Эксперты заявили о равнодушии общества к акции дальнобойщиков

Дальнобойщики, проводящие акцию против системы "Платон" в Подмосковье, жалуются на давление со стороны властей, но заявляют, что их протест активизируется. В то же время опрошенные "Кавказским узлом" эксперты считают, что протест идет на спад из-за отсутствия поддержки со стороны обычных людей.

Дальнобойщики ряда регионов России, в том числе Краснодарского края, Дагестана, Волгоградской и Ростовской областей протестуют против введения с 15 ноября системы "Платон", предусматривающей взимание платы за проезд грузовиков по дорогам федерального значения. Участники забастовки заявляли о намерении перенести протесты из своих регионов в Москву, и часть из них сейчас находится в Подмосковье.

Как писал "Кавказский узел", сегодня участники забастовки дальнобойщиков сообщили, что полицейские закрыли кафе, в котором они питались, и заблокировала стоянку, куда для водителей привозили еду и топливо. Ранее координатор дальнобойщиков встречался в Москве с российским омбудсменом Эллой Памфиловой, после чего, по словам бастующих, давление полиции временно прекратилось.

Дальнобойщики заявляют о росте числа участников акции

Волгоградские дальнобойщики сосредоточены на стоянке на 92-м километре Каширского шоссе, там находятся 50 их машин. Еще 30 автомобилей принадлежат водителям из других регионов, в частности Дагестана и Астрахани, сообщил корреспонденту "Кавказского узла" координатор акции Алексей Ульянов.

"Акция не идет на спад, у нас, наоборот, растет количество машин, – заверил он. – Мы планируем собрать большую группировку и двинуться ближе к Москве, покажем свою позицию".

При этом, по словам Ульянова, ситуация на стоянке дальнобойщиков остается напряженной. Сегодня руководитель охраны стоянки запретил поднимать шлагбаум и пропускать кого бы то ни было, в том числе людей, которые привезли продукты дальнобойщикам.

"Стоянка была закрыта для въезда после долгого общения хозяина стоянки с полицией. Одна женщина привезла продукты, ей не дали их пронести, за ними пришли сами дальнобойщики. Не пропускают также машины с топливом, а у многих топливо в баках закончилось. Полиция никак не объясняет эти действия. Я думаю, идет давление на хозяина стоянки", – предположил Ульянов.

Активист также сообщил, что запланированная на сегодня встреча с представителями Совета по правам человека не состоялась. "Пока связи с ним нет", – пояснил он.

Если хотят, чтобы мы с голоду подохли, значит будем подыхать, и пусть наше правительство за это отвечает

Дальнобойщик Рустам рассказал корреспонденту "Кавказского узла", что уже 5 дней находится на стоянке на Каширском шоссе, а до этого с 11 ноября протестовал в Дагестане.

"Протест не идет на спад, а наоборот, растет, хотя все больше людей пытаются сделать, чтобы он пошел на спад. Даже на нашу стоянку сегодня перестали пускать машины. Это только больше злит дальнобойщиков и заставляет думать, что делать дальше. Если нас оставят без продуктов, нам останется только к Москве подбираться, – сказал он. – Если хотят, чтобы мы с голоду подохли, значит будем подыхать, и пусть наше правительство за это отвечает. Мы требуем полной отмены платы".

Дальнобойщик из Волгограда Андрей Корчагин также заявил, что протест не спадает.

"Мне кажется он наоборот активизировался, – сказал водитель корреспонденту "Кавказского узла". – Мы потихоньку сплачиваемся, настрой боевой".

Общество отталкивает поддержка дальнобойщиков со стороны оппозиции

Протест зашел в тупик из-за отсутствия должной организации, заявил корреспонденту "Кавказского узла" на условиях анонимности работник одной из московских госструктур, активно поддерживающий связь с дальнобойщиками.

"Я помогаю дальнобойщикам продуктами и советами. Я подсказываю, как действовать без нарушений, в рамках закона", – рассказал он.

По словам источника, у большинства дальнобойщиков, участвующих в акции, машины взяты в кредит и оплачивать дорожные сборы они просто не могут.

"Ставки у них пять лет не растут, а цены за это время выросли в два с лишним раза. Дальнобойщик никогда не диктовал условия цены, ее всегда диктует тот, кто поставляет продукцию", – подчеркнул он.

Протест пошел на спад из-за того, что Госдума пошла на ряд уступок, а сами водители не могут долго оставаться без работы, считает волгоградский политолог Александр Сайгин. Кроме того, отметил он, общество акции не поддержало.

"Волгоградские дальнобойщики поддержали протест в тех рамках, в каких могли. Поскольку люди они небогатые, а финансовой поддержки они ни от кого не получили, дальнобойщики выбирают работу. Ситуация кризиса и отсутствие поддержки со стороны общества привели к тому, что протест захлебнулся. Однако власть в центре, судя по всему, испугалась", – сказал он корреспонденту "Кавказского узла".

Вместе с тем эксперт допустил, что протест может активизировать, когда дальнобойщиков заставят оплачивать сборы по полному тарифу.

"Однако, как мне кажется, с дальнобойщиками будет достигнуто соглашение о поэтапном повышении цен на их услуги с целью минимизации их потерь. В полноценный профсоюз этот протест так и не перерос и вряд ли перерастет", - заключил Сайгин.

Водители грузовиков с разрешенной максимальной массой выше 12 тонн на первом этапе действия системы, с 15 ноября 2015 года до 29 февраля 2016 года, должны платить 1,53 рубля за каждый километр пути по федеральным трассам. С 1 марта 2016 года до 31 декабря 2018 года водителям большегрузов предписано платить уже 3,06 рубля за километр пути. Таким образом планируется получать порядка 40 млрд рублей ежегодно в федеральный дорожный фонд, из которого будут выделяться средства на ремонт и строительство новых дорог.

Протест сейчас в значительной степени подогревается искусственно, сказал корреспонденту "Кавказского узла" руководитель экспертно-аналитической сети PolitRUS Виталий Арьков.

О том, что акция сходит на нет из-за отсутствия общественной поддержки, корреспонденту "Кавказского узла" заявил член Общественной палаты Волгоградской области Андрей Куприков.

"Она не получила масштабную поддержку населения – акция так и осталась протестом узкой профессиональной группы, их доводы населением не поняты и не поддержаны. Вдобавок очень плохую службу им сослужило подключение к протесту либеральной оппозиции", – отметил он, пояснив, что это "автоматически вызывает антагонизм значительной части граждан".

Свою роль сыграло и отсутствие четкой организации, сказал Куприков.

"У акции нет лидеров, нет четких требований и программы действий. Встречаться с каждым дальнобойщиком власть не может и не станет, поэтому протест исчерпал сам себя", – считает он.

Власти дали четко понять, что намерены легализировать рынок грузовых перевозок и отменять "Платон" не намерены, сказал корреспонденту "Кавказского узла" директор консалтингового агентства NPR Group Дмитрий Фетисов. Он также не считает достоверными заявления дальнобойщиков о значительном повышении цен на продукты в связи с новым сбором.

"Любой может произвести расчет возможного подорожания тарифов и выяснить, что речь идет о копейках, – считает он. – Доводы авторов "Платона", основанные на необходимости легализировать очень мутный рынок грузоперевозок, а собранные деньги отправлять на развитие дорожной сети, разбиваемой большегрузами, гораздо симпатичнее для общественности, чем доводы противников системы".

Кроме того, во вред акции пошло то, что она начала приобретать политический окрас и дальнобойщиков поддержали КПРФ и внесистемная оппозиция, продолжил Фетисов.

"Акции против "Платона" пойдут на спад, а если и будут еще продолжаться, то закончатся в итоге ничем. Любое оппозиционное движение требует роста сторонников, а в данном случае организаторы протеста обеспечить этот рост не могут", – заключил он.

"Кавказский узел" ведет хронику акций протеста дальнобойщиков против системы "Платон", новости по этой теме публикуются на тематической странице "Дальнобойщики против "Платона".

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"