Адвокат перечислил уловки силовиков в деле матери Янгулбаева

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Силовики не допускают защиту к матери сотрудника "Комитета против пыток"* Абубакара Янгулбаева, предоставляя неверную информацию о ее местонахождении, а суд игнорирует запросы о предоставлении материалов дела, заявил адвокат Александр Немов.

Как писал "Кавказский узел", 26 января сотрудник "Комитета против пыток" Абубакар Янгулбаев сообщил, что чеченские силовики не реагируют на требования адвоката допустить его к Зареме Мусаевой. Недопуск адвоката к задержанной нарушает права их обоих, но обращения в российские суды или ЕСПЧ по этому вопросу вряд ли дадут результат, указали московские юристы. 26 января уполномоченный по правам человека в Чечне Мансур Солтаев отчитался о звонке в дежурную часть полиции по поводу состояния Заремы Мусаевой, которая находится в спецприемнике. Некоторые пользователи Instagram назвали отчет уполномоченного по правам человека в Чечне об удовлетворительном состоянии Заремы Мусаевой "спектаклем". Видео омбудсмена вызвало подозрения, а не доверие, указал и сын Мусаевой Абубакар Янгулбаев.

Свою публикацию Мансур Солтаев проиллюстрировал видеозаписью, на которой он говорит, что звонит в дежурную часть, и совершает звонок. Разговор ведется по громкой связи на русском языке. Солтаев поинтересовался у собеседника состоянием здоровья Мусаевой и уточнил, есть ли у нее необходимые препараты. Человек, представившийся сотрудником полиции, ответил, что состояние Мусаевой удовлетворительное, она ни на что не жалуется, и необходимые препараты имеются. "Медицинская часть контролирует ее здоровье?" - спросил Мансур Солтаев. "Сто процентов, да, контролирует", - ответил его собеседник и добавил, что инсулин Мусаевой доставляется.

Адвокат Мусаевой Александр Немов сообщил корреспонденту "Кавказского узла", что не смог встретиться с Заремой Мусаевой. "За все это время я с ней ни разу не виделся. Когда я в первый раз по этому делу приехал в Грозный, то изначально ее там якобы не было, поскольку "ее только везли". Все нужные документы [для допуска Мусаевой] к я подал", - рассказал он корреспонденту "Кавказского узла".

"Потом появилась информация, что она якобы подралась с сотрудником полиции. То есть, получается, что ее уже привезли в Грозный, но мне об этом никто не сообщил", - сказал он.

О том, за что Мусаеву арестовали на 15 суток, защита узнала из открытых источников, указал Немов. "Да, мы обжаловали арест. Ее привлекли за мелкое хулиганство, мы обжаловали постановление об аресте. Но материалы [дела] не получены. Все ходатайства направлены, поданы и по почте, и в электронном виде, но Ленинский райсуд [Грозного] их просто на предоставляет, никак не комментируя это", - сообщил он. 

Немов считает, что предсказать дальнейшие действия чеченских правоохранительных органов в отношении Мусаевой невозможно. "Нет никакой логики в их поведении. Уже случилось много вещей, которые невозможно было предсказать", - отметил он. 

По данным адвоката, допроса Мусаевой пока не было. "В постановлении о приводе было указано, что ее надо доставить в Грозный к 24 января в 17:00 мск, это в рамках дела о мошенничестве, которое находится в производстве следователя, [из которого следует] что какая-то женщина брала кредиты при соучастии каких-то людей. Но фамилии Мусаевой в фабуле дела не было. Только указано, что ее надо подвергнуть принудительному приводу. Но почему, за что, какое она имеет к этому отношения, вообще не указано", - рассказал адвокат.

Недопуск адвоката к подзащитному является нарушением прав обоих, заявил ранее московский адвокат Евгений Черноусов, комментируя отказ чеченских силовиков в общении Заремы Мусаевой с защитой. Ответственность за недопуск адвоката несёт руководство учреждения, где содержится задержанный, пояснил он. Управляющий партнер адвокатского бюро "Плиев, Лепшаков и партнеры" Муса Плиев заметил, что "до сих пор нет специальной нормы в Уголовном кодексе в отношении воспрепятствования законной деятельности адвоката", однако "любое должностное лицо в случае превышения или злоупотребления им своих полномочий несёт ответственность [за это]".

Напомним, 20 января стало известно, что супруга федерального судьи в отставке Сайди Янгулбаева Зарема Мусаева была увезена из нижегородской квартиры на машинах с чеченскими номерами. 21 января Рамзан Кадыров подтвердил, что женщина доставлена в Грозный, и заявил, что Янгулбаевых ждет место "в тюрьме или под землей". Женщина арестована в Чечне, но чеченские силовики не реагируют на требования адвоката допустить его к подзащитной, сообщил 26 января Абубакар Янгулбаев.

22 января глава Чечни обвинил семью Янгулбаевых в организации террористической сети, поддержке терроризма и организации избиения чеченского силовика в Турции. Он также призвал силовиков задержать и наказать всю семью или уничтожить, как пособников террористов. После этих угроз судья Сайди Янгулбаев и его дочь покинули страну. Абубакар Янгулбаев покинул Россию еще до Нового года. 24 января Кадыров заявил, что меры в отношении Янгулбаевых будут приниматься в рамках закона, отметив, что если они окажут сопротивление, то будут уничтожены. Сыновьям Заремы Мусаевой следует приехать в Чечню за матерью, заявил Кадыров. Аналитики, опрошенные "Кавказским узлом", сочли, что родных Заремы провоцируют на противозаконные действия, чтобы появился повод наказать их.

В декабре 2021 года Абубакар Янгулбаев заявил о похищениях своих родственников в Чечне. О похищениях близких сообщили также блогеры Тумсо Абдурахманов и Минкаил Мализаев, основатель "Вайфонда" Мансур Садулаев и директор правозащитной организации Human Rights Center Ichkeri Аслан Арцуев. "Кавказский узел" составил по открытым источникам список из 62 фамилий похищенных родственников оппонентов чеченских властей. По состоянию на 27 января в списке удерживаемых после похищения остаются не менее восьми человек (двое родственников Халитова, двое родных Янгулбаева и четверо родных Арцуева). В список не включена Зарема Мусаева, которая была задержана, вывезена в Чечню, а позже арестована судом на 15 суток. Минкаил Мализаев сообщил "Кавказскому узлу", что все его родственники, которых ранее удерживали силовики, к 22 января были освобождены.

Почему новая волна массовых похищений в Чечне является частью системного преследования людей, которых власти республики объявили своими противниками, рассказывается в справке "Кавказского узла" "Родственники как заложники: новая волна похищений в Чечне".

Материалы о нарушениях прав человека в Чечне, нападках Кадырова на оппозицию и его борьбе с инакомыслящими в республике "Кавказский узел" публикует на тематической странице "Инакомыслие в Чечне". Новости о преследовании властями Чечни семьи Янгулбаевых, "Кавказский узел" собрал на тематической странице "Борьба Кадырова с Янгулбаевыми".

* "Комитет против пыток" был внесен в реестр НКО-иноагентов в 2015 году. В связи с этим руководители ликвидировали организацию и создали новое юрлицо — "Комитет по предотвращению пыток", который также был внесен в список иноагентов, организация была закрыта. В настоящее время "Комитет против пыток" работает как незарегистрированное общественное объединение.

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"