Адвокаты Абхазии потребовали ввести уголовное наказание за вмешательство в их деятельность

Силовики в Абхазии не допускают адвокатов к подзащитным, отказывают им в предоставлении материалов дела, а также оказывают на них давление, заявили в местной палате адвокатов. Организация потребовала от властей ввести уголовную ответственность за вмешательство в адвокатскую деятельность после случая с задержанием Жанны Шенкао.

Как сообщал "Кавказский узел", 28 июня стало известно, что Коллегия адвокатов Абхазии обратилась к президенту Аслану Бжания в связи с вмешательством правоохранительных органов в адвокатскую деятельность. Поводом также послужил инцидент с адвокатом Жанной Шенкао, которая обвинялась в распространении информации провокационного характера, в том числе на политические темы, в Facebook под ником Сатанеи Гуашьа.

Адвокат Жанна Шенкао рассказала, что 23 июня ей позвонил подзащитный из СИЗО "Дранда" и попросил приехать к нему на встречу якобы для обсуждения его условно-досрочного освобождения. В этот же день Шенкао прибыла в изолятор. Ее доверитель отказался общаться в комнате для допросов, и адвокат спустилась с ним на первый этаж. "Там меня ожидал [один из криминальных авторитетов]. Я раньше его знала. Он сказал, что решил установить истину, так как его братья считают, что я являюсь блогером под ником [Сатанеи Гуашьа] в Facebook. Он мне угрожал, говорил, что за окном 100 заключенных и они в любой момент ворвутся и разорвут меня", – рассказала Шенкао корреспонденту "Кавказского узла".

"Я показала [криминальному авторитету] свой телефон, открыла свою страницу, чтобы доказать, что к анониму под ником [Сатанеи Гуашьа] я не имею отношения. Я поняла, что он не очень мне поверил, после этого разговор продолжился не больше пяти минут и я ушла", – пояснила адвокат.

По ее словам, как только она вернулась в Сухум из Дранды, ее задержали [силовики]. "[Они] меня допрашивали в течение восьми часов, требовали признаться, что именно я являюсь тем анонимом, утверждали, что у меня есть второй телефон и требовали его выдать", – рассказала Шенкао.

Она связала свое преследование с тем, что имеет отношение к подозреваемым в убийстве криминального авторитета на набережной в Сухуме в ноябре 2019 года, у нее есть ребенок от одного из подозреваемых и является свидетелем защиты по этому уголовному делу, поэтому ее пытаются запугать, используя формальный повод. "Это связано не с моей адвокатской деятельностью, это связано с тем, что я имею отношение к уголовному делу по убийству на набережной. Я обращаюсь к министру МВД, председателю СГБ и начальнику СИЗО, чтобы они действительно провели проверку и разобрались в ситуации. Мое решение выступить публично и рассказать о происшествии был единственный на тот момент способ для меня. Может быть тот, кто спланировал это, надеялся на другой исход. Но я молчать не стала", – заявила Шенкао.

22 ноября 2019 года в Сухуме люди в масках открыли стрельбу на набережной возле входа в ресторан "Сан-Ремо", в результате погибли два человека, еще четверо получили ранения. Одна из них, официантка Доминика Акиртава, скончалась в больнице 3 декабря. Подозреваемыми в тройном убийстве в Сухуме оказались бывшие силовики.

Она отметила, что сотрудники правоохранительных органов официально ее не задерживали, никаких протоколов не составляли, телефон ей вернули перед тем, как выпустить из здания МВД.

Адвокатский корпус Абхазии отказался от забастовок, поскольку это нарушит права их заявителей, в ближайшее время Палата адвокатов Абхазии направит в парламент страны законопроект о введении уголовной ответственности за вмешательство в адвокатскую деятельность, сообщил председатель палаты Константин Чагава.

Также он заявил, что намерен добиться встречи с главой республики Асланом Бжания, чтобы донести до него проблемы адвокатуры в Абхазии "Систематически нарушаются наши профессиональные права на допуск к подзащитному, бывает, что адвокат встречается со своим доверителем только на первом допросе. Нам приходится неделями выяснять, где содержится наш подзащитный. И это стало практикой уже", – сказал Чагава корреспонденту "Кавказского узла".

Он привел в качестве одного из последних примеров недопуск адвоката к Ахре Авидзбе. Его защитник Инга Габилая жаловалась, что ей не удается встретиться со своим подзащитным. Также в апреле 2018 года был задержан адвокат Валерий Цушба и доставлен в ИВС МВД Абхазии. Несколько часов к нему не пускали представителей адвокатского сообщества, через пять часов он был освобожден без объяснения причин, при этом адвокаты связывали задержание Цушбы с его профессиональной деятельностью и попыткой оказать на него давление.

Бывший помощник президента Абхазии Ахра Авидзба был задержан по подозрению в незаконном хранении оружия 4 марта. 11 июня стало известно, что Гулрыпшский районный суд признал его виновным в хранении оружия и приговорил к трем годам лишения свободы условно и штрафу 10 тысяч рублей.

Один из старейших адвокатов Абхазии Тариел Парулуа рассказал, что в своей адвокатской деятельности он часто сталкивался с произволом силовиков в отношении адвокатского сообщества. Он заявил, что согласен с председателем адвокатской палаты, что зачастую они нарушают законы и не дают защитникам выполнять профессиональные обязанности, при этом жаловаться на них бесполезно. Но с произволом в отношении адвокатов со стороны арестованных и осужденных сталкивается впервые и считает, что это недопустимо.

"По их "понятиям", негласным правилам такой ситуации не может быть в отношении адвоката. В криминальных кругах к нему особое уважение, даже если у адвоката произойдет кража, всегда найдут и ему принесут украденное. Я считаю, что если это действительно произошло, то на них кто-то повлиял. Я считаю, что необходимо выяснить кто и сразу прекратить эту практику", – сказал Парулуа корреспонденту "Кавказского узла".

Адвокат Тимур Тапагуа заявил, что сам часто сталкивается с ограничением его адвокатских прав, в том числе по недопуску к подзащитным, отказу в предоставлении материалов уголовного дела, невозможностью встречи с доверителем в любое время, но о таком открытом давлении на адвоката он не слышал.

"Это тревожные звонки, что за слова, за взгляды в Абхазии стали задерживать. Я считаю, что если мы откажемся от работы, то это ни к чему не приведет, только люди останутся без защиты. Если мы хотим жить в правовом государстве, то и отстаивать свои права нужно в правовом русле. Добиваться уголовной ответственности за вмешательство в адвокатскую деятельность", – сказал Тапагуа корреспонденту "Кавказского узла".

Редактор газеты "Нужная" Изида Чания считает, что "восьмичасовые беседы" силовиков вне закона. "У нас не запрещено высказывать свое мнение или публиковать посты в социальных сетях под никами. Если они усмотрели оскорбление, клевету, тогда где у уголовного розыска есть потерпевший-заявитель? Должно быть заявление, но Жанну Шенкао с ним не ознакомили. Видимо, у нас преступность побеждена и больше нечем заняться", – сказала Чания корреспонденту "Кавказского узла".

Задержание адвоката, по ее мнению, еще один "ляп" правоохранительной системы, после которого все руководство МВД и СГБ должно уйти в отставку. "Из последних: "благодаря" МВД и СГБ задержание Ахры Авидзбы превратилось в пародию на правосудие. Заявляли об организации государственного переворота, два месяца продержали в заключении четырех человек, а в суде оказалось, что не только взрывное устройство спутали с дымовой шашкой, но даже место обыска правильно указать не смогли. В итоге всех отпустили в зале суда", – отметила Чания.

Она считает, что недопустимо сотрудничать с заключенными в поиске анонимов. Чания также отметила, что правоохранительные органы стали закрыты не только для адвокатов, но и для журналистов. "В обязанности МВД и СГБ не входит цензура и наблюдение за социальными сетями, в частности. То, что они делают, сильно напоминает времена репрессий – и сотрудничество с заключенными, и давление на инакомыслящих", – заключила Чания.

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"