострил ли он идеологические разломы или сблизил людей?

Черкесам пришлось подождать до 2000-х годов, чтобы провести общественные дебаты на более высоком уровне. Турецкие граждане черкесского происхождения рассредоточены по всей стране, и это физическое разделение было единственной ключевой причиной, по которой невозможно было собирать большое количество людей вместе и обсуждать важные вещи. Кроме того, военный переворот 1980 года действительно изменил правила игры. Были введены ограничения на передвижение и ограничения на собрания большого количества людей. НКО были закрыты по всем направлениям, и они оставались закрытыми, по крайней мере, шесть или семь лет.

В 1990-х годах произошел рост вооруженного курдского активизма, что также повлияло на черкесский активизм, поскольку черкесы не хотели, чтобы их считали какой-то сепаратистской этнической группой. Более того, внутри самого черкесского общества было много разногласий.

В начале 2000-х годов, после смены правительства и после захвата лидера РПК [Рабочей партии Курдистана] Абдуллы Оджалана, за которым последовало прекращение огня, ситуация изменилась. Интернет вошел в контекст в этот же момент. Это дало возможность и платформу активистам по всей стране, чтобы собраться для дискуссий. У черкесов не было медийного выхлопа, и они не были географически объединены, поэтому не было единой платформы. Но интернет дал эту возможность. Вместо  телевизионного канала или газеты, у них появились веб-сайты, группы Yahoo, блоги, где 3000-4000 профессиональных активистов обсуждали все. 

Таким образом, Интернет дал черкесской активности импульс и выход, которого ей не хватало раньше.

http://www.hurriyetdailynews.com/interview-circassian-identity-a-hidden-germ-in-turkish-politics-82165 - оригинал интервью здесь

Продолжение интервью читайте в следующем посте.