О чем договорились Пашинян и Алиев в Душанбе. Контекст договоренности, как ее понимать

Уже не первый день обсуждается необходимость встречи нового лидера Армении и лидера Азербайджана. Переговорный процесс в тупике, содержательный разговор почти невозможен. И поэтому отдельную встречу пока что согласовать не удавалось. Обычно встречи проводятся для того, чтобы обсуждать какие-то возможности достижения урегулирования, однако сейчас, как я уже говорил, эта опция пока что закрыта. Поэтому вроде и темы для разговора нет.

Однако знакомство лидеров в любом случае необходимо. Владимир Путин познакомил лидеров на чемпионате мира по футболу, в июле 2018 года. Но это было лишь поверхностное знакомство. Вчера же и позавчера лидеры встретились в Душанбе и фактически там прошли переговоры, пусть и неформальные.

Фото - скриншот из официального видео саммита СНГ в Душанбе

Пресс-служба президента Азербайджана сообщила, что стороны решили установить оперативную связь, а также договорились о необходимости принятия мер по предотвращению инцидентов на линии прекращения огня. Сообщение было размытым, а вот Никол Пашинян дал подробный комментарий на своей фейсбуке странице, этот комментарий был перепечатан СМИ, в том числе и азербайджанскими, что означает, что армянская и азербайджанская стороны одинаково понимают то, о чем они договорились, что бывает не всегда.

Целиком выступление Пашиняна можно посмотреть по ссылке, однако я вынесу основные тезисы:

  • Решено предпринять конкретные шаги по предотвращению инцидентов на границе
  • Решено установить прямую связь между главами государств
  • Обсуждаемые вопросы носили технический характер, содержательная сторона пока не обсуждалась
  • Президент НКР Бако Саакян оповещен о деталях переговоров и не имеет возражений
  • Подтверждена необходимость урегулирования Карабахского конфликта путем переговоров

По словам Пашиняна, впервые за более 4 месяцев его премьерства по линии фронта царило спокойствие и не было стрельбы.

Вышесказанное означает, что заинтересованность азербайджанской стороны во временной стабилизации ситуации достаточно высока и для нее крайне важен формат прямых переговоров, а не движения в рамках общей логики или принципиальных положений переговорного процесса. Это важно учитывать армянской стороне. Кроме того, очевидно, но вновь подтверждено, что Алиев полностью контролирует линию фронта и нарушения режима прекращения огня происходят по его инициативе. Дальнейшее развитие событий, перестрелка и т.д., могут несколько отклониться от его сценария, но степень контроля в любом случае очень высокая.

Манипулирование ситуацией на фронте являет собой политический и даже дипломатический инструмент азербайджанских властей. Они таким образом отправляют сообщения о степени своего удовлетворения процессом, а также выдвигают условия армянской стороне, которая должна, получив эти сообщения, стать более сговорчивой. Разумеется, необходимость урегулирования мотивирует армянскую сторону, но необходимость снижения насилия на линии фронта является еще большим фактором и здесь азербайджанские власти правы в своих расчетах.

Суть этих сигналов состоит в создании бинарной оппозиции «переговоры vs война», «переговоры и мир», таким образом принуждая армянскую сторону быть сговорчивой. В чем они ошибаются так это то, что в Армении и НКР эти сигналы считываются по-другому. Они воспринимаются как лицемерие и неконструктивность (стрельба во время переговоров), простая враждебность и поведение, противоречащее духу переговоров. Кроме того, азербайджанской стороне на этих переговорах предложить совершенно нечего – ни статус, ни территории, ни долгосрочный мир она предложить не может, поскольку самостоятельно изъяла их из своего набора инструментов.

Это означает, что прекращение огня вряд ли будет долгим. Разумеется, Пашинян захочет сохранить эту ситуацию, тогда как Алиеву это совершенно не нужно, поскольку он уже привык за последние десять лет регулярно постреливать и это не доставляет ему никакого дискомфорта. Спокойная ночь — это демоверсия урегулирования, которая на практике работать не будет, да и никто ее включать долгосрочно и не собирается. Кстати, Алиев еще пока не сформировал своего окончательного отношения к Пашиняну – очевидно, его ожидания от Пашиняна были гораздо выше, чем то что вышло в итоге.

Однако сегодня и Армении почти нечего предложить Азербайджану. Армения все еще готова вести переговоры о территориях, но речь уже не идет обо всех 7 районах, а максимум о пяти. Нагорный Карабах почти точно не согласится даже на уступку и пяти районов. Общественное мнение таких уступок не примет, тем более если они будут односторонними, а каких бы то ни было ответных уступок Азербайджан делать не собирается. Азербайджан также не готов их принять (если бы был готов, лучше, чем в 1999 и 2011 гг. у него возможностей бы не было). Поэтому разрешить долгосрочно эту ситуацию будет возможно лишь тогда, когда Азербайджан поймет, что силовой инструмент себя исчерпал, а это будет еще очень нескоро.