Ереван накануне 2 октября – политический тупик и позиции сторон

Вчера произошла развязка всей революционной драмы последних шести месяцев. Накануне вчерашнего дня, сложилась ситуация «тупика», когда у Пашиняна нет легальных инструментов проведения досрочных парламентских выборов до конца года, но есть обширный политический инструментарий, а у парламента нет политических инструментов, но есть правовые. Вопрос, как это разрешится, становился все более срочным. Учитывая важность произошедших событий, я начну с описания основ противостояния.

(Протестующие перед парламентом 2 октября между 22:00 и 23:00. Фото собственное)

С самого начала я всем говорил, что досрочные выборы пройдут либо в конце ноября – в начале декабря. Даже когда сам Пашинян был согласен на май. Потому что логика политического процесса такова, начатую революцию надо завершить в определенный срок, а остановившись на полпути она вряд ли доставит хоть кому-то удовольствие, превращаясь в мутное противостояние без выигравших, но с многими проигравшими.

К середине сентября диспозиция сил была такова: есть Пашинян, поддерживаемый народом, но пока еще не утвердивший себя в качестве лидера в отношениях с иностранными партнерами, есть поддерживаемый Москвой Роберт Кочарян, которого многие не любили в Армении, и над ним висит «срок», есть Республиканская партия во главе с Сержем Саргсяном, которая считала, что так или иначе контролирует процессы, сохраняя контроль над частью судебной системы и парламента. Кроме того, были их бывшие коалиционные партнеры – временно – коалиционные партнеры Пашиняна – «Процветающая Армения» и «Дашнакцутюн». Наконец, был блок «Луйс», составленный из бывших партнеров по блоку «Елк» самого Пашиняна. И этот блок тоже не был до конца лоялен Пашиняну.

К тому моменту уже были назначены городские выборы Еревана, назначения которых Пашинян сумел добиться благодаря персональному давлению на политиков РПА, в данном случае бывшего мэра Тарона Маргаряна. Победа Пашиняна на этих выборах была очевидна, но не для всех очевидным был результат. Для меня он был очевиден – не потому, что у меня хорошая интуиция, а потому, что я хорошо умею считать. Все подробности по ссылке: Каким образом рейтинг Никола Пашиняна вырос с «8%» до «80%» за 1 год? Эволюция рейтинга Пашиняна, 2016-18.

От результата зависело многое. По сути было две стороны – сам Пашинян vs Республиканская партия Армении. Можно описать по-другому: новая власть vs старая власть, контрэлита vs элита, а в терминологии самого Пашиняна – революция и контрреволюция. Пашинян к выборам сильно повысил ставки – он объявил, что городские выборы – за проведение досрочных выборов в парламент, для чего сторонники революции должны дать ему 70-80% голосов, которые ближе к выборам трансформировались в 80-90%, причем вторая цифра оказалась ближе к истине. РПА же надеялась потянуть время и измотать Пашиняна. Теоретически эта тактика могла быть рабочей, но в стандартной ситуации, а не в ситуации неоконченной революции. Поэтому расчет в принципе был неверным.

Однако по большому счету все зависело от процента Пашиняна на ереванских выборах. Если он набирал менее 60%, то ему пришлось бы считаться с мнением элит, если больше 60%, то он вполне мог считать, что победил достаточно уверенно, чтобы настаивать на собственном решении – и наконец, чем больше был бы его процент (а желательно и явка), тем более настойчивым он мог бы быть. Для этого прошла жесткая, идеологическая кампания, в которой самым активнейшим образом участвовал сам Пашинян. Кандидат в мэры Еревана, конечно, поблек на его фоне, но это вполне исходило из логики процесса.

Выборы прошли 23 сентября. Результат удивил многих (себя к ним причислить не могу), Пашинян набрал более 80% голосов, порядка 90%-100% сторонников революции проголосовали за Пашиняна, и он получил народный мандат на проведение максимально жесткой линии по финализации революции. Столько не ожидал ни Пашинян, ни его сторонники, ни тем более его противники. Однако сложилась ситуация, когда Пашинян на неделю отсутствовал из страны, поскольку совершил несколько иностранных визитов – в Нью-Йорк на Генассамблею, в Париж, в Душанбе на саммит СНГ. Кстати, в Душанбе он договорился с Алиевым о временном снижении напряженности: О чем договорились Пашинян и Алиев в Душанбе. Контекст договоренности, как ее понимать. Однако затем Алиев вновь поменял свое решение по возвращении в Баку и вновь начал стрелять.

В отсутствие Пашиняна, не было в его стане достаточно сильной и авторитетной группы, которая могла бы оперировать такими вопросами как назначение внеочередных выборов без него. Таким образом он терял темп. Однако он заявил еще из-за рубежа, что высокий результат, полученный его партией, означает, что парламентские выборы должны пройти до конца года и именно за это и проголосовали люди.

Наконец, когда он вернулся и немного освободился от иностранных дел, он вернулся к внутриполитической борьбе с твердым намерением завершить ее в сжатые сроки. Два фактора «работало» против него – время (со временем, естественно, нарастает усталость людей) – и еще раз время (начало октября – это время перед саммитом Франкофонии в Армении). Поэтому либо ему надо было форсировать ситуацию, либо терять еще три недели и в этих условиях усталость бы только нарастала.

Пашинян решил пойти первой дорогой, пропустив несколько изначально намеченных этапов. Изначально предполагалось, что будет подготовка к выборам в виде нового избирательного кодекса, нового закона о партиях и новых положениях Конституции, которые позволят ему проводить выборы без опасения, что вновь будут раздаваться взятки. Те, кому было доверено писать эти кодексы, со своей задачей не справились – кодексы до сих пор не готовы. Однако, когда полиция против взяток – и когда сама власть взятки не раздает, это оказывается достаточно, чтобы выборы прошли гладко, о чем и свидетельствовали выборы совета старейшин и мэра Еревана. Поняв это, Пашинян решил (и вполне разумно), что ждать законодательного процесса нет смысла и выгоднее всего провести этот процесс уже в парламенте, полном своих сторонников. Причем в селах Пашинян получит еще более высокий процент, чем в Ереване: Результаты выборов в нестандартных районах Еревана – Сари Таг, Конд, Айгестан, Норагавит, Неркин Чарбах, Силикян и др.

Оставался один вопрос – как оформить юридически весь этот процесс, поскольку старая конституция была написана под прошлую власть и возможности отстранения парламента были очень лимитированными. Де-факто реальным способом был уход Пашиняна с должности премьера и неизбрание кого-либо другого в течение двух раз. Именно этот вариант он и выбрал.

Что касается РПА, то после 81% Пашиняна они какое-то время не реагировали, видимо, были в унынии относительно своих перспектив, но позже перегруппировались и готовились сорвать сценарий Пашиняна, в том числе избранием кого-то еще, либо просто затягиванием времени. Их программой-минимум было проведение выборов в мае-июне 2018 года. Это тоже абсолютно понятно, поскольку нынешняя ситуация не оставляет никому никаких перспектив в политическом поле и означает, что Пашинян будет безраздельно господствовать в новом парламенте и в политическом пространстве страны. Поэтому затянув ситуацию еще на 7-8 месяцев, РПА могла бы рассчитывать хотя бы на какое-то сколько-нибудь приличное представительство в парламенте. Более того, ереванские выборы толкнули в сторону РПА и две партии, временно примкнувшие к Пашиняну – «Процветающую Армению» и АРФ «Дашнакцутюн».

Пашинян собирался уйти с должности премьер-министра, а потом не позволить РПА избрать другого премьера. Однако единственная гарантия, которую он мог получить в этом деле – не дать им избрать другого премьера физически, то есть, закрыть парламент. Тогда парламент, не проводящий заседания, распускается. В парламенте тоже знали об этом и не собирались позволить ему сделать это. Началась подготовка поправок в закон о регламенте Национального собрания. Согласно этим поправкам, если парламент не может голосовать по причинам физической невозможности сделать это, то голосование не отменяется, а откладывается. Вчера в парламенте голосовали именно по этому закону. Но об этом отдельно.