Свидетель по делу Гаджиева в суде отказался от показаний

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Представитель муфтията Дагестана Ильяс Умалатов на заседании суда по делу журналиста газеты "Черновик" Абдулмумина Гаджиева заявил, что не подтверждает данные во время следствия показания о причастности Абу Умара Саситлинского к строительству "Школы хафизов" и об экстремистских взглядах ее учеников.

Как писал "Кавказский узел", журналист дагестанской газеты "Черновик" Абдулмумин Гаджиев, а также глава благотворительного фонда "Ансар" Абубакар Ризванов и Кемал Тамбиев были задержаны по делу о финансировании терроризма. Суд в Ростове-на-Дону продлил до 28 января 2022 года арест Гаджиеву. На заседании 2 декабря два засекреченных свидетеля заявили, что посещали мечеть в Махачкале и слушали проповеди Исраила Ахмеднабиева (Абу Умара Саситлинского), среди знакомых которого был человек по имени Абдулмумин, призывавший в своих публикациях собирать для проповедника деньги. Свидетели не подтвердили причастность Гаджиева к финансированию терроризма, указала адвокат.

По версии следователей, журналист дагестанской газеты "Черновик" Абдулмумин Гаджиев, а также глава благотворительного фонда "Ансар" Абубакар Ризванов и Кемал Тамбиев собрали для террористов под предлогом строительства мечетей и помощи малоимущим мусульманам 68 миллионов рублей и 200 тысяч долларов. Следствие связывает их с дагестанским проповедником и основателем исламского фонда "Мухаджирун", известным как Абу Умар Саситлинский, который объявлен в розыск по делу о терроризме. Все трое находятся под стражей в СИЗО Ростова-на-Дону. Гаджиев настаивает на своей невиновности, а его коллеги считают уголовное дело способом давления на журналиста.

В Южном окружном военном суде в Ростове-на-Дону 16 декабря продолжилось рассмотрение дела Гаджиева, Ризванова и Тамбиева. На заседании присутствовали родители Кемала Тамбиева, а также двое представителей СМИ, передал корреспондент "Кавказского узла".

По видеосвязи с гарнизонным военным судом в Махачкале был допрошен засекреченный свидетель под псевдонимом Александр Марков, он  оказался не знаком с подсудимыми. Мониторы видеосвязи в зале ростовского суда были полностью затемнены, и свидетеля могла видеть только коллегия судей через компьютер на своём столе, голос свидетеля искажен не был. Он говорил с сильным кавказским или азиатским акцентом.

Марков рассказал, что в 2015 году в Дагестане он работал на своём КамАЗе, занимался перевозкой стройматериалов и однажды увидел объявление о строительстве в дагестанском селе Новокули дома для детей-сирот. Свидетель сказал, что решил откликнуться на него и, приехав на стройку, познакомился там с прорабом по имени Рома. Впоследствии, по словам Маркова, он три раза привозил на стройку песок, за что ему давали по две тысячи рублей.

Свидетель сказал, что после третьего рейса решил не приезжать, так как во время разговора за обедом другие рабочие "оказались бородатыми" и "говорили о том, что жизнь в нашей стране несправедливая по сравнению с исламскими государствами".

Отвечая на вопросы защиты и подсудимых, свидетель сказал, что после увиденного он не стал обращаться в правоохранительные органы, а вопрос о том, как он стал свидетелем, был снят судьёй. Также Марков затруднился пояснить, зачем на следствии он требовал скрыть данные о своей личности.

Маркову также оказалась неизвестны фамилия Исраила Ахмеднабиева (Абу Умара Саситлинского), то, кому принадлежала стройка, и названия благотворительных фондов "Амана", "Ансар" и "Мухаджирун". Только в конце допроса Марков сказал, что рабочие стройки "между собой упомянули, что Абу Умар Саситлинский в международном розыске и не может сюда приехать".

По просьбе гособвинителя был оглашен протокол допроса Маркова от 20 марта 2020 года и протокол опознания. В них свидетель заявлял следователю, что прораб Рома предлагал ему "работать вместе с Саситлинским", а по фотографиям опознал Рому как Ровшана Алиева (находящегося в розыске фигуранта дела, - прим. "Кавказского узла") и присутствовавшего на стройке Шамиля как Шамиля Кадырова. Марков подтвердил эти показания.

26 июня 2019 года Северо-Кавказский (сейчас - Южный) военный суд признал жителя Дагестана Шамиля Кадырова виновным в пособничестве в финансировании терроризма и приговорил его к восьми годам колонии. По версии обвинения, он перевел более 800 тысяч рублей членам запрещенной в России судом террористической организации "Исламское государство". Вину он не признал. В ноябре 2019 года Верховный суд России оставил в силе приговор Шамилю Кадырову.

Абубакар Ризванов попытался задать свидетелю еще несколько вопросов, однако судья сказал, что "противоречия были устранены", и завершил допрос.

После обеденного перерыва был допрошен второй свидетель - представитель муфтията Дагестана Ильяс Умалатов. Он также сказал, что незнаком с подсудимыми.

Отвечая на вопросы прокурора, Умалатов рассказал, что знает о "Школе хафизов" в селе Новосаситли "только то, что она была закрыта и пустовала". "Потом к нам (муфтияту) обратились люди, чтобы запустить там религиозное обучение.  Меня попросили там работать, я работал там, набрал определенное количество детей, обучал их там Корану и религии", - сказал он в суде.

Умалатов пояснил, что работал там "в 2018 или 2019 году", что было в этой школе ранее, ему неизвестно, саму школу построил "джамаат села", а Абу Умар Саситлинский ему известен "только по статьям из интернета" и "по слухам".

По просьбе прокурора был оглашен протокол допроса Умалатова от 15 октября 2019 года. Свидетелю "известно, что "Школу хафизов" построил Абу Умар Саситлинский", и ранее в ней преподавали "арабский язык и Коран сразу, что может привести к неправильному толкованию Корана и распространению в обществе экстремистской идеологии", говорилось в документе.

Умалатов заявил, что не подтверждает эти показания. "Мне сказали, что это не показания, а просто надо так дело завершить, просто для галочки. В основном там слухи, это не информация, которую я знаю и подтверждаю", - сказал он.

Свидетель также уточнил, что не знает, работает ли "Школа хафизов" сейчас, а об экстремистских взглядах ее учеников он ни разу не слышал.

Следующее заседание намечено в 10.00 мск 23 декабря. Ожидается, что допрос свидетелей обвинения будет продолжен.

Адвокат назвал бесполезными для защиты и обвинения показания двух свидетелей

"Я считаю, что ни первый, засекреченный, ни второй свидетель не сказали ничего, что имеет отношение к делу... Поэтому и вопросов сегодня к ним особо не было, поскольку все, что они рассказывают, к делу отношения не имеет, подсудимых они не знают. Они не сообщили сведений ни в нашу пользу, ни против нас", - прокомментировал заседание адвокат Арсен Шабанов. У Абдулмумина Гаджиева нет жалоб на здоровье и условия содержания в ростовском СИЗО, сказал он корреспонденту "Кавказского узла".

Мать Кемала Тамбиева Фатима рассказала, что виделась с сыном давно, еще в следственном изоляторе в Махачкале. "Потом из-за пандемии начались ограничения, сказали, что нельзя, и в итоге так до сих пор (и не увиделись)", - сказала она.

"Он звонил пару раз за всё время, но это было очень давно. Через адвокатов он жене передавал обращения, также пару раз", - добавила мать подсудимого.

Он сказала, что передачу от родных сегодня не взяли. "Нам сказали, что он выбыл из СИЗО, и поэтому не приняли, попробуем привезти ее еще раз. До этого принимали", - сказала Фатима. По ее словам, состояние здоровья Тамбиева "сейчас нормальное, ранее он долго кашлял".

Журналисты Идрис Юсупов и Магди Камалов провели одиночные пикеты в центре Махачкалы. Они потребовали освободить Абдулмумина Гаджиева и прекратить бездоказательные аресты. Прохожие и автомобилисты выражали поддержку пикетчикам, рассказал Юсупов.

"Кавказский узел" также писал, что коллеги журналиста "Черновика" Абдулмумина Гаджиева считают случаи давления на СМИ и уголовного преследования журналистов всероссийским трендом и еженедельно проводят одиночные пикеты с требованиями прекратить уголовное преследование своего коллеги Абдулмумина Гаджиева, освободить политических заключённых и остановить аресты без доказательств. 

Дело Абдулмумина Гаджиева имеет общие черты с попыткой уголовного преследования московского журналиста Ивана Голунова, считают участники онлайн-дискуссии, проведенной на "Кавказском узле" 27 июня 2019 года. Подробнее о деле Гаджиева рассказывается в материале "Кавказского узла" "Голунов номер два": главное о деле Абдулмумина Гаджиева". Новости о преследовании активистов в регионах юга России и Южного Кавказа "Кавказский узел" размещает на тематической странице "Преследование активистов".

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"