Борцы за нравственность пришли в ночные клубы Дагестана

После убийства сотрудника Росгвардии в одном из махачкалинских ночных клубов призывы закрыть все подобные заведения стали приобретать массовый характер. Власти Дагестана, похоже, с этими призывами солидарны — уже закрыты минимум два клуба. Впрочем, дагестанская общественность высказывается противоречиво. «Кавказский узел» выясняет почему.

Пока сотрудники правоохранительных органов продолжают разбираться в обстоятельствах трагедиии 18 ноября в махачкалинском клубе Best в республике Дагестан нарастает кампания с требованием закрыть все ночные клубы. 

К расправе могут быть причастны три человека: чемпион мира по рукопашному бою Хаскил Якубов, его брат, чемпион мира по боевому самбо, Магомед, а также еще один чемпион мира по боевому самбо Шахбан Мачиев, - сообщают источники в правоохранительных органах 1. Кто-то из участников конфликта открыл стрельбу. Правоохранитель был убит, а Мачиев ранен. Его допросили следователи, тогда как братья Якубовы скрываются.

Быть или не быть ночным клубам в Дагестане

Еще за два дня до перестрелки несколько общественных организаций кумыкского народа написали обращение на имя главы Дагестана Владимира Васильева, председателя Народного Собрания Хизри Шихсаидова и председателя правительства республики Артема Здунова с просьбой провести проверку ночных клубов и принять меры по пресечению их деятельности 2.

После инцидента в клубе Best голоса, требующие закрытия всех ночных клубов в Дагестане зазвучали громче. В тот же день, российский актёр, продюсер, юморист, КВНщик, помощник депутата Госдумы Ризвана Курбанова Эльдар Иразиев выложил видео, в котором призвал закрыть в Дагестане ночные клубы или перепрофилировать их в детские клубы. К его призыву сразу же присоединился Хабиб Нурмагомедов. В комментариях часть пользователей поддержала идею и выразила соболезнования родственникам погибших. Другая, наоборот, считает инициативу бессмысленной.

Комментируя эти призывы, дагестанский министр по делам молодежи Камил Саидов заявил, что в Дагестане практически нет ночных клубов. По его словам, в большинстве случаев речь идет о ресторанах и кафе закрытого типа, например, с караоке.

По мнению Саидова, открывать детские клубы вместо кафе и ресторанов бессмысленно, так как заведений для детей в регионе хватает 3.

Однако призывы закрыть клубы стали нарастать. К Иразиеву и Нурмагомедову присоединился олимпийский чемпион по вольной борьбе Абдулрашид Садулаев.

Призывы поддержали лезгины 4, лакцы (общественная организация «Тарих») 5 и каратинцы (ДРОО «Карата»). Последние, правда, на полном закрытии не настаивают, а предлагают «ограничивать и регулировать деятельность ночных развлекательных заведений».

Высказались и противники запретов. Писатель, журналист и ученый Саид Ниналалов поделился своим взглядом на ситуацию: «О ночных клубах в Дагестане… Запретить ночные клубы, отказать молодёжи в возможности отдыха, легче всего. Но российский закон не запрещает их. Запрет без оснований, закрытие законно работающих клубов — это произвол, пусть даже желание запрещающих вызвано желанием добиться порядка и справедливости» 6.

А Интизар Мамутаева, председатель организации «Союз женщин Дагестана» считает, что «в каждом несчастном случае обвиняем кого угодно, кроме своего ребенка, и себя – за пробелы в воспитании» 7.

Хроника закрытия

Ночные клубы в Махачкале уже начали закрываться, хотя караоке-клуб «Бест», где произошел трагический инцидент, пока работает.

Суд уже успел приостановить деятельность столичного караоке-бара «Аура» до устранения нарушений. Впрочем, вместо устранения нарушений владельцы клуба предпочли его просто закрыть.

Также пресс-служба мэрии Махачкалы сообщила, что прекращена деятельность караоке-клуба «Фараон». В ходе рейда, который прошел в ночь с 19 на 20 ноября, силовики проверили документы и наличие огнестрельного оружия у посетителей. При обыске в заведении полицейские изъяли алкогольную продукцию без акцизных марок.

Традиция против культуры

Как писал "Кавказский узел", в Дагестане неоднократно распространялись призывы оградить местных жителей от культурных явлений и событий. В качестве обоснований звучали обвинения в отходе от традиционных ценностей дагестанского общества.

Так, в феврале 2015 года местные чиновники призывали бойкотировать показы экранизации эротического романа "50 оттенков серого". В июне 2016 года в Каспийске был размещен плакат о греховности прослушивания музыки, а в августе 2016 года в соцсетях появились угрозы убийством в адрес тех, кто собирался пойти на фестиваль красок Холи.

В 2018 году атаки возобновились с подачи Хабиба Нурмагомедова. Хабиб выложил в своем инстаграме (5,3 миллиона подписчиков) ролик с выступления азербайджанского рэп-дуэта HammAli & Navai в Махачкале и сопроводил его таким комментарием: «Современный Дагестан. Разве это завещали нам праведные предшественники».

В самом начале сентября музыкальный лейбл Тимати Black Star отменил махачкалинские концерты двух своих рэперов — MC Doni и Егора Крида. Представители лейбла объяснили отмену концертов «неспокойной обстановкой на местах».

После этого концерты в Махачкале отменили рэпер Элджей и Стас Михайлов.

Хотя перепалка дагестанского бойца Хабиба Нурмагомедова с близким другом Рамзана Кадырова Тимати из-за концерта Егора Крида заставила власти отреагировать на эти действия, это не привело к отказу от новых призывов к морализаторским запретам.

Примечания

  1. Самбист не разошелся с сотрудником Росгвардии // Коммерсант, 18 ноября 2018 года
  2. Общественники Дагестана просят Васильева закрыть ночные клубы // «Новое дело», 16 ноября 2018 года
  3. В Дагестане отвергли идею Нурмагомедова о закрытии клубов // Рамблер, 19 ноября 2018 года
  4. Лезгинская общественность обратилась к властям Дагестана по поводу ночных клубов // «Лезги газет», 20 ноября 2018 года
  5. Лакские общественники вслед за кумыкскими тоже требуют закрытия ночных клубов в Дагестане // «Новое дело», 18 ноября 2018 года
  6. Саид Ниналалов высказался про «противоклубную» кампанию в Махачкале // «Замана», 21 ноября 2018 года
  7. «Союз женщин Дагестана» прокомментировал трагедию в ночном клубе // «Замана», 21 ноября 2018 года