Защита сочла слишком суровым приговор по делу о подмене органов роженицы Мачкалян

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Строгий приговор волгоградского суда по делу о подмене внутренних органов умершей роженицы Елены Мачкалян стал следствием "ажиотажа вокруг дела" и будет обжалован, заявила адвокат патологоанатома Вадима Колченко. Вдовец Арам Мачкалян остался доволен решением суда.

Как писал "Кавказский узел", суд в Волгограде приговорил патологоанатома Вадима Колченко к девяти годам колонии строгого режима, признав его виновным в подмене биологических образцов умершей при родах Елены Мачкалян, а также в получении взяток и хищении премий медработников. Две подчиненные Колченко приговорены к условному сроку.

По версии следствия и суда, Вадим Колченко, решив искусственно занизить статистику материнской смертности, с помощью двух подчиненных подменил биологические образцы умершей Елены Мачкалян. Кроме того, Колченко требовал "откаты" от подчиненных. Ему были предъявлены обвинения по статьям о получении взяток, организации служебного подлога, превышении должностных полномочий и мошенничестве. 4 сентября 2019 года Колченко заявил, что его подставили под обвинение в служебном подлоге, подменив биологические образцы умершей женщины.

Вдовец Арам Мачкалян назвал приговор справедливым. "Реально восторжествовала справедливость. Огромное спасибо суду, на мой взгляд, он очень объективно разобрался, принял справедливое решение. Скорее всего, обжаловать приговор мы не будем. Я уверен, что сторона защиты будет обжаловать, это их право", - сказал он корреспонденту "Кавказского узла".

На оглашении приговора 31 марта и 1 апреля присутствовали потерпевшие, подсудимые и адвокаты, рассказал Мачкалян. Он отметил, что прошел долгий путь, потратил много сил, чтобы добиться такого приговора.

Обоснованным назвала приговор и адвокат Мачкаляна Ольга Забелова. "Считаю приговор Дзержинского районного суда Волгограда законным, обоснованным и соответствующим всем требованиям уголовно-процессуального законодательства", - заявила Забелова корреспонденту "Кавказского узла". Судебное разбирательство было справедливым, на основе принципа состязательности и равноправия сторон, добавила она.

Адвокат же осужденного Вадима Колченко Ольга Галушкина заявила о необъективности суда. "Возможно, повлияла нехорошая огласка и ажиотаж, который создан вокруг этого дела. Полагаем, что выводы суда не подтверждаются доказательствами. Мы видим ряд нарушений и огрехов в приговоре, безусловно, будем его обжаловать. Даже если говорить, что приговор правильный в плане квалификации действий, в любом случае мы считаем, что он чрезмерно суровый в отношении Колченко, несправедливый. Ему, помимо основного наказания, назначено еще и дополнительное, однако оно не учитывает финансовое состояние как его самого, так и его семьи. У него трое детей, двое из них несовершеннолетние, жена на иждивении. Штраф в 2,5 миллиона совершенно не соответствует тяжести содеянного", - сказала она корреспонденту "Кавказского узла".

Защита пока не получила текст приговора, хотя на обжалование дается лишь 10 дней. "Причем один из них прошел, поскольку приговор начали провозглашать 31 марта. Его обещают выдать 5 апреля, соответственно, на подготовку апелляционной жалобы остается три дня. Скорее всего, сначала мы подадим предварительную жалобу. Мы хотим ознакомиться с протоколами судебного заседания, изучить приговор – он очень большой, и уже после этого будем готовить мотивированную жалобу со ссылкой на конкретные доказательства, которые, по нашему мнению, суд не учел или неправильно оценил", - отметила Галушкина.

Наказание, определенное судом, слишком суровое, заявила адвокат. "Мы считаем, что есть масса исключительных обстоятельств – у Колченко серьезное заболевание, возраст достаточно солидный, 56 лет, не факт, что он этот срок вообще успеет отбыть, с учетом его диагноза и заболеваний. Это очень серьезное наказание, не соответствующее содеянному", - добавила Галушкина.

Елена Мачкалян умерла 29 января 2017 года после родов. Ее супруг Арам Мачкалян полагает, что обвиняемые допустили врачебную ошибку, которая привела к смерти женщины, а "смерть ребенка носит уже косвенный характер". Дело в отношении врачей перинатального центра Волжского Натальи Андреевой и Елены Поповой слушается в горсуде Волжского. 25 марта допрошенные судом эксперты назвали неправильные действия врачей причиной смерти Елены Мачкалян.

Рассмотрение дел, связанных со смертью Елены Мачкалян, в разных судах "никак не связано с политическими мотивами или какими-то интригами", рассказала адвокат Наталья Синявская. "В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом дела рассматриваются по месту совершения преступлений. Поскольку перинатальный центр находится в Волжском, то дело слушается там, преступление по подмене органов совершено в Дзержинском районе, поэтому дело слушалось в Дзержинском райсуде", - пояснила она корреспонденту "Кавказского узла".

По словам Синявской, она не видит "особой суровости" в приговоре патологоанатому. "Я считаю, что ситуация дошла до такого состояния, что если не предпринимать мер по наказанию виновных в таком отношении к своим обязанностям, к пациентам – а здесь вообще речь о матери и ребенке – то все будет усугубляться и усугубляться. По моему мнению, приговор справедливый и законный. Он (Колченко) ведь не просто по настроению органы поменял, он сделал это с целью скрыть преступление тех, кто довел до смерти человека – людей, которые в силу своей профессии обязаны спасать жизни. Они бездушно и халатно отнеслись к своим обязанностям – довели человека до смерти, а он их преступление скрыл", - заявила адвокат.

Показания Колченко на предварительном следствии (от которых он потом отказался) о том, что подмены органов от него потребовало руководство, "это только слова", отметила Синявская. "Делал это он, он мог и должен был отказаться. Если даже ему это сказали, я думаю, доказать он этого не может. Это его утверждение, ничем не подтвержденное. Может быть, следствие и радо было бы привлечь всю цепочку его руководства, но чем докажешь, что ему реально было дано такое указание? Может быть, это его способ защиты? Это сокрытие преступления, да еще какого – смерти матери и ребенка", - подчеркнула она.

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"