Публичные извинения размыли традиции покаяния на Кавказе

Публичные извинения за малозначительные проступки идут вразрез с кавказскими традициями, которые предписывали горцам каяться перед старейшинами только за серьезную провинность, считают академики Сергей Арутюнов и Владимир Бобровников. Горцы придавали значение не словам извинения, а деятельному раскаянию, отметил исследователь Руслан Гереев.

Как писал "Кавказский узел", жители Чечни неоднократно приносили публичные извинения. Так, в сентябре полиция Чечни задержала местную жительницу Секинат Ибрагимову, обвинив ее в оказании магических услуг, после чего задержанная раскаялась в содеянном в эфире ЧГТРК "Грозный". Ранее три уроженки Чечни извинились в эфире чеченского ТВ за обращение к Рамзану Кадырову в связи с тем, что "им негде жить и некому помогать". 

Напомним, что власти Чечни неоднократно попрекали местных жителей за несоблюдение традиций. Так, в феврале после извинений чеченки Малиды Магерамовой в эфире  ЧГТРК "Грозный" за обращение к властям чиновники потребовали от сыновей пожилой женщины самостоятельно решить ее проблемы с жильем.  В сентябре после публичного покаяния трех уроженок Чечни за обращение к Рамзану Кадырову власти Чечни призвали родственников чеченокледить за своими женщинами".

Аналитики назвали отличия сегодняшних извинений кавказцев от традиции вайнахов

У вайнахов была традиция покаяния, которая использовалась в случае серьезных проступков и в основном для прекращения кровной мести, отмечает этнолог, член-корреспондент Российской академии наук Сергей Арутюнов.

"Раньше это делалось только в случае серьезных поступков, убийства или чего-то подобного. Родственники убийцы собирались, ждали решения старейшин. Старейшины назначали какой-то весьма серьезный штраф или выкуп, которые должны выплатить родственники убийцы. А родственники убийцы должны были быть без оружия и поясов в знак некоего своеобразного подчинения. Можно было потребовать, чтобы они пришли пешком,  в некоторых случаях кто-то из родственников должен был стоять на коленях или у ворот. Слов много не говорилось. Говорили в основном старейшины, которые выносили приговор. Сам виновный молчал, а его родственники – отец или брат – каялись" – рассказал корреспонденту "Кавказского узла" Арутюнов. 

По его словам, извинения приносились публично, но "это было не обязательно". "Например, могли попросить соседей выйти, чтобы стать свидетелями этого", - сообщил Арутюнов, добавив, что у вайнахов "не было цели унизить достоинство провинившегося".

"Извинения не считались позором. После извинений обычно стороны прекращали враждовать, и между ними начиналась дружба", – добавил этнолог. Арутюнов также отметил, что в настоящее время практика покаяний упростилась. «Решение (о необходимости извинений) принимается иначе: это могут быть не только уважаемые старейшины, а, допустим, местные начальники. Это может происходить просто за высказывания: позволил себе политическую критику, ничего кроме слов не сказал, но осуждают за это, заставляют публично извиниться за свои слова. Различие того времени и наших реалий в этом", – заявил ученый, добавив, что поступки, за которые сейчас извиняются, "должен регулировать российский суд".

По традиции вайнахов решение об извинениях принималось за более серьезные проступки нежели в настоящее время, подтверждает профессор Высшей школы экономики, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат исторических наук Владимир Бобровников.

"У вайнахов, горских народов была традиция извинений. Она применялась в случае серьезных проступков, когда возникала опасность ответного убийства, кровной мести и так далее. Извинение не было позором или унижением. Это был способ примирения родов, чтобы не было жесткого конфликта… никто не заставлял извиняться - это делалось по решению старейшин", - сказал корреспонденту "Кавказского узла" Бобровников, добавив, что «со временем эта традиция сильно изменилась».

По словам Бобровникова, сейчас чаще прибегают к публичным извинениям, «даже в более простых ситуациях, когда нет необходимости публичных извинений».

В докладе Международной кризисной группы "Чечня: внутреннее зарубежье", который опубликован на "Кавказском узле", указывалось, что жители Чечни приносят публичные извинения руководству республики вынужденно, после давления и угроз в свой адрес.

У горцев была традиция извинений, основополагающим принципом которых были не слова, а поступки после содеянного, сообщил директор Центра исламских исследований Северного Кавказа Руслан Гереев.

"Я бы не стал отличать вайнахов от горцев. В этикете горцев не было такой масштабной традиции извинений, потому что с детства прививалось воспитание – не совершать то, что не приветствуется обществом. Для этой модели поведения извинения не требовались. Конечно же, если человек переступил адат, совершил недозволенный поступок, старейшины принимали решения об извинениях и материальном поощрении пострадавшей стороны, чтобы не было злобы. Такая традиция была. Но главное было не слово "извини", а поступок после инцидента", – рассказал корреспонденту "Кавказского узла" Гереев. 

По его словам, горцы не считали публичные извинения позорным поступком. "Если оскорбление было нанесено публично, то и извинения приносили публично. Извинение не считалось позором, наоборот, извинения свидетельствовали о мужестве", – отметил он.

Сегодняшние публичные извинения, которые, по мнению Гереева, приносятся под давлением, исследователь назвал "неискренними". "Раньше старейшины принимали решение о необходимости извиниться, и это решение принималось как должное. Не было никакого давления. А сейчас, если извиняются под давлением, то это уже неискренние извинения", – сказал он. 

Психолог рассказал о последствиях принуждения к публичным извинениям

Извинения являются унизительными в том случае, когда человек не чувствует за собой вины, считает психолог Дмитрий Гусев.  "Основная задача при насильственном получении публичных извинений – легитимизация своей позиции: лицо, которое извиняется, признает свою неправоту, а это в свою очередь делает правым получателя извинений", – пояснил Гусев корреспонденту "Кавказского узла".

По его мнению, извинения, принесенные под давлением, приводят, в том числе к проявлению насилия со стороны извиняющегося. "Публичная выволочка и принуждение к извинениям – это унижение, формирующее чувство ущербности. В дальнейшем оно может быть компенсировано либо через стратегию избегающего поведения, либо через различные формы насилия. Типичный пример – домашний деспот, который издевается над домашними, потому что над ним издеваются на работе", – пояснил психолог. 

Гусев отмечает, что если человек публично извиняется за критику в адрес власти, это может подавлять желание у зрителей, наблюдающих за этим процессом, критически высказываться в адрес власти.  "Но это зависит от психологической зрелости аудитории. Одни скажут, что не надо было выступать, подсознательно вставая на сторону власти, как доминирующей силы. Это нужно, чтобы обеспечить свою личную безопасность. Другие понимают, что насилие, как единственный инструмент легитимизации власти, показывает ее интеллектуальную и управленческую слабость", – добавил Гусев. 

О практике принуждения к извинениям, с подачи Рамзана Кадырова распространившейся за пределами Северного Кавказа, говорится в подготовленной "Кавказским узлом" справке "Мода на извинения: от Чечни до самых окраин". Новости об этом "Кавказский узел" размещает на тематической странице "Кого Кавказ извиняться заставляет".

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"