Интервью с Ольгой Алленовой о ее книге про Беслан

К 15-летию теракта в Беслане у Ольги Алленовой, журналиста издания "Коммерсант", вышла книга "Форпост. Беслан и его заложники". Я провел очень короткое интервью с Олей, которое вам и предлагаю:

1. О чем твоя книга?

О трагедии в Беслане, в которой погибли взрослые, дети, военные, о том, что она не прожита нашим обществом, не осмыслена, потому что было и остается много лжи об этом теракте. И раз не осмыслена, значит, не сделана работа над ошибками. То есть, нет надежды, что это не повторится.

2. Что нового расскажет твоя книга человеку, который хорошо знает историю теракта и его расследования?

Наверное, такому человеку ничего нового не расскажет. Я писала, потому что люди забывают или уже забыли о том, что случилось в Осетии 15 лет назад. Многие молодые люди тогда только родились. Мне несколько 30-летних коллег сказали недавно, что им тогда было по 15 лет и они не поняли что произошло. Я хотела рассказать им, что вот такая трагедия произошла в нашей стране. Забывать такое нельзя. Это вроде иммунитета - пока помним, будем делать все возможное, чтобы это не повторилось.

3. В названии чувствуется горькая ирония - Осетия это форпост империи, который защищает страну, но и больше всех страдает? Почему такой выбор для названия?

Потому что это так и есть. Форпост всегда страдает больше остальной империи. И поэтому империя должна особенно его защищать. В Беслане этого не произошло.

4. На каком материале создана твоя книга? С кем ты проводила интервью, сколько их было?

Я писала о своих воспоминаниях, вся книга построена на моем личном опыте. За 15 лет я брала интервью у многих людей в Беслане и во Владикавказе. Это и потерпевшие, и их родные, и чиновники. Последняя часть построена на разговоре с "бесланскими матерями", я приезжала к ним в апреле этого года.

5. Насколько тяжел был процесс работы над текстом? Получалось отключать эмоции и быть профессионалом до конца, без чувств?

Нет, не получалось. Мне очень тяжело далась эта книга. К концу работы над ней я перестала спать, мне пришлось брать отпуск и уехать, чтобы прийти в себя. Я не профессионал в этом смысле, я не могу отключать эмоции.

6. Что ты лично для себя открыла нового в процессе работы над книгой?

Встреча с матерями Беслана в апреле показала мне, как много в них боли до сих пор. Это меня потрясло. Я поняла, что когда травма не проработана, она разрастается в тотальное недоверие к миру. Это с нашим народом, мне кажется, и происходит. У нас много непроработанных травм, потому что по всем трагическим событиям последнего столетия не было честного анализа, покаяния, работы над ошибками. Вокруг бесланской трагедии было много лжи, и эта ложь сейчас разрослась, люди все меньше доверяют власти.

7. Ты сама из Северной Осетии. Как ты думаешь, стала ли жизнь здесь более защищенной или возможно повторение подобного теракта?

Я не знаю. Мне хочется верить, что в Осетии больше никогда ничего такого не случится. Я люблю Осетию, большая часть моей души всегда тут.

8. Сусанна Дудиева в своих интервью говорит, что теракт мог быть не только использован федеральными властями, он мог быть спланирован ими для введения «вертикали власти». Ты согласна с этим обвинением?

Я не могу выдвигать версии, я лишь журналист. Но если потерпевшие так считают, значит, эта версия должна тоже рассматриваться. Свидетели говорили в суде, что одна террористка кричала главарю, что их вели на райотдел милиции, а не на школу. Что произошло, почему план изменился, не понятно. Официальная версия гласит, что террористы приехали 1 сентября на одной машине, а свидетели говорили, что видели террористов за неделю до этого на рынке в Беслане, и еще - что к началу захвата отряд боевиков уже был на втором этаже школы. Об этом, в частности, Сусанна Дудиева вспоминала в суде. Очень много вопросов, а ответов нет.

9. Есть версия официальная, где виноваты только террористы, и есть версия пострадавших, где они во многом винят власть. Что должно случиться в стране, чтобы федеральная власть признала хотя бы часть своих ошибок, или это невозможно?

Наверное власть должна понять, что только честные отношения со своим народом - это залог доверия и, как следствие, залог общей безопасности.

АЦ