Массовые аресты в Ингушетии создали основу для новых протестов

Задержания активистов ведутся по фото- и видеоматериалам, в статусе подозреваемого может оказаться любой присутствовавший на митинге в Магасе, заявил правозащитник Тамирлан Акиев. Аресты приведут к усилению протестов в Ингушетии, уверены правозащитница Светлана Ганнушкина и адвокат Калой Ахильгов.

Как писал "Кавказский узел", 23 апреля силовики задержали в Минводах ингушского активиста Хасана Кациева, а в Магасе - Ахмеда Нальгиева. В тот же день был задержан и активист Рашид Аушев. Все трое стали подозреваемыми по делу о столкновениях с силовиками на митинге в Магасе, сообщили адвокаты Калой Ахильгов и Магомед Беков. По их подсчетам, всего преследованию по этому делу подверглись 21-22 активиста.

Вечером 26 марта участники согласованного митинга в Магасе отказались завершить акцию протеста и остались на площади на ночь. Утром 27 марта произошли столкновения митингующих и силовиков. По данным Следкома, 10 правоохранителей получили травмы. В тот же день организаторы митинга убедили протестующих разойтись. 29 марта Евкуров обвинил лидеров ингушского протеста в безответственности.

По данным родственников, активист Хасан Кациев находится в ИВС города Нальчика. "Нам неизвестно в чем он обвиняется, пока ничего не предъявили", - рассказала 24 апреля корреспонденту "Кавказского узла" мать задержанного, добавив, что семья занимается поиском адвоката.

Помимо активистов, силовики привлекают к ответственности и представителей СМИ, находившихся во время проведения протестной акции при исполнении своих профессиональных обязанностей, рассказал корреспонденту "Кавказского узла" на условиях анонимности один из ингушских журналистов.

По его словам, в начале апреля у него дома был проведен обыск, в результате которого была изъята компьютерная техника, мобильный телефон.

"На прошлой неделе я был на допросе, с 10 утра до 22 вечера. 26 марта, когда был митинг и произошел силовой конфликт, мне удалось целый час вести эфир в Facebook. Несмотря на то, что я журналист и у меня имелось удостоверение, меня все равно оштрафовали. По версии следствия, во всех этих протестах мне отведена большая роль, чем просто освещение событий. Я считаю это давлением на меня. Снисхождением со стороны суда было то, что меня оштрафовали лишь на 10 тысяч. Я обжаловал это решение, останавливаться я не собираюсь. Пока технику мне не вернули", - рассказал журналист.

Четверо активистов отпущены силовиками

Следственная группа, работающая по делу, собрала большой материал, они обрабатывают всю информацию и методично проводят задержания. При этом некоторых ранее задержанных активистов отпустили, рассказал руководитель ингушского отделения Правозащитного центра "Мемориал" Тамирлан Акиев.

"Акцент иногда делается на [отдельных] активистах, но задерживают ежедневно большое количество людей, по административным делам постоянно выносят решения, кого-то арестовывают на 10 суток, кого-то штрафуют, и речь идет уже о сотне [человек]", - рассказал Акиев корреспонденту "Кавказского узла".

Массовые задержания ингушских активистов начались со 2 апреля. За первые девять дней задержали 40 человек, информация о последующих задержаниях содержится в хронике "Кавказского узла" "Протесты в Ингушетии: хроника передела границы с Чечней".

По словам Акиева, четверых ранее задержанных активистов отпустили. "Например, Хаважа Дзаурова (был задержан 5 апреля, однако позже отпущен. Следователи заявили, что подозрения в его причастности к нападению на силовиков во время протестов не подтвердились. - Прим. "Кавказского узла"). Отпустили и Ваху Барахоева, который был одним из первых задержанных. Он не под подпиской, не под домашним арестом, он свободно может передвигаться. Отпустили Тебоева (о задержании Якуба Тебоева стало известно 10 апреля. - Прим. "Кавказского узла"), отпустили под домашний арест в статусе подозреваемого Гагиева (Багаудин Гагиев - старейшина тейпа Гагиевых. 11 апреля был арестован Магасским районным судом на 10 суток. - Прим. "Кавказского узла"). Процесс идет не только по задержаниям, кого-то отпускают, кому-то смягчают меру наказания. Все зависит от работы адвокатов", - отметил правозащитник.

Он также подчеркнул, что оставшиеся на свободе лидеры оппозиции продолжают настаивать на своих требованиях в виде проведения акций. "Совет тейпов продолжает подавать новые заявки от различных людей. Это не означает, что всех этих людей завтра будут задерживать и привлекать к ответственности, для этого нужны основания. А по задержанным активистам есть фото- и видеоматериалы. Они могут сегодня задержать любого, кто есть на фото и видео", - уверен Акиев.

Аресты не повлияют на снижение градуса протестов

При этом массовые аресты не способствуют снижению протестов в регионе, считает руководитель ингушского отделения Правозащитного центра "Мемориал" Тамирлан Акиев.

"Наши коллеги, которые здесь находятся, - Олег Орлов, Светлана Ганнушкина, Александр Черкасов встречались и с лидерами оппозиции, и с представителями Совета тейпов. Люди говорят о том, что нацелены добиваться своих целей: возвращения прямых выборов, заморозки соглашения с Чечней. Эти требования пока сохраняются и они заявляются, как одна из форм возможного диалога с республиканскими властями", - рассказал Акиев.

Ингушские активисты ранее неоднократно упрекали главу республики в отказе от диалога. Юнус-Бек Евкуров, напротив, утверждает, что власти Ингушетии никогда не отказывались от конструктивного общения с оппозицией. "Если у представителей оппозиции есть желание общаться с властью, есть вопросы к ней, что наболело, то мы готовы с ними разговаривать. Чем больше мы будем обсуждать за общим столом проблемные вопросы, тем больше вероятности того, что мы придем к консолидации в обществе", - процитировала 10 апреля главу республики его пресс-служба на официальном сайте Ингушетии. При этом 19 апреля активисты отметили, что отказываются вести переговоры с властями Ингушетии, так как они "не имеют смысла" в условиях обысков и арестов.

Массовые аресты не могут снизить протестную активность, считает и председатель Комитета "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина. "Это всегда приводит к обратному результату", -  заявила она, отметив, что московские правозащитники, прибывшие в Ингушетию, намерены обсудить с Юнус-Беком Евкуровым причины задержаний.

Аресты приведут лишь к усилению протеста, считает московский адвокат Калой Ахильгов. "Сразу после административного ареста лидеров протеста многие были готовы выйти на улицу, и молодежь пришлось реально сдерживать. Молодежь, составляющая большую часть населения, не собирается мириться с таким положением дел. Протестная масса переходит в другой формат, более похожий на конкретные точечные ответы на невоспринимаемые действия властей", - уверен он.

По словам Ахильгова, 24 апреля было подано очередное уведомление на проведение митинга. "Уведомление подано Оздоевыми - это крупнейший тейп. [Подача уведомлений] будет продолжаться до тех пор, пока разрешение не будет дано", - полагает Ахильгов.

По его словам, "точкой невозврата" стало соглашение о границе с Чечней от 26 сентября 2018 года. "После него люди стали реагировать на любые действия властей, вплоть до бюджетов муниципальных образований. Потому протестная масса из-за того, что посадили Барахоева, Чемурзиева и Мальсагова меньше не станет. Те, кто был настроен нейтрально, сегодня из-за репрессивных мер против власти", - считает Ахильгов.

Подписание Соглашения о закреплении границ Чечни и Ингушетии вызвало массовые акции протеста в Ингушетии осенью 2018 года. В декабре Конституционный суд России признал Соглашение о границе Ингушетии и Чечни соответствующим Конституции. Протест противников границы с Чечней в Ингушетии продолжился и в этом году.

Он также пояснил, что представляет интересы лидеров протестного движения Бараха Чемурзиева и Ахмеда Барахоева. "Я вступил в дело Ахмеда Барахоева и Бараха Чемурзиева. Им вменяют организацию применения насилия в отношении представителя власти. Оба в ИВС Нальчика. Арестованы были 3 апреля административно, спустя 10 суток при выходе из спецприемника их задержали и в качестве подозреваемых доставили в суд и избрали меру пресечения в виде ареста на два месяца до 11 июня", - рассказал Ахильгов.

По его словам, Ахмед Барахоев "держал голодовку во время административного ареста, потом по просьбе уполномоченного по правам человека Кабардино-Балкарии, которого к Барахоеву попросил прийти глава президентского Совета по правам человека Михаил Федотов, он прекратил голодовку".

"Состояние Барахоева удовлетворительное, чувствует себя нормально. Давление на них не оказывают", - сообщил Калой Ахильгов.

Ахмед Барахоев проводил во время ареста с 4 по 13 апреля голодовку. Адвокат Барахоева Фатима Урусова и его сын Илез Барахоев заявили, что в результате голодовки состояние арестованного ухудшилось. Голодовка Барахоева - уникальный для Ингушетии случай, поскольку старейшина добивается соблюдения не столько своих прав, сколько прав других людей, говорится в размещенной на "Кавказском узле" биографии Ахмеда Барахоева.

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"