Процесс по делу Абдулмумина Гаджиева создал угрозу закрытия "Черновика"

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Коллеги журналиста Абдулмумина Гаджиева не рассчитывают на справедливый приговор и опасаются закрытия "Черновика" по окончании судебного процесса по его делу, выяснила "Новая газета". Жители Дагестана боятся выходить на акции в защиту Гаджиева, но поддержка в соцсетях растет, указала изданию супруга журналиста.

Как сообщал "Кавказский узел", в Махачкале еженедельно проходят одиночные пикеты в поддержку журналиста "Черновика" Абдулмумина Гаджиева. Участники пикета 9 августа - учредитель "Черновика" Магди Камалов, заместитель главного редактора этого издания Магомед Магомедов и журналист Идрис Юсупов - потребовали также освобождения всех политзаключенных.

По версии следователей, журналист дагестанской газеты "Черновик" Абдулмумин Гаджиев, а также глава благотворительного фонда "Ансар" Абубакар Ризванов и Кемал Тамбиев собрали для террористов под предлогом строительства мечетей и помощи малоимущим мусульманам 68 миллионов рублей и 200 тысяч долларов. Следствие связывает их с дагестанским проповедником и основателем исламского фонда "Мухаджирун", известным как Абу Умар Саситлинский, который объявлен в розыск по делу о терроризме. Все трое находятся под стражей в СИЗО Ростова-на-Дону. Гаджиев настаивает на своей невиновности, а его коллеги считают уголовное дело способом давления на журналиста.

Бывший главред "Черновика" дала показания против Гаджиева

На последнем заседании в качестве свидетеля обвинения выступила Надира Исаева, бывший главный редактор "Черновика", которая повторила показания, данные секретными свидетелями, указал нынешний главред издания Магомед Магомедов в интервью "Новой газете" "Следствие нарушило законы физики".

"Общая их логика в том, что они слышали, как некое третье лицо что-то говорило про Гаджиева и Саситлинского, а прямых свидетельств нет. В показаниях Исаевой тоже ничто прямо не указывает на то, что Гаджиев или даже Саситлинский имеют причастность к террористической деятельности. Когда ее спрашивают, что на это указывает, она отвечает: «Если вы общались с Саситлинским или в друзьях с ним на фейсбуке, то значит, вы тоже такие же террористы, как он. Если вы резко против ничего не говорили, значит, у вас какие-то общие делишки»", - приводятся слова Магомедова в сегодняшней публикации "Новой газеты".

Нет ни одного ни прямого, ни косвенного факта, что Гаджиев был причастен к деятельности фондов Саситлинского, в то время как сама Исаева ранее обеспечивала информационное сопровождение этих фондов, отметил Магомед Магомедов.

Допрос Надиры Исаевой проходил в Южном окружном военном суде в Ростове-на-Дону 6 августа. Первоначально она выступала свидетелем обвинения под псевдонимом «Аркадий Смирнов», однако решила не скрывать свою личность, указано в публикации "Черновика" от 11 августа.

Коллеги Абдулмумина Гаджиева не рассчитывают на справедливый приговор, но надеются, что наказание будет минимальным - пять или шесть лет заключения.

"Да, ты видишь на примерах сотен других людей, которые обращаются в редакцию, что обращение к власти в подобных ситуациях превращается в формальный характер. Но тем не менее ты и сам обращаешься, потому что все-таки надеешься, что здравый смысл проснется, и там отреагируют, решат хоть как-то ограничить беспредел. <...> У него просто украли из жизни время, которое он мог провести с детьми, за самообразованием, работой в нашей редакции, и за это никто не будет нести ответственность", - констатировал Магомед Магомедов.

Абдулмумин Гаджиев принял участие в ежегодном конкурсе "Кавказского узла" имени погибшего журналиста Ахмеднаби Ахмеднабиева за 2020 год. Гаджиев занял второе место за записанный им рассказ семи молодых дагестанцев о том, как следователями фабрикуются дела о терроризме.  В материале "Следствие ведёт Зульпукарова", который журналист прислал в "Черновик" из СИЗО, рассказывается о пытках, угрозах следователей, подбрасывании вещественных доказательств. Подробнее об итогах конкурса имени Ахмеднабиева за 2020 год рассказывается в материале "Кавказского узла" "В конкурсе Ахмеднабиева победил фильм Пивоварова про Дагестан".

Гаджиева поддерживают в соцсетях

Акции в поддержку Гаджиева проводят только его коллеги, потому что жители Дагестана боятся, указал главред. "После задержания Абдулмумина, которого мы и тогда воспринимали не просто как нашего коллегу, а как общественного и религиозного деятеля, у которого довольно много учеников и последователей, мы тоже думали, что за него будут выходить не меньше 200 человек. Но мы очень сильно в этом плане ошиблись. Если первые дни приходило столько человек, то потом люди занялись своими делами. Нельзя их за это винить, потому что в Дагестане часто бывает, что группа людей выходит возмущаться и по более серьезным вопросам, а потом <...> у кого-то <...> в карманах <...> обнаруживаются патроны или наркотики. Эта практика привела к тому, что люди стали бояться выходить на улицу и о чем-то заявлять. Если бы выходящие сейчас на пикеты не были журналистами, то их бы тоже внаглую забирали оттуда и отвозили в <отделение силовой структуры>", - предположил Магомедов.

Он уверен, что цель уголовного преследования Гаджиева — закрытие "Черновика". "После обвинительного приговора Абдулмумину Гаджиеву они поднимут устав газеты, где говорится, что задание корреспондентам дается главным редактором. Задание оказалось «преступным», и это признают основанием закрыть газету", — пояснил Магомед Магомедов.

Поддержка Гаджиева в соцсетях только увеличивается, отметила его супруга Дана Сакиева. "Отрицательные отзывы — единичные, и в основном это закрытые или только созданные профили. В жизни тоже не могу назвать никого, кто бы дал негативную реакцию. Я врач, и ежедневно на приемах бывает масса пациентов, и каждый день минимум один человек скажет в конце приема: «Мы молимся за вашу семью, за вашего супруга»", - рассказала она.

У Абдулмумина Гаджиева и Даны Сакиевой четверо детей. "Где бы они ни были — на секциях, в школе, среди соседей, на улице, на детской площадке — они слышат фразу: «У вас папа такой хороший, такой замечательный». Это не дает им унывать", - отметила их мать.

Жена Гаджиева не исключила, что семья покинет Дагестан

Сакиева отметила, что обеспокоена судьбой сыновей в Дагестане. "Сейчас у меня стали возникать мысли, связанные даже не с задержанием супруга, а с тем, что у нас подрастают мальчики. Когда прихожу в СИЗО, вижу матерей, жен и сестер тех, кто привлекается по статье за наркотики и каким-то другим. Они говорят, что их родственники не виноваты. Поначалу я думала, что они пытаются защитить своих родных, но там действительно масса тех, кто просто оказался в неудачное время в неудачном месте, когда [силовикам] просто нужен был дополнительный рапорт. И если тут такая система, какой смысл, несмотря на то что это моя родина, тут учиться, развиваться, работать, если так легко попасть в этот механизм, который тебя просто перемелет", - указала Дана Сакиева.

Сакиева не исключила, что их семья покинет республику после освобождения Гаджиева. "Это важный вопрос, но мы его с супругом не обсуждали. Но у меня нет каких-то грез по поводу того, что где-то нас ждут, где-то очень хорошо, потому что везде свои нюансы. Но, конечно, от знакомых и незнакомых людей я слышу одно и то же: людей выпускают, а через время или сразу их снова забирают по другим статьям, а некоторые пропадают", - сказала она.

Сам Гаджиев никогда уезжать не планировал, отметила Сакиева. "Несмотря на то, что я не из Дагестана, а черкешенка из Карачаево-Черкесии, я очень привыкла жить здесь, и каких-то глобальных минусов в Дагестане я не вижу, кроме той ситуации, которая сложилась с супругом", - добавила жена журналиста.

Подробности дела Гаджиева можно узнать из материала "Кавказского узла" "Голунов номер два": главное о деле Абдулмумина Гаджиева". Новости о преследовании активистов в регионах юга России и Южного Кавказа "Кавказский узел" размещает на странице "Преследование активистов".

Автор: