"Хюгге" по-кавказски

Дискурс «хюгге» уже не в тренде. На смену ему приходит шотландский козейготх. Но в 2016-2017 гг. все сходили по «хюгге» с ума. Появились книги о хюгге, эксперты по хюгге и, разумеется, рынок товаров, при помощи которых вы сможете создать хюгге, тоже оживился.

Слово «хюгге» датского происхождения, и имеет множество оттенков, но в сухом остатке «хюгге» - это то, что создает человеку уют, покой и комфорт, лишенный пафоса и дороговизны. Хюгге – это о том, что и молчание рядом с близкими людьми может быть уютным. В скандинавских странах есть свои аналоги датского «хюгге».  Скандинавский покой и уют – это домашняя выпечка, имбирные пряники, приготовленные вместе с детьми, свечи, хорошая компания и бокал глинтвейна. А если за окном мороз, а ты -  в теплом доме, теплых толстых носках у зажженного камина, то эти чувства обостряются и играют яркими красками.

Интересно, а что могло бы быть «хюгге» для Северного Кавказа? Несмотря на ожидаемое поле вариаций, все же можно выделить нечто общее, что эмоционально значимо для всех его народов.

Думаю, созерцание гор или восхождение в горы в списке кавказского «хюгге» - это номер один.  «Космо-психо-логос горцев особый, и основным Космосом выступают у них Горы. Горы у горцев больше, чем горы, они у них и Дом, и Небо, спасение и опасность. Горы у них – связующее звено между Землей, ими и Небом. Горы – это вечность для их обитателей. Горы – это вечный их очаг.  Исходя из этих особенностей своего Космоса, горцы обустроили свою жизнь и создали особый мир», - пишет черкесский исследователь К.Унежев.  

Горы – это то, что всегда с тобой.  Это и событие, и обыденность одновременно.

В горах жили (или живут?) герои детских сказок, старухи-колдуньи и эпические  великаны. В горы уходили мстить немногословные абреки, здесь давали клятвы и заключали военные союзы. В знак своего почтения к горам приносили им жертвы, на горных перевалах до сих пор находят наконечники стрел и пули. К «настроению» таких гор, как Эльбрус,  в старину прислушивались, буквально ловили их дыхание. Горы, всегда царственные и недоступные, никогда не вызывают чувства страха, а только чувство своей мизерности. Они отсекают лишнее и все, по поводу чего ты суетился, переживал, становится незначительным мельтешением.

Ходить в горы и видеть  (я бы даже сказала созерцать) горы – это «хюгге» по-кавказски.  

Второе, что может создавать комфортную безмятежность, – это огонь. Огонь на Кавказе связан с идеей Дома. Огонь домашнего очага — это духовный и идеологический центр дома, место, где люди объединяются в одно целое — в семью. Огонь в очаге поддерживала женщина-хозяйка, он передавался от отца к детям, старики рассказывали, что огонь мог храниться в семье в течение даже нескольких поколений и ему не давали погаснуть. У чеченцев неслучайно члены большой семьи называются  «люди одного огня». Огнем клялись, огнем и проклинали.  

Почетное и священное место главы семьи, мужчины, - у огня и очага. Это не имеет никакого отношения к замещению обязанностей женщины на кухне, место главы дома у очага как бы санкционировало его власть, давало ему право на решающий голос и лидерское положение в семье. 

В определенные дни огонь нельзя было давать даже соседям — таким образом соблюдалась дистанция и очерчивались границы возможного общения между семьями. Через огонь нельзя перешагивать, бросать в него мусор, плевать в него. Топили очаг только чистыми дровами. Человека, убитого молнией, почти на всем Кавказе когда-то почитали как святого.

Наконец, какое «хюгге» на Кавказе без воды – шумных водопадов или спокойных рек? Вода очищала физически и духовно, лечила, давала живительную силу. Посидишь даже час возле воды, и ее течение, да еще приправленное запахами горных трава, унесет твои печали, даст покой и расслабление.

Майк Викинг, автор знаменитой книги «Hygge. Секрет датского счастья», публикует  в ней манифест «хюгге». В пункте 10 значится безмятежность: «Это ваш клан. Это место покоя и безмятежности».

Горы, огонь и вода в системе гипотетического кавказского хюгге – это чувство безмятежности. Это корни. И это клан.