Джемаль: власть разводит людей на Кавказе по национальным территориям

За многие внутренние противоречия на Кавказе несет ответственность федеральная власть, считает политолог Гейдар Джемаль, принявший участие в пресс-конференции "Напряженность в Ингушетии как следствие ошибок власти" в Независимом пресс-центре в Москве 21 февраля. Другой участник мероприятия, ингушский оппозиционер Магомед Хазбиев, говоря о ситуации в Ингушетии, заявил, что среди ингушского общества велико недоверие к власти, даже тогда, когда власть действует справедливо.

Напомним, что в пресс-конференции, помимо Гейдара Джемаля и Магомеда Хазбиева, приняла участие и чеченская правозащитница Хеда Саратова.

"Власть стравливает народы Кавказа, создает межэтническое напряжение, разводя людей по национальным территориям. Власть сверху преднамеренно разжигает межнациональную рознь и гражданскую войну. Идет захват бизнеса кавказцев за пределами Кавказа в России, стравливаются между собой народы Дагестана, жившие там веками. Ингуши - наименее конформистский народ и сложный. Единственный способ распутать этот узел интриг и противоречий - это гласность и умение смотреть в глаза реальности", - утверждает Гейдар Джемаль.

На вопрос о том, что он думает по поводу недавней госпитализации Магомеда Хазбиева (из-за болезни Хазбиева пресс-конференция была перенесена с 16 февраля на 21 февраля),  политолог ответил: "Отравление - это излюбленный способ и привычная практика для организаторов устранений. Она менее скандальна, чем расстрелы и подрывы. А когда происходит отравление, то непонятно, отчего человек умер: то ли подсыпали кобальт, то ли язва желудка обострилась".

По мнению Джемаля, с Хазбиевым решили расправиться в Москве, "где ежедневно случается много скандальных эпизодов, и, если бы он умер, то это убийство не было бы столь заметным, как в маленькой Ингушетии".

"Возможно, - предположил Джемаль, - Магомеда заказали власти родной республики, а может, и представители федеральной власти". Какая именно структура, "выполнила заказ", Джемаль не уточнил: "В Москве каждая крупная организация, корпорация, держит свою "армию", подготовленную не хуже спецслужб, и бойцы этих "армий" охотно берут "заказы" на самые разные операции".

Сам Магомед Хазбиев полагает, что среди ингушского общества слишком велико недоверие к власти, и даже в том случае, когда власть действует справедливо. В качестве примера он привел дело Иссы Хашагульгова, находящегося в настоящее время в заключении в Лефортово.

Напомним, житель Карабулака Исса Хашагульгов был задержан по подозрению в соучастии в теракте во Владикавказе в сентябре прошлого года. Сам Хашагульгов виновным себя не признает. Его адвокат Муса Плиев утверждает, что дело сфабриковано. Ранее в Центре общественных связей ФСБ заверяли, что Хашагульгов являлся одним из руководителей ингушского структурного подразделения  "Имарата Кавказ". В службе безопасности Ингушетии через два дня уточнили, что причастность Иссы Хашагульгова к теракту во Владикавказе не подтвердилась.

Невзирая на давление на него и его семью, по информации Хазбиева, "этот человек ничего на себя не взял, и тогда силовики задержали Юсупа Дзангиева". "Сейчас они говорят уже о его виновности в том же самом теракте. Такие шаги со стороны власти и часто меняющиеся заявления, вызывают недоверие", - подытожил Хазбиев.

Руководитель независимого информационного агентства "Объектив" Хеда Саратова коснулась ситуации в Чечне. Она рассказала о некоторых деталях работы местных силовых структур.

"Те из боевиков, кто поверил в объявленную властями амнистию и сдался, зачастую подвергаются пыткам. Говорят, что сдавшимся предлагают сотрудничество и работу на силовые структуры. Тех, кто не соглашается, преследуют", - заверяет Саратова.

Она рассказала об одном случае в Чечне. Молодые ребята пошли на реку и там столкнулись с отрядом боевиков, которые, угрожая, потребовали оказать им помощь. "Из-за угрозы жизни ребята вынуждены были принести боевикам продукты и батарейки. Потом этих ребят задержали силовики и пытали. На них после пыток страшно было смотреть, а милицейский начальник говорил, что "они сами где-то ударились", он верил в свою безнаказанность", - рассказывает правозащитница.

Говоря о ситуации в Чечне, она отметила: "На нас не сыплются бомбы, и мы не бегаем от пуль. Но до сих пор увозят и похищают людей. Бывает, что ловят парней только за то, что они учились когда-то с боевиком в школе или жили рядом. Возможно, некоторые действительно виноваты в том, что пытались мстить за своих близких незаконно похищенных и убитых".

Гейдар Джемаль поддержал Саратову и сказал, что ему известно о наличии в Чечне неучтенных и нелегальных тюрем.

Говоря о теракте 24 января в московском аэропорту "Домодедово", Хеда Саратова отметила: "Если лидер кавказских боевиков Докку Умаров имеет отношение к взрыву в аэропорту, как он сам об этом сообщал, то он для меня враг".

Касаясь вопроса о кровной мести Хазбиев заявил, что убийства сотрудников милиции на почве кровной мести — это довольно распространенное в республике явление, однако, власть, по его мнению, ничего не предпринимает, чтобы избежать усиления кровопролития.

"Два года назад мы предлагали Евкурову план, чтобы остановить войну. Я и мои товарищи по оппозиции предлагали выслать из республики 100-150 милиционеров, которые "отличились" жестокостью и уже приобрели не одного кровника. Их имена известны ингушам. Им просто надо было устроить перевод по службе в Ханты-Мансийск или Хабаровск, и тогда их бы не искали и не убивали, народ бы немного успокоился. А сейчас многие парни, у кого убили брата, изнасиловали сестру, видят только один выход - взять в руки автомат и мстить обидчикам. Так списываются грязные антитеррористические деньги", - высказал свое мнение Хазбиев.

Отвечая на вопрос о том, какие меры надо предпринять в данный момент для улучшения ситуации, Хазбиев предложил на пост полпреда СКФО надо назначить бывшего президента Ингушетии Руслана Аушева, а Александра Хлопонина сделать его заместителем.

Что же касается нынешнего президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова, то, по мнению Хазбиева, он не контролирует ситуацию в республике: "Уже прошло два месяца, как похитили девушку (Залину Елхароеву) в республике, а он ничего не в силах предпринять".

В то же время, цифры говорят о снижении числа вооруженных инцидентов в Ингушетии за последний год. В 2010 году в Ингушетии, по сравнению с предыдущим годом фиксируется более чем двукратное уменьшение числа взрывов - с 86 за 2009 год до 40 за 2010, и двукратное уменьшение числа терактов с участием смертников - с четырех за 2009 год до двух за 2010. Таковы итоги подсчетов "Кавказского узла", основанных на собственных данных и информации из открытых источников.

Всего же на Северном Кавказе в 2009 году произошло 229 взрывов и терактов, от которых погибло 92 и пострадало 332 человека. В 2010 году в результате 238 взрывов погиб 151 человек, ранено - 656. За год активность боевиков сместилась из Чечни и Ингушетии в Дагестан и Кабардино-Балкарию.

"Кавказский узел" продолжает отслеживать развитие ситуации в Ингушетии и ведет хронику происходящих там терактов, обстрелов и похищений.

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"