Аналитики расценили обещание Делимханова отрезать головы как угрозу убийством

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Обещание депутата Госдумы Адама Делимханова отрезать головы Янгулбаевым и переводчикам его слов на русский язык вполне можно рассматривать как угрозу убийством, особенно в реалиях Чечни, поэтому власти России обязаны немедленно отреагировать, указали опрошенные "Кавказским узлом" кавказоведы и правозащитники.

Как писал "Кавказский узел", 1 февраля депутат Госдумы и советник главы Чечни Адам Делимханов опубликовал в Instagram видео, в котором на чеченском языке пригрозил расправой членам семьи Янгулбаевых и наказанием тем, кто сделает перевод этих его слов на русский язык. Свои угрозы он обосновал кровной местью.

"Днем и ночью, не жалея своих жизней, имущества и потомства, мы будем вас преследовать, пока не отрежем ваши головы и не убьем вас. У нас действительно с вами вражда и кровная месть! Также это относится к тем, кто переведет это видео на русский язык... Если вы думаете, что сможете поднять свои головы, то клянусь Аллахом, мы отрубим ваши головы!.. И даже если все законы на земле будут против нас, то мы все равно разберемся с вами!" – перевели слова Делимханова администраторы Telegram-канала, известного критикой властей Чечни. "Кавказский узел" проверил этот перевод и убедился в его точности.

Кровная месть не может объявляться неопределенному кругу людей, например, тем, кто переведет на русский язык речь Делимханова, указал главный научный сотрудник института мировой экономики и международных отношений РАН, автор книги "Рамзан Кадыров: российский политик кавказской национальности" Алексей Малашенко.

"Такая постановка вопроса в контексте кровной мести неприемлема. Он, откровенно говоря, несет абсолютную глупость. Еще в 19-м веке имам Шамиль боролся против таких явлений. И боролся достаточно успешно, что признано многими, в том числе российскими генералами. И если Делимханов опять уходит в позапрошлый век, то на это должна быть четкая реакция российских властей", - сказал Малашенко корреспонденту «Кавказского узла».

Кровная месть - обычай, который состоит в обязанности родственников убитого отомстить убийце или его родным. На Северном Кавказе принцип кровной мести не стал частью истории, а по-прежнему продолжает действовать как актуальный социальный механизм, говорится в справке "Кавказского узла" "Кровная месть - как теперь убивают на Кавказе".

Слова Делимханова «у нас кровная месть» надо понимать как угрозу, исходящую не только от него, но и от Рамзана Кадырова, убежден Малашенко. "То есть здесь речь идет об окружении главы Чечни. И если власти не смогут успокоить этих людей, то им стоит ждать реакцию с вариантом отрезания голов людям, в отношении которых сейчас выступают с угрозами", - отметил он.

Раньше кровная месть распространялась только на мужчин, но сейчас времена другие, добавил Малашенко. "Если судить по Кавказской войне, то на женщин это никогда не распространялось. Тогда резали головы мужчинам. Но, как мы знаем, сейчас времена другие, поэтому даже не знаю, касаются ли эти слова только мужчин семьи Янгулбаевых или также женщин", - сказал он.

Кавказовед предположил, что угрозы Делимханова связаны не столько со скандальным высказыванием о Кунта-хаджи Кишиеве, сколько с тем, что Янгулбаевы оппонируют властям Чечни. "Мне кажется, это (публикация аудиозаписи с высказываниями о Кунта-хаджи Кишиеве) не является причиной таких угроз. Реальная причина в том, что Янгулбаевы выступили против Кадырова, находятся на свободе и продолжают свою деятельность. У них отличное от Кадырова мнение. Они показывают, что имеют право думать так, как им хочется. А это непозволительно для Кадырова", - резюмировал Малашенко.

1 февраля высокопоставленные чеченские чиновники и силовики, а также муфтият выступили с резким осуждением членов семьи Янгулбаевых, адресовали им проклятия и оскорбления и пригрозили расплатой. Поводом для возмущения стали высказывания о Кунта-хаджи Кишиеве, пояснила ЧГТРК "Грозный", назвав автором скандальной аудиозаписи Ибрагима Янгулбаева. Рамзан Кадыров в тот же день сравнил Янгулбаевых с Хаттабом и Басаевым. Сегодня на митинге в Грозном чеченские чиновники выступили с осуждением семьи Янгулбаевых, а собравшиеся жители Чечни сожгли портреты членов этой семьи.

Президент Ассамблеи народов Кавказа Руслан Кутаев также указал, что кровная месть не может быть объявлена неопределенному кругу людей. "Кровная месть объявляется человеку, который совершил убийство. Все остальное от лукавого. Можно, конечно, объявлять все что угодно, но это уже будет противоречить адатам. Нельзя кровную месть объявлять неопределенному кругу людей, без адресата. Так не бывает", - сказал он корреспонденту "Кавказского узла".

Он также предположил, что в своем выступлении Делимханов говорил не только от своего имени. "Мне кажется, он выступал от имени чеченской власти. Что такое чеченская власть? Это те, кто сейчас у власти, их род и все окружение. Он говорил не только от себя. Все эти люди подразумевались в словах депутата. Беспредельщиков хватает не только в чеченской власти, но и у их оппонентов, которые тоже где-то сидят и обещают, что сделают то или иное действие", - сказал он.

При этом, по мнению кавказоведа, угроза Делимханова скорее всего не распространяется на Зарему Мусаеву. "Когда Делимханов выступал с угрозами отрезать головы и произносил фамилию Янгулбаев, он не имел в виду только Янгулбаевых. Он этим выступлением имел в виду всех: журналисты, правозащитники, блогеры. Янгулбаевы - это уже образное выражение. Очень важно правильно понимать слова Делимханова. А на женщин эта угроза вряд ли распространяется, но на всех остальных - да", - сказал он.

20 января супруга федерального судьи в отставке Сайди Янгулбаева Зарема Мусаева была насильно увезена чеченскими силовиками из квартиры в Нижнем Новгороде в Грозный, после чего Рамзан Кадыров заявил, что Янгулбаевых ждет место "в тюрьме или под землей". 22 января он обвинил семью Янгулбаевых в организации террористической сети и поддержке терроризма и потребовал задержать и наказать всю семью или уничтожить как пособников террористов. После этих угроз Сайди Янгулбаев и его дочь покинули страну. Сын Мусаевой, юрист Абубакар Янгулбаев, покинул Россию еще в конце 2021 года. Другой сын Мусаевой, Ибрагим Янгулбаев, объявлен в федеральный розыск по уголовному делу об оправдании терроризма.

Руслан Кутаев также выразил сомнение в том, что угрозы Делимханова непосредственно связаны с публикацией аудиозаписи со словами о Кунта-хаджи Кишиеве. "С обеих сторон уже прозвучало много неприятностей в адрес друг друга. Этого достаточно", - резюмировал он.

Обещание отрезать головы – это прямая угроза убийством, считает руководитель направления общественных расследований "Комитета против пыток"* Олег Хабибрахманов. "Тут есть все признаки, указывающие на преступление "угроза убийством". Или даже подстрекательство к убийству. Тут нужно разбираться и расследовать. Более развернуто оценку могут дать правоохранительные органы, когда (если) займутся этими заявлениями, проведут соответствующие  экспертизы", - сказал он корреспонденту «Кавказского узла».

Во второй половине 1990-х годов Делимханов был личным водителем полевого командира Салмана Радуева, отметившегося в эти годы захватом больницы в Буденновске и нападением на Кизляр с захватом заложников, говорится в биографии Адама Делимханова, опубликованной на "Кавказском узле".

Угроза убийством – это статья 119 Уголовного кодекса, предусматривающая до пяти лет лишения свободы, и для возбуждения дела адресату угрозы достаточно заявить, что он воспринял угрозу реально, пояснил Хабибрахманов.

"Доказать, насколько он действительно реально воспринимал угрозу, довольно сложно. Тут в большей степени объективные обстоятельства должны оцениваться. А зная прекрасно ситуацию в современной Чечне, да и России в целом, а также совершенно свежую историю с Тепсуркаевым, считаю, что нет никаких сомнений в реальном восприятии такой угрозы", - отметил он.

Если угроза убийством озвучивается без указания на конкретную фамилию одного человека, то это осложняет процесс, уточнил правозащитник. "Без указаний фамилии или очевидности объекта такой угрозы становится немного сложнее доказывать, но, мне кажется, тут явно не этот случай. Везде [в заявлениях чеченских чиновников о Янгулбаевых] есть и фамилии и фотографии совершенно конкретных людей", - подчеркнул специалист.

Депутаты Госдумы Николай Арефьев и Вячеслав Мархаев сегодня призвали правоохранительные органы, в том числе Генпрокуратуру, дать оценку обещанию Адама Делимханова расправиться с семьей Янгулбаевых. "Такие угрозы - нешуточное дело. Такого человека, опасного для общества, надо ставить на учет, контролировать его действия", - сказал, в частности, Николай Арефьев.

"Николай Арефьев и Вячеслав Мархаев, безусловно, проявили мужество и четко обозначили тему. Угроза отрезать головы, исходящая от человека, представляющего высший орган государственной власти, это все-таки нонсенс. Впрочем, Делимханов, как и его патрон - Кадыров, уже не раз позволяли себе подобное, и всегда им это сходило с рук [...]. Может, в этот раз ситуацию удастся переломить и поставить зарвавшегося госчиновника на место? Надежда, пусть и скромная, есть", - написал читатель "Кавказского узла"  в комментарии к новости о реакции депутатов на заявление Делимханова.

При этом Кремль 1 февраля дистанцировался от борьбы Кадырова с Янгулбаевыми. Сыновья Сайди Янгулбаева, публично связывающие преследование семьи с Рамзаном Кадыровым, находятся за границей, и если были их обращения, то "это вопрос правоохранительных органов", заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. У Кремля нет возможности и планов вникать в обоснованность претензий к Рамзану Кадырову в связи с преследованием семьи Янгулбаевых, подчеркнул он.

Новости о преследовании семьи Янгулбаевых, "Кавказский узел" размещает на специальной тематической странице "Борьба Кадырова с Янгулбаевыми".

* "Комитет против пыток" был внесен в реестр НКО-иноагентов в 2015 году. В связи с этим руководители ликвидировали организацию и создали новое юрлицо - "Комитет по предотвращению пыток", который также был внесен в список иноагентов, организация была закрыта. В настоящее время "Комитет против пыток" работает как незарегистрированное общественное объединение.

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"