Юристы отметили специфику Чечни при расследовании дел о коррупции

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Опубликованное "Важными историями"* расследование о недвижимости в ОАЭ, которая может принадлежать чеченским чиновникам, является основанием для проведения проверок, считают опрошенные "Кавказским узлом" журналисты и юристы. Однако, по их мнению, в реалиях Чечни невозможно привлечь к ответственности упомянутых чиновников, даже если факты в расследовании подтвердятся.

Как писал «Кавказский узел», приближенные к главе Чечни Рамзану Кадырову владеют апартаментами и виллами в Дубае стоимостью от сотен тысяч долларов до нескольких миллионов, говорится в опубликованном 3 мая расследовании "Важных историй"*. Ранее, в январе 2021 года издание также сообщило, что чеченские чиновники из числа родственников Рамзана Кадырова владеют квартирами в элитном московском жилом комплексе, но не отчитываются о них в декларациях.

Какими жилыми объектами в Москве владеют Кадыров и его окружение, говорится в справке "Кавказского узла" "Без деклараций: элитное жилье близких Кадырова".

Впервые сведения об «эмиратовском кейсе» всплыли в расследовании команды оппозиционного политика Алексея Навального** о депутате Госдумы Александре Бородае, рассказал корреспонденту «Кавказского узла» 10 мая редактор Scanner Project, журналист-расследователь Михаил Маглов.

«Была утечка. Впервые мне об этом стало известно, когда команда Навального** делала [расследование] про Александра Бородая [...] Формально, по закону, когда речь идет о чиновниках, сам факт того, что за рубежом нашлась недвижимость безотносительно ее стоимости, при имеющемся факте неотражения ее в декларации - это 100-процентное основание для сложения полномочий. Если недвижимость очень значительная, то [в теории] должно быть расследование и изучение происхождения денег, в том числе. Были случаи, например, с бывшим сенатором Омской области Андреем Голушко, у которого нашли незадекларированное имущество во Франции и решением суда взыскали стоимость всей его французской недвижимости с обязательством ее выплаты в пользу государства. Уголовного преследования не было, но взыскание неких незадекларированных активов, происхождение которых объяснить он не может, имело место», - рассказал Маглов.

При этом собеседник отметил, что правоприменительная практика последних лет не обнадеживает, а в Чечне российские законы работают далеко не всегда. «Все это более-менее работало раньше. Я, как журналист и ранее активист, занимаюсь изучением и поиском активов, недвижимости у разных российских чиновников и депутатов. Мы делали путеводители по Карловым Варам, Праге, Женеве и находили недвижимость у российских муниципальных и региональных депутатов. А далее, даже при том, что делали это журналисты, не встроенные в реалии российской пропаганды, органам прокуратуры приходилось реагировать. Возбуждались меры прокурорского надзора. И эти депутаты складывали мандаты еще до вынесения прокуратурой решения, поскольку было понятно, что у надзорного органа нет иных решений, кроме как требовать их сложения. И раньше это все, по крайней мере в России, работало. Но был один нюанс - когда вопрос касался Чечни. Там свои законы и совсем уже глупо делать вид, что там работает российское законодательство. Оно там полностью не работает», - рассказал Маглов.

В современных реалиях компетентные органы все реже реагируют на такого рода публикации, их расследование не ведется даже за пределами Чеченской Республики вне зависимости от статуса изданий, отметил журналист. «В нынешнюю эпоху такого псевдо-патриотического угара вряд ли они будут происходить и за пределами Чеченской республики. Мы получаем такой обратный эффект, если говорить с точки зрения права. Потому, вне зависимости от того, кто об этом сообщает, у меня очень большой скепсис по поводу какой-либо реакции по этому поводу. По нынешним временам «патриотов» мандатов и должностей не лишают. И я очень сильно удивлюсь, если сейчас сработают законные, правовые механизмы, которые есть в России. Так как сейчас ситуация отдельная», - считает собеседник.

Комментируя упоминание в расследовании сенатора-единоросса от Чечни Сулеймана Геремеева, Маглов заявил, что наличие его номера телефона в контактных данных собственника недвижимости является достаточным основанием для проверки. «Наличие телефона сенатора в сведениях о дорогостоящей недвижимости за рубежом является достаточным основанием как минимум для того, чтобы контрольные орган - а если речь о сенаторе, то в Совфеде есть комиссия, отвечающая за проверку деклараций - должны инициировать расследование и заняться детальным сбором доказательной базы. Как минимум, можно начать с опроса человека, на которого непосредственно оформлена недвижимость. С другой стороны, в реальности этого ожидать не стоит», - считает журналист.

Что касается данных о том, что недвижимость оформлена на сына бывшего сенатора от Чечни Зияда Сабсаби, то, по словам Маглова, это может быть способ уйти от декларирования чиновниками своего имущества. «Это очень распространенная практика, когда оформляют на родственников. И самым надежным способом является оформление имущества на тещу, поскольку у нее, как правило, другая фамилия, сложнее провести ассоциацию. Что касается российского законодательства, чиновники и депутаты не обязаны декларировать недвижимость или объекты имущества ближайших родственников или взрослых детей в России. Но с точки зрения международных норм и противодействия коррупции как явления практика говорит, что такие случаи также подлежат расследованию. Несколько лет назад в декларациях появилась такая строка, где чиновники, депутаты должны декларировать не только те объекты, которые им принадлежат, а те объекты, которыми они пользуются. Здесь уже появляется окно и для такого расследования. Если сенатор пользовался такой недвижимостью, то он ее должен указать именно в таком статусе в своей декларации», - рассказал Михаил Маглов.

Журналист отметил, что из расследований, которые он проводил, некоторые становилось предметом изучения надзорных органов. «Из более раннее опыта, например, пять лет назад, у нас было в двух из десяти случаях, когда реакция [на публикации] была. И приводила, в том числе, к последствиям для фигурантов такого рода расследований. Прокуратура начинала производство, лишала мандатов. Либо депутаты сами складывали, не дожидаясь решения прокуратуры. Либо региональные заксобрания выносили решения о сложении полномочий депутата. Раньше это работало. А в последнее время мы видим, как, например, на прошлой компании в Госдуму ребята из команды Навального** делали много расследований, но я не помню, чтобы там сняли кого-то с выборов или лишили мандатов. Хотя это прямо нарушает российские законы», - заключил Маглов.

Юристка рассказала об основаниях для проведения проверок в отношении чиновников

Прямого запрета на владение имуществом, превышающим доход чиновника, нет, рассказала корреспонденту «Кавказского узла» юристка и оппозиционный политик Любовь Соболь***.

«Чиновники обязаны только декларировать свое имущество. А органы власти имеют право, но не обязаны проводить проверку источников приобретения этого имущества. Однако чиновник обязан сообщать своему руководству о фактах приобретения имущества, чья стоимость превышает совокупный доход семьи (супруг и несовершеннолетние дети) за три последних года и об источниках получения средств, за счет которых совершены эти сделки», - отметила политик.

Соболь*** сослалась на Федеральный закон "О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам", согласно которому, «если в ходе проверки расходов чиновника и его семьи обнаружено, что их расходы превышают их общий доход, то об этом сообщается в прокуратуру». «Прокуратура проводит свою проверку и запрашивает у чиновника доказательства приобретения имущества (любого и не важно, где оно находится) на законные доходы. Если таких доказательств не будет предоставлено, то прокуратура обращается в суд с заявлением об обращении в доход РФ такого имущества, а если это невозможно, то эквивалентной денежной суммы. Окончательное решение принимает суд. В случае положительного решения суда чиновник также подлежит увольнению по причине утраты доверия на основании статьи 13.1 ФЗ "О противодействии коррупции"», - сообщила юристка.

Соболь*** также отметила, что проверку о наличии в действиях чиновника состава преступления контролирующие и надзорные органы проводят как по факту публикации таких сведений, также и на основании обращения любого лица в случае, если компетентные органы не отреагировали на сообщения в прессе самостоятельно. При этом она указала на ряд особенностей таких публикаций. «По сообщению в прессе о преступлении правоохранительные органы обязаны провести проверку (часть 2 статьи 144 УПК РФ). Но так как владение зарубежным имуществом любой стоимости само по себе не является преступлением, то и обязанности провести проверку не возникает, если в таком сообщении не содержится других сведений, указывающих на нарушение закона. Например, "депутат Иванов купил в квартиру в Париже" - нет обязанности проводить проверку. "Депутат Иванов украл деньги из бюджета и купил на них квартиру в Париже" - есть обязанность провести проверку, но не столько самого факта покупки, сколько факта кражи и распоряжения краденым. "Депутат Иванов купил квартиру (в любом городе), стоимостью больше, чем доход его семьи за три последних года" - есть обязанность провести проверку, если такое заявление направит общероссийское СМИ. Статус СМИ-иноагента не влияет на обязанности органов власти», - сказала она.

При обращении граждан по факту публикации, если в ней не содержалось сообщения о преступлении, такое обращение рассматривается на основании части 1 статьи 2 ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан РФ", рассказала Любовь Соболь***. «Однако если вопрос касается не совершения преступления, а сокрытия информации о приобретении недвижимости (неуказания в декларации) или вопроса о приобретении имущества стоимостью свыше трехлетнего совокупного дохода семьи, то такие заявления рассматриваются руководителями чиновника (для депутата – председателем парламента) и только от определенного круга лиц, в который входят общероссийские СМИ, но не входят обычные граждане (часть 1 статьи 4 ФЗ "О контроле за соответствием расходов лиц, замещающих государственные должности, и иных лиц их доходам")», - заключила политик.

К подобным утечкам информации нужно относиться достаточно щепетильно

Расследование «Важных историй»* заслуживает внимания, считает генеральный директор «Центра антикоррупционных исследований и инициатив «Транспаренси Интернешнл - Россия»****, юрист Илья Шуманов. При этом он отметил, что власти реагируют на подобные публикации по-разному, учитывая как статус самого расследователя, так и специфику Чечни.

«Я знакомился с материалами, они заслуживают внимания. Надо разделить каждого из публичных лиц, смотреть их индивидуально. Наличие телефона Геремеева должно стать основанием, чтобы кто-то заинтересовался. Если он сенатор – то специальная комиссия в Совфеде. Но это достаточно косвенное доказательство того, что он владеет этой недвижимостью. Надо соотнести, как он связан с номинальным собственником этой квартиры, и если есть близкие взаимоотношения, то надо проводить проверку. Разумеется, это «красный флаг», на который в нормальном обществе органы реагируют <...>, если ее публикуют СМИ. Но о чеченской специфике надо говорить отдельно», - сказал он корреспонденту "Кавказского узла".

В случае с чиновниками, которые не задекларировали зарубежную недвижимость, должно быть принято решение в виде увольнения в связи с утратой доверия, предусмотренное в соответствии с антикоррупционным законодательством с включением в соответствующий реестр лиц, рассказал собеседник. «Однако первый аспект в этом случае - это отдельно чеченская история, где даже о нарушениях, связанных с Рамзаном Кадыровым <...> ни разу не проводилось даже внутренней проверки. Поскольку текущая политическая ситуация не подразумевает в России, что кто-то из этих высокопоставленных чеченских чиновников мог бы попасть в категорию привлеченных к ответственности и уволенных в связи с утратой доверия. Все это регулируется не антикоррупционным законодательством, а отдано на откуп Рамзану Кадырову. И он этим распоряжается самостоятельно с членами его ближнего круга, принимая решения относительно увольнения людей», - рассказал Шуманов.

При этом он отметил, что к подобным утечкам информации нужно относиться щепетильно. «Данных о реальных собственника недвижимости в ОАЭ нет. Это утекшая информация. Потому доверять ей или нет - надо к этому отнестись щепетильно. В открытом доступе этой информации нет, перепроверить ее невозможно. В этом случае остается лишь полагаться на качественное выполнение работы журналистами. С учетом их статуса нежелательной организации российские власти никак не будут реагировать на обращения и коммуникацию в их адрес со стороны журналистов. В медиа это прошло достаточно поверхностно. На эти аспекты следует обратить внимание», - отметил Шуманов.

При этом юрист отметил, что расследования «Трансперенси Интернешнл - Россия»**** многократно становились поводом для проведения проверок в отношении региональных и федеральных высокопоставленных чиновников, на основании которых принимались решения вплоть до увольнения. «Одним из больших случаев был директор государственного федерального унитарного предприятия «Российские сети вещания и оповещения» (ФГУП РСВО). Уровень Геремеева требует, чтобы решение об его увольнении принимал лично президент России, либо Рамзан Кадыров. Все остальное [из расследования "Важных историй"*] принимается на уровне Чечни. Но тут есть такой политический фокус, отмахиваться от него не получится. Все антикоррупционное законодательство в принципе работает нехорошо, а с учетом чеченской специфики оно вообще работать не должно, поскольку там все отдано Кадырову и его окружению», - констатировал собеседник.

При этом Шуманов отметил, что Северный Кавказ в этом вопросе неоднороден и на основе анализа реестра уволенных в связи с утратой доверия чиновников можно предположить, что в таких регионах, как, например, Адыгея или Краснодарский край госслужащих привлечь к ответственности за нарушение антикоррупционного законодательства гораздо проще.

Эксперт также отметил, что еще менее очевидным является появление у контрольных органов интереса к проверке сведений, связанных с сыном бывшего сенатора Зияда Сабсаби. «Сын Сабсаби совершеннолетний. К категории лиц декларирования он не подпадает. Хотя это достаточно распространенная практика, когда родственники чиновников оформляются собственниками имущества и в декларацию сенаторов, чиновников, депутатов эта информация не попадает. В нормальной ситуации такую информацию следовало бы проверять специальной комиссией Совета Федерации. Но, очевидно, по формальным признакам к ответственности привлечь за такое невозможно», - заключил Илья Шуманов.

То, что телефон сенатора Геремеева указан в реестре контактной информации собственников недвижимости в ОАЭ, не является достаточным основанием для того, чтобы считать его владельцем имущества и проводить на этом основании проверку, считает в свою очередь главный редактор международного антикоррупционного издания. «Например, вы регистрируете в МФЦ недвижимость и можете оставить любой телефон. И это не будет подтверждением того, что к этой недвижимости кто-то имеет отношение. Я не вижу здесь оснований. Я не знаю законодательство ОАЭ, но номер телефона не является основанием для регистрации права собственности, это просто контакт», - заявила собеседница корреспонденту "Кавказского узла" на правах анонимности.

Издатель отметила, что «есть разная специфика в отношении определенных категорий государственных служащих, к которым антикоррупционное законодательство подходит дифференцировано, согласно 273-ФЗ «О противодействии коррупции»». Однако в вопросах, где речь идет о незадекларированном имуществе или расходах по приобретению недвижимости, стоимость которого превышает доходы чиновника, его супруга и несовершеннолетних детей за период трех лет, антикоррупционное законодательство однозначно определяет основания для увольнения по основанию утраты доверия, заявила журналистка. «На мои публикации органы всегда реагируют. Не знаю, как у других коллег. Но мы никогда не публикуем, если у нас нет оснований. А основания у нас те же самые, что у органов. Есть некоторые моменты, которые мы в силу закона не может проверить. Это можно сделать только в рамках процессуальной проверки. Но у нас есть достаточно оснований утверждать о наличии признаков преступления или правонарушения, в этом случае мы имеем право давать публикацию», - заключила собеседница.

Призываем читателей "Кавказского узла" установить наше мобильное приложение для Android и IOS. Если приложение будет исключено из PlayMarket или App Store, вы все равно сможете пользоваться уже установленным приложением, чтобы читать наши новости. Через VPN можно продолжать читать наши новости на сайте, как обычно, и в Facebook и Twitter, а без установки VPN - в Telegram. Также можно смотреть наши видео на Youtube и оставаться на связи в соцсетях "ВКонтакте" и "Одноклассники". Пользователи WhatsApp***** могут присылать сообщения на номер +49 157 72317856, пользователи Telegram – на тот же номер или писать @Caucasian_Knot.

* издание признано иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента.

** Алексей Навальный – организатор ФБК, организации, которая включена Минюстом России в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента. Организация также признана судом экстремистской и запрещена на территории России. Штабы Навального признаны экстремистскими организациями, по решению суда их деятельность прекращена. 25 января Росфинмониторинг внес Алексея Навального в реестр экстремистов и террористов.

*** Любовь Соболь внесена Минюстом в перечень физических лиц – СМИ-иноагентов. 25 января Росфимониторинг внес Любовь Соболь в реестр экстремистов и террористов.

**** "Transparency International – Россия" внесена в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции "иностранного агента", в апреле 2015 года.

***** 21 марта Тверской суд Москвы запретил в России деятельность компании Meta (владеет Facebook, Instagram и WhatsApp) в связи с экстремистской деятельностью.

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"