Милашина описала историю вражды Кадырова с семьей Янгулбаевых

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Кадыров причислил семью Янгулбаевых к своим врагам после того, как Ибрагим Янгублаев был задержан за создание паблика "ВКонтакте" и подвергся пыткам. Ибрагима пытали, в том числе и в резиденции Кадырова, где глава Чечни объявил ему кровную месть, следует из публикации Елены Милашиной в "Новой газете".

"Комитет против пыток"* 20 января проинформировал, что супруга федерального судьи в отставке Сайди Янгулбаева Зарема Мусаева была в бессознательном состоянии увезена из нижегородской квартиры на машинах с номерами, код региона которых соответствовал Чечне. 21 января глава Чечни Рамзан Кадыров подтвердил, что женщина доставлена в Грозный, и заявил, что Янгулбаевых ждет место "в тюрьме или под землей". 22 января Европейский союз призвал освободить Зарему Янгулбаеву. Сегодня к Мусаевой вновь отказались пустить адвоката, глава СПЧ Валерий Фадеев обратился по этому поводу к генпрокурору.

Ситуация с семьей Янгулбаевых начала развиваться критически в феврале 2020 года. Тогда за границу срочно уехали средний и младший сыновья судьи Янгулбаева, Ибрагим и Байсангур, а его родители, старший брат и сестра начали получать сообщения с угрозами похищения, убийства, изнасилования. "Последние семь дней накануне своего похищения Зарема звонила мне каждый раз, когда в их дверь стучали. Она почему-то шепотом, видимо, от стресса, советовалась, что им делать. На 21 января был запланирован их отъезд из России", — говорится в материале Елены Милашиной "Как я спасла врага Кадырова, которого он создал себе сам. Объяснительная записка главному редактору "Новой газеты".

Милашина рассказала, что познакомилась с Янгулбаевыми летом 2017 года, когда ее попросили "вступиться за очередного чеченского судью". Однако поняла, что уже писала про Сайди Янгулбаева в публикации, описывавшей совещание главы Чечни Рамзана Кадырова с судейским составом республики, прошедшее в мае 2016 года. На том совещании Кадыров публично отправил в отставку назначенного президентом Путиным председателя Верховного суда ЧР Магомеда Каратаева. Рассказывая об этой ситуации, я также написала о чеченском судье, которого избили и заставили написать заявление об отставке, взяв в заложники его сына. Это и был Сайди Янгулбаев, отметила Милашина. 

Весь чеченский судейский корпус был сильно потрясен историей этой семьи. Тем не менее, практически все коллеги Янгулбаева предпочли прекратить с ним общение. Все, кроме русского по национальности судьи Верховного суда Чечни Дмитрия Петровича Горбовцова, который предлагал Сайди финансовую помощь: семья с четырьмя детьми жила на зарплату судьи и осталась после его вынужденной отставки без средств к существованию. Ежемесячное пожизненное содержание федеральному судье Янгулбаеву в нарушение закона стали выплачивать только после того, как правозащитная организация "Комитет против пыток"* наняла адвоката, и тот пожаловался в Судебный департамент ВС РФ. Тем не менее Янгулбаеву до сих пор не выплатили полагающиеся ему пособия за 2017, 2018 и 2019 годы, отмечается в публикации.

Преследование Янгулбаевых началось со среднего сына Ибрагима. "Первый раз за Ибрагимом пришли в ноябре 2015 года. За несколько месяцев до этого он создал в социальной сети "ВКонтакте" группу Wolves Creed — "Кредо волков", в которой постил фотографии из интернета с убитыми во время военных действий жителями Чечни и, в общем, довольно невинно подшучивал над чеченской властью.

18 ноября 2015 года в доме судьи Верховного суда Чеченской Республики Сайди Янгулбаева высадился десант во главе с Магомедом Дашаевым, на тот момент начальником полиции УМВД РФ по городу Грозный. Трое Янгулбаевых — сам судья, его сыновья Абубакар и Ибрагим — были доставлены в резиденцию Рамзана Кадырова.

На ступеньках президентского дворца их поджидал спикер чеченского парламента Магомед Даудов. В его руках была папка с распечатками постов из группы "Кредо волков". Даудов сказал, что "ФСБ работала по группе четыре месяца". Кадыров посмотрел папку Даудова и всерьез заинтересовался совсем уж шуточной публикацией. "В данной публикации я написал, что нашу деятельность в группе Wolves Creed финансируют "масоны", и живём мы в Израиле. То есть мы пытались высмеять людей, считавших, что нас поддерживает какая-то иностранная организация. Кадыров воспринял эту публикацию всерьез", — пояснял Ибрагим Янгулбаев юристам "Комитета против пыток"* в рамках подготовки жалобы в ЕСПЧ.

Ибрагим Янгулбаев рассказал, что его избили после того, как он засмеялся на встрече с Кадыровым, а Кадыров объявил ему кровную месть. "Моего отца принудили подать в отставку с должности федерального судьи Верховного суда Чеченской Республики под угрозой моей смерти", — говорит Янгулбаев.  После этого от Ибрагима, по его словам,  потребовали, чтобы он слизал кровь с пола, а затем избили пластиковой трубой. "После третьего избиения я перестал воспринимать реальность, находился в затуманенном состоянии, часто терял сознание. Я ощущал жгучую, обжигающую боль… Как будто тебя сжигают заживо…"

В тот же день, 18 ноября 2015 года, судья Янгулбаев написал заявление об отставке. В нарушение принципа судейской неприкосновенности в его доме был проведен несанкционированный обыск и изъят табельный пистолет, о чем сохранилась расписка. О несанкционированном обыске и изъятии у него табельного оружия судья Янгулбаев сообщил в докладной на имя тогдашнего председателя Верховного суда Чечни Каратаева и  обратился с заявлением о преступлении в Следственный комитет России. Заявление было спущено в чеченское управление Следкома, которое вынесло постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении лиц, оказывавших давление на федерального судью.

"Сотрудниками МВД по ЧР и УМВД России по городу Грозный в отношении Янгулбаева С.В. и членов его семьи незаконные действия не проводились, также не проводились не санкционированные обыски. Когда в пересмотре решения ККС ЧР тому было отказано, начал "поливать" всех грязью и в качестве основного аргумента заявил, что на него оказывалось психологическое давление для подачи заявления об отставке", — говорится в постановлении.

Под "грязью" полковник Следственного комитета Чечни Мурадов, очевидно, имел в виду многочисленные заявления судьи Янгулбаева, поданные в Судебный департамент ВС РФ, в Высшую квалификационную коллегию судей ВС РФ, председателю СКР Бастрыкину, директору ФСБ Бортникову, наконец, президенту РФ Путину. Все эти обращения есть в распоряжении "Новой газеты", как, собственно, и ответы, написанные словно под копирку. Эти уважаемые инстанции и люди, олицетворяющие власть в российском государстве (а оно формально гарантирует российским судьям неприкосновенность и государственную защиту), предложили федеральному судье Янгулбаеву разбираться со своей проблемой по месту жительства. То есть все жалобы на чеченский беспредел были спущены чеченским беспредельщикам, отмечается в материале.

Из резиденции главы Чечни Ибрагима Янгулбаева забрал руководитель СОБРа "Терек" Абузайд Висмурадов, который не принимал участия в пытках. Другие силовики пытали его электрическим током, требуя рассказать обо всех администраторах группы Wolves Creed, а также о других лицах, недовольных чеченской властью… После этого Ибрагима избили, в том числе с применением полиэтиленовой трубы.

"После избиения меня снова подсоединили к аппарату и начали бить током, в этот раз обливая водой, видимо, для усиления действия тока. …На моем левом глазу была большая гематома: я им больше не видел, моя челюсть болела, как будто ее сломали (я ею не мог нормально двигать, открывать, мне было тяжело разговаривать), у меня очень сильно болели почки, ребра (как будто их сломали), кисти рук …сильно онемели, руки и ноги у меня были в таких сильных кровоподтёках, что почернели и опухли…", — приводятся в публикации слова Ибрагима Янгулбаева. 

По его словам, после от него  потребовали "рассказать о какой-нибудь незаконной деятельности моего отца и старшего брата, были ли они замешаны в каких-нибудь коррупционных схемах,  выдать <хоть одного> человека, находящегося в Чечне, который "плохо думал о Кадырове". Затем пытки током и избиения продолжились. "Сотрудник вставлял вилку в розетку на одну-две секунды, а затем вытаскивал. (Другой) все это время кричал, чтобы я начал называть им имена. Во время ударов током меня избивали полипропиленовой трубой по спине", — рассказал Ибрагим. По его словам, его также оскорбляли, угрожали сексуальным насилием.

Ибрагима Янгулбаева выпустили из секретной тюрьмы в мае 2016 года. А в мае 2017-го вновь задержали по той же причине, так как  группу "Кредо волков" он реанимировал уже в конце 2016 года. С ним в отделение МВД поехала Зарема Мусаева. Она осталась на первом этаже, а Ибрагима отвели наверх, где пытки продолжались несколько часов. Как выяснилось, в группу Ибрагима добавился засекреченный сотрудник полиции, который записывал голосовые сообщения Янгулбаева, в которых тот в нецензурной форме выражал свое мнение по поводу чеченских порядков, главы Чечни и его отца — Ахмата Кадырова.

Ибрагима обвинили в  публичных призывах к насильственному изменению конституционного строя РФ (статья 295 УК РФ). Но в дело вмешались сотрудники УФСБ по ЧР. "5 июня 2017 года <ко мне в камеру> пришел человек, представившийся сотрудником УФСБ Алексеем. Он показал мне мои новые признательные показания. Если раньше мои действия квалифицировались как насильственное свержение власти в Чечне, то теперь меня обвиняли по статье 282 УК РФ в возбуждении ненависти по отношению к социальной группе "русские военные", — приводится в публикации фрагмент объяснений Ибрагима, данных юристам "Комитета против пыток"*.

Защитником Ибрагима Янгулбаева по уголовному делу и затем в суде стала адвокат Марина Дубровина, ее наняла правозащитная организация" "Общественный вердикт"*. Семью федерального судьи вывезли из Чечни и обеспечили защитой сотрудники МРОО "Комитет против пыток. Активное содействие в этом деле оказывал ПЦ "Мемориал"***. "Это далеко не первый (и не последний) случай, когда "иностранные агенты" оказываются гораздо эффективней государства в защите государственных же агентов — в данном случае семьи федерального судьи Янгулбаева", — указала Милашина.

В ходе процесса обвинитель Милана Байтаева задавала вопросы, из которых следовало, что Янгулбаева судят не за фотографии, посты и ролики, "вызывающие ненависть и вражду к русским военным"», а за критику чеченских властей." Вы утверждаете, что все фотографии, видеоролики, которые отправлялись в данную группу… направлялись подсудимым… против власти в ЧР?" — спрашивала обвинитель свидетелей. 

2 июля 2018 года Ибрагим Янгулбаев, находясь в СИЗО Грозного, почувствовал резкие боли в животе. Он написал заявление на имя начальника медсанчасти СИЗО Анзора Бахаева. Только спустя три дня тюремный врач вколол ему обезболивающее. На следующий день состояние ухудшилось настолько, что сотрудники СИЗО вызвали скорую. Бригада осмотрела Янгулбаева и рекомендовала срочную госпитализацию в связи с подозрением на аппендицит. Но в госпитализации сотрудники СИЗО Янгулбаеву отказали. "Я был таким бледным, каким не был даже после полугодичного пребывания в подвале у силовиков. На мне выступал холодный пот, живот при любом движении болел так, как будто его наживую резали ножом. От боли ночью я не мог уснуть, я старался вообще не двигаться, так как малейшее движение вызывало острую режущую боль… Такую боль я еще не испытывал, несмотря на мой опыт <с пытками>. При этом с чем-то сравнить такую боль я не мог, потому что по своему характеру она отличалась от избиений и пыток током. Эта же боль была гораздо нестерпимей…", — говорится в приведенных в публикации материалах  доследственной проверки по факту отказа в предоставлении медицинской помощи.

10 июля Янгулбаев попросил снова вызвать скорую, но ему отказали. 11 июля его повезли в суд, и это спасло ему жизнь. Янгулбаев рассказал, что в суде "мои родственники, адвокат Марина Дубровина, журналистка "Новой газеты" Ольга Боброва увидели мое состояние. Я сообщил им, что, несмотря на подозрение на аппендицит, меня не лечат. Кто-то из них позвонил в скорую помощь". Ибрагима все же доставили в больницу. "Меня осматривал главврач больницы. Он сказал, что я чудом еще живой. Ходить я уже не мог, меня перемещали на коляске и сразу отправили на операцию. Операция длилась пять часов. Очнулся я в реанимационной палате. Мне сказали, что из меня выкачали двести пятьдесят миллилитров гноя…", — приводятся его слова в публикации.

Однако, несмотря на тяжелейшее состояние после операции, в больнице Янгулбаева продержали всего семь дней, а затем прямо из реанимации отвезли в СИЗО и поместили в общую камеру. "Я не мог сходить в туалет, потому что в камере был напольный унитаз, а я садиться на корточки был не в состоянии. Кроме того, мне нужна была особая диета, которую мне не обеспечили, и ежедневное промывание швов.  Я провел в камере всю неделю. Мне становилось хуже, я не мог дышать из-за боли, самостоятельно двигаться, все тело болело, температура не падала… ", — следует  из пояснений Янгулбаева. Он попросил сокамерника связаться с его родными, после чего пришли врачи и впервые после операции и возвращения в СИЗО осмотрели, а затем  увезли в больницу.

"Как только сокамерник Ибрагима передал его родственникам информацию, они позвонили в редакцию "Новой газеты", а мы обратились за помощью к омбудсмену Татьяне Николаевне Москальковой. Она тут же связалась с руководством республики и прокурором и поставила на уши всю Чечню. Только благодаря этому жизнь Ибрагима Янгулбаева удалось спасти", — говорится в публикации.

Больше судебных заседаний по делу Янгулбаева не было. Сначала он долго лечился, потом ушел в отпуск судья Дедиев. А 2 октября 2018 года Владимир Путин предложил частично декриминализировать  статью 282 УК РФ. Для Ибрагима Янгулбаева это означало прекращение уголовного преследования.  28 декабря  закон о частичной декриминализации вступил в силу. 

Рано утром 9 января, в первый рабочий день 2019 года, мы с Мариной Дубровиной уже были у Заводского суда Грозного. Неподалеку (но скрытно) дежурила машина с командой "Комитета против пыток"*. Марина Дубровина тут же заявила о ходатайстве об освобождении Ибрагима Янгулбаева, в документе президент Путин фигурировал раз 15. Судья попросила перерыв и удалилась на несколько часов, сообщила Милашина в материале.

В итоге Янгулбаева освободили лишь после того, как Милашина начала вести прямой репортаж по телефону из зала суда. После этого журналист и адвокат увезли его на такси к магазину с двумя входами, у другого входа которого ждала машина "Комитета против пыток"*. "Мы завели Янгулбаева через один вход, вывели — через другой и усадили в машину сотрудников КПП*. Через час Ибрагим написал, что они благополучно пересекли чечено-ингушскую границу…", — говорится в материале.

В апреле 2020 года был создан "Телеграм-канал" "Адат"****, рассказывающий о похищениях, пытках, внесудебных расправах и нравах чеченской власти. Через год он стал самым популярным информационным ресурсом в Чечне, а семья Янгулбаевых превратилась в личных врагов Рамзана Кадырова, резюмирует Милашина.

В декабре 2021 года Абубакар Янгулбаев сообщал о похищениях своих родственников в Чечне. О похищениях близких сообщили также блогеры Тумсо Абдурахманов и Минкаил Мализаев, основатель "Вайфонда" Мансур Садулаев и директор правозащитной организации Human Rights Center Ichkeri Аслан Арцуев. "Кавказский узел" составил по открытым источникам список из 62 фамилий похищенных родственников оппонентов чеченских властей. По состоянию на 27 января, в списке удерживаемых после похищения остаются не менее восьми человек (двое родственников Халитова, двое родных Янгулбаева и четверо родных Арцуева). В список не включена Зарема Мусаева, которая была задержана, вывезена в Чечню, а позже арестована судом на 15 суток. Минкаил Мализаев сообщил "Кавказскому узлу", что все его родственники, которых ранее удерживали силовики, к 22 января были освобождены.

Почему новая волна массовых похищений в Чечне является частью системного преследования людей, которых власти республики объявили своими противниками, рассказывается в справке "Кавказского узла" "Родственники как заложники: новая волна похищений в Чечне".

Материалы о нарушениях прав человека в Чечне, нападках Кадырова на оппозицию и его борьбе с инакомыслящими в республике "Кавказский узел" публикует на тематической странице "Инакомыслие в Чечне".

* "Комитет против пыток" был внесен в реестр НКО-иноагентов в 2015 году. В связи с этим руководители ликвидировали организацию и создали новое юрлицо — "Комитет по предотвращению пыток", который также был внесен в список иноагентов, организация была закрыта. В настоящее время "Комитет против пыток" работает как незарегистрированное общественное объединение.

**организация внесена Минюстом России в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

*** организация внесена Минюстом России в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента, 29 декабря Мосгорсуд принял решение о ее ликвидации.

**** Заводской районный суд Грозного принял решение о признании запрещенными интернет-ресурсов движения 1ADAT по ходатайству прокуратуры 12 июля.

Автор: