Защита сочла недоказанной вину подсудимых по делу об убийстве Камалова

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Обвинение не смогло доказать, что у Шамиля Исаева, обвиняемого в убийстве учредителя "Черновика" Хаджимурада Камалова, был мотив совершить преступление, заявила в суде адвокат подсудимого. Гособвинитель проигнорировал все доказательства защиты, в том числе наличие алиби у троих подсудимых, указали адвокаты Мурада Шуайбова и Магомеда Хазамова. 

Как писал "Кавказский узел", 22 июня стало известно, что прокурор на прениях попросил приговорить к пожизненному заключению трех обвиняемых в убийстве Хаджимурада Камалова - Шамиля Исаева, Мурада Шуайбова и Магомеда Хазамова. Четвертому обвиняемому, Магомеду Абигасанову, который заключил сделку со следствием, прокурор попросил назначить 15 лет колонии, сообщил брат убитого, действующий учредитель "Черновика" Магди Камалов. Абигасанов - единственный из обвиняемых, кто действительно в ночь гибели Камалова был на месте убийства, подчеркнул он. По его словам, прокурор, озвучивая в прениях версию обвинения, озвучил "полный текст, который был подготовлен ещё в начале процесса". Позиция прокурора озвучена вопреки многочисленным доводам защиты и потерпевшего о предвзятости следствия и жалобам подсудимых на пытки.

Гендиректор компании "Свобода слова", учредитель газеты "Черновик" Хаджимурад Камалов был застрелен 15 декабря 2011 года недалеко от офиса издания в Махачкале. В марте 2018 года его родные и коллеги сумели добиться передачи дела об убийстве в центральный аппарат Следственного комитета России. Расследование завершилось к концу сентября 2020 года. Заказчиком преступления был назван бывший вице-премьер Дагестана Шамиль Исаев.

В Южном окружном военном суде 23 июня завершились прения сторон по делу об убийстве учредителя газеты "Черновик" Хаджимурада Камалова. На заседании выступили адвокат Магомеда Абигасанова, а также Шамиль Исаев и его адвокат.

Шамиль Исаев заявил в суде о своей непричастности к преступлению. Он отметил, что конфликтов с Хаджимурадом Камаловым у него не было.

Абигасанова "заставили дать показания, которые нужны были следствию", сказал он. "Его так прижали, что он сказал все, что нужно было следствию. Ему пригрозили пожененным сроком. И он, испугавшись и желая уйти от ответственности по другим тяжким преступлениям, дал ложные показания. Он лично об этом признался мне в этом здании", - сообщил Исаев.

Он сказал, что принимал участие в становлении Абигасанова, тот даже возил его детей в школу. Исаев рассказал, что после 2007 года, когда в республике началась радикализация молодежи, они отдалились друг от друга. Он отметил, что считает Абигасанова причастным к вымогательству у него денег и нападению на его нефтебазу в 2009-2010 годах.

"Следствие велось так, чтобы быстрее закрыть дело. Им не была интересна суть, не интересны заказчики. У них в руках был Исаев, которого закинули в уходящий поезд и привлекли на лжесвидетельствах", - заявил подсудимый. Исаев попросил суд вынести оправдательный приговор.

Приговор должен быть оправдательным, так как обвинение не представило мотива совершения преступления, заявила адвокат Исаева Анна Бюрчиева. Следствие "неправильно интерпретировало диспозицию статьи 277 УК РФ «Посягательство на государственного или общественного деятеля»", сказала она. "В деле много документов, которые опровергают доводы обвинения. И самое главное - мотив не предъявлен. Нет ни одной конкретной публикации, которая бы оскорбляла честь и достоинство Исаева, чтобы у него возникло желание убить [Хаджимурада Камалова]", - рассказала адвокат.

Адвокаты и потерпевший заявили об игнорировании доказательств гособвинителем

С позицией гособвинителя не согласен и признанный потерпевшим по делу Магди Камалов, брат Хаджимурада Камалова. В суде не был установлен мотив, побудивший Исаева заказать убийство Хаджимурада Камалова, считает он.

"Мне и суду так и не предоставили статью в «Черновике», которая служит главным мотивом заказа убийства. Следствие говорит, что якобы Исаев заказал убийство после прочтения статьи в 2011 году. Но такой статьи нет. Я сам прошерстил все номера газеты, с самого первого, на предмет того, есть ли что-то против Шамиля Исаева, его семьи или их проекта «Немецкая деревня». Там только две публикации за 2007 и 2008 годы. Не мог же он обозлиться спустя три года. Хаджимурад и Исаев не были друзьями, но и таких отношений, чтобы заказывать убийство, у них не было", - сказал корреспонденту "Кавказского узла" Магди Камалов.

По его словам, адвокаты Исаева, Шуайбова и Хазамова разбили все доводы обвинения. "Адвокаты все разложили по полочкам. Ни один эпизод обвинения не подтвердился. Признательные показания разные, путаются. Это абсолютно скомканное, собранное дело. Следствие велось так, чтобы во что бы то ни было посадить Исаева. А обвинение в прениях не учло ничего из того, что было представлено защитой. Просто повторило то, с чем начали процесс, добавив только сроки запрашиваемого наказания", - отметил Магди Камалов.

Он рассказал, что просил суд вынести оправдательный приговор в отношении трех подсудимых, а если это невозможно, то вернуть дело на дорасследование в прокуратуру для устранения имеющихся противоречий.

Гособвинение в прениях оставило без внимания доказательства, которые представляла в течение года сторона защиты, сказал адвокат Мурада Шуайбова Асад Джабиров. "Обвинение за эти два года, пока шел процесс, ни во что не вникало и свою функцию не выполнило. Изначально они были настроены требовать максимального наказания, этим они и закончили процесс. Мы в течение года представили много свидетелей, исследовали много доказательств, просто так обойти которые нельзя. Обвинение просто проигнорировало все, что стороной защиты было предъявлено. Это своего рода посыл, чтобы люди не шли против системы, не пытались себя защитить, иначе будет хуже. Всем, кто не признал вины, запросили пожизненное лишение свободы", - сказал он корреспонденту "Кавказского узла".

Ленинский райсуд Махачкалы в мае 2016 года признал Мурада Шуайбова виновным в убийстве главреда газеты "Согратль" Абдулмалика Ахмедилова, совершенном в 2009 году. Шуайбова приговорили к 10,5 года заключения, сам он не признал себя виновным. В августе 2016 года решение суда было оставлено в силе.

У всех трех подсудимых, которые не признали свою вину в суде, есть "стопроцентное алиби", отметил он. "Есть детализация местонахождения телефонных абонентов – как личных номеров наших подзащитных, так и SIM-карт, которыми пользовались киллеры. Следствие заявило, что все эти номера принадлежат подсудимым. Но мы тщательно изучили представленную детализацию. По ней видно, что одновременно телефоны находились в разных местах. А допрошенные свидетели подтвердили, что в 2011 году Шуайбов никому свой номер не передавал и всегда отвечал на звонки на личный номер. В детализации есть разговор между Шуайбовым и другим абонентом, который состоялся аккурат в момент совершения убийства. Шуайбов находился в этот момент у себя дома, как показывает запрошенная самим следователем информация от операторов связи. Этот человек допрашивался следователями и подтвердил разговор, но следствие просто сделало вид, что этого допроса не было, и проигнорировали детализацию номера этого абонента. Но этот свидетель пришёл в суд, рассказал об этом разговоре подробно", - сказал Джабиров.

Само обвинение построено на противоречиях, заявил он. "В основу взяты признательные показания Шуайбова и Абигасанова. Если два человека готовились к преступлению, совершили убийство, а затем и избавились от орудия убийства, то рассказать, как это было, не составляет труда. Но в показаниях Абигасанова и Шуайбова есть противоречия в каждом абзаце, в каждом эпизоде. В частности, об обещанном вознаграждении, о том, кто доставал оружие, какое кто получил вознаграждение. Но при этом никто не знает, куда делось оружие после преступления. В признательных показаниях Шуайбова говорится, что стреляли в Хаджимурада Камалова он и Хазамов. Но никто из четырех свидетелей, таксист и трое сотрудников «Черновика», которые видели момент убийства из окон редакции, не говорил о втором стрелке", - указал адвокат.

Проверка следственных органов по заявлению о том, что признательные показания были получены в результате физического воздействия, еще не завершена, добавил он. "В прениях мы указывали на оперативные материалы, видеозаписи допросов, которые есть в деле и по которым имеются заключения специалистов психолога и лингвиста. Эксперты пришли к выводу, что при опросе Шуайбов не давал ту информацию, которая записана, что имелись манипуляции со стороны сотрудников полиции, в том числе угрозы. По заключению экспертизы, задавая вопросы, сотрудник полиции вкладывал в них свои умозаключения, дополнял ответы информацией, которую Шуайбов не пояснял, в ряде вопросов он только подтверждал информацию сотрудника полиции. То есть в беседе доминировал не Шуайбов, который решил прийти с повинной, а сотрудник полиции, который [...]  должен был сам расспрашивать про обстоятельства. К тому же в материалах есть видеозапись и стенограмма диалога Мурада Шуайбова с сотрудником полиции, в котором последний угрожает привлечь к делу и брата Мурада, «если он нормально все сам не скажет». И Мурад им отвечает, что у него родители старые, пусть не трогают брата", - рассказал Джабиров.

В суде выяснилось, что после задержания сотрудники правоохранительных органов вывозили Шуайбова в Кизляр на беседы, которые никак не фиксировались, и после которых он внезапно решил признаться во всем, хотя до этого не у него была совсем противоположная позиция, рассказал он.

Обвинение не представило доказательств конфликта между Хаджимурадом Камаловым и Шамилем Исаевым, которого следствие считает заказчиком убийства, отметил адвокат. "Прокурор не сослался ни одну конкретную статью Камалова в «Черновике», в которой были бы негативные сведения о семье Исаевых. Обвинение пыталось какие-то разногласия, которые возникают в каждом селе, преподнести как противодействие между ними. Но никто из свидетелей не подтвердил, что между ними был конфликт. Обвинение ссылалось лишь на наличие абстрактной неприязни", - отметил он.

Сам Шуайбов в ходе прений заявил о своей непричастности к убийству и просил суд вынести оправдательный приговор, пояснил его защитник.

Запрошенное гособвинителем максимальное наказание "абсолютно ничем не обосновано", считает адвокат Магомеда Хазамова Кирилл Скарабевский.

"Алиби моего подзащитного четко, уверенно, ясно подтверждено свидетелями, документами, технической информацией, экспертизами [...] Но прокурор не удосужился уделить внимание тому, что алиби Хазамова подтверждаются и не опровергнуты доказательствами, собранными до судебного процесса, так и во время суда", - отметил он.

Во время убийства Хаджимурада Камалова в 2011 году Магомед Хазамов находился у себя дома, пояснил защитник. "В суде был допрошен свидетель, который в ту ночь находился вместе с ним у него дома. К тому же есть и другие люди, которые говорят, что этот свидетель действительно был в доме у Хазамова. Это прокурором опровергнуто не было, потому что невозможно опровергнуть то, что было в действительности", - заявил Скарабевский.

Алиби у Магомеда Хазамова имеются и на другие даты, когда, по версии следствия, шла подготовка к преступлению, сказал он.

"По всем событиям, когда якобы он получал вознаграждение, искал машину и оружие, по использованию мобильных телефонов во время слежки, все опровергнуто. Хазамов не пользовался тем телефонным номером, который, как установило следствие, был у убийц. Хазамов не использовал ни одного из номеров «абонентов закрытой группы номеров»", - отметил Скарабевский.

Суду представлено достаточно материалов для вынесения оправдательного приговора в отношении Хазамова, считает адвокат. "Это первое дело в моей практике, когда сторона защиты предоставила больше доказательств, чем сторона обвинения. Причем, эти доказательства неопровержимы, в то время как доводы прокуратуры основаны на слухах и домыслах. Каждая из частей обвинения разнесена в пух и прах", - сказал адвокат.

Во время предварительного следствия и суда Хазамов заявлял о недозволенных мерах, которые к нему применялись, отметил защитник. "Но расследование заявления о пытках идет вяло, им не хотят заниматься. Мы получили несколько ответов об отказе в возбуждении уголовного дела. Нам отписываются, что в действиях сотрудников полиции, проводивших задержания, нет состава преступления. А в заявлении Хазамова речь идет не об этих сотрудниках. У него претензии к работникам, которые увезли его после задержания. Но в их отношении проверки не проводятся", - указал адвокат.

По словам Скарабевского, он пытается добиться отмены отказа в возбуждении уголовного дела и назначения повторной проверки.

Призываем читателей "Кавказского узла" установить наше мобильное приложение для Android и IOS. Если приложение будет исключено из PlayMarket или App Store, вы все равно сможете пользоваться уже установленным приложением, чтобы читать наши новости. Через VPN можно продолжать читать наши новости на сайте, как обычно, и в Twitter, а без установки VPN – в Telegram. Можно смотреть наши видео на YouTube и оставаться на связи в соцсетях "ВКонтакте" и "Одноклассники". Пользователи WhatsApp* могут присылать сообщения на номер +49 157 72317856, пользователи Telegram – на тот же номер или писать @Caucasian_Knot.

* 21 марта Тверской суд Москвы запретил в России деятельность компании Meta (владеет Facebook, Instagram и WhatsApp) в связи с экстремистской деятельностью.

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"