Защита назвала неубедительными показания силовиков по делу Гаджиева

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

На суде по делу журналиста "Черновика" Абдулмумина Гаджиева в качестве свидетелей выступили силовики, которые не были очевидцами вменяемых ему действий и не смогли привести ни одного доказательства перечисления денег террористам, заявила адвокат Гаджиева. Силовики не ответили адвокатам, какие именно статьи Гаджиева они сочли агитацией за финансирование терроризма.

Как сообщал "Кавказский узел", на заседании 19 августа представители прокуратуры огласили «анализ общих финансовых связей» Гаджиева, Ризванова и Тамбиева. Их фамилии в огромном списке упоминаются один-два раза, указал Ризванов. Обвинение представило сомнительный неофициальный документ, подчеркнула адвокат Гаджиева.

По версии следователей, журналист дагестанской газеты "Черновик" Абдулмумин Гаджиев, а также глава благотворительного фонда "Ансар" Абубакар Ризванов и Кемал Тамбиев собрали для террористов под предлогом строительства мечетей и помощи малоимущим мусульманам 68 миллионов рублей и 200 тысяч долларов. Следствие связывает их с дагестанским проповедником и основателем исламского фонда "Мухаджирун", известным как Абу Умар Саситлинский, который объявлен в розыск по делу о терроризме. Все трое находятся под стражей в СИЗО Ростова-на-Дону. Гаджиев настаивает на своей невиновности, а его коллеги считают уголовное дело способом давления на журналиста.

Свидетели не ответили на уточняющие вопросы защиты

Сегодняшнее заседание в Южном окружном военном суде по делу Гаджиева, Ризванова и Тамбиева посетили два представителя СМИ. Прошлое заседание, назначенное на 2 сентября, не состоялось из-за отключения света в военном суде в Дагестане, где находились свидетели, передал корреспондент «Кавказского узла».

По видеосвязи с гарнизонным военным судом в Махачкале были допрошены двое свидетелей обвинения, там же находился адвокат Гаджиева Арсен Шабанов. Другие адвокаты присутствовали в здании ростовского суда. Замначальника отдела управления уголовного розыска МВД Дагестана Абдулджапар Биярсланов зачитал свои показания с листов бумаги, которые лежали перед ним.

Он рассказал, что в 2017 году «был выявлен ряд лиц, причастных к финансированию террористической деятельности, в частности, дагестанский религиозный деятель Исраил Ахмеднабиев». Ахмеднабиев совместно с Каримом Алиевым и Абубакаром Ризвановым создали фонд «Ансар», предназначенный для сбора средств детям-сиротам и малообеспеченным семьям, объявив сбор средств на строительство в Дагестане «Школы хафизов», однако часть собранных средств «была направлена на финансирование террористической деятельности», заявил полицейский.

По словам Биярсланова, Исраилом Ахмеднабиевым была создана группа, в которую, помимо Ризванова, входили Абдулмумин Гаджиев и Кемал Тамбиев. Полицейский назвал их «приверженцами радикального ислама». Ряд других участников этой группы, по его словам, «находятся в розыске по террористическим статьям». На Гаджиеве, по мнению Биярсланова, лежало «информационное обеспечение деятельности фонда и Ахмеднабиева», на Тамбиеве - «организация сбора средств граждан, проживающих в средней полосе России».

Всего, по данным Абдулджапара Биярсланова, с 2009 по 2019 год участниками «группы Ахмеднабиева» были собраны 67 миллионов рублей, из которых 10 миллионов «были направлены на обеспечение террористической деятельности». Ее участники «вели вербовку в деятельность террористических организаций», а основной целью группы было «распространение на территории РФ идей радикального ислама», зачитал Биярсланов.

Отвечая на вопросы защиты, силовик пояснил, что Абдулмумин Гаджиев «обеспечивал деятельность Ахмеднабиева» «путем освещения через редакцию газеты», однако не смог сказать, в каких именно публикациях это выразилось, о чем они были и в каком году появились на страницах газеты. Не смог Биярсланов ответить и на вопрос о том, когда, по его мнению, Гаджиева вовлекли в преступную организацию и занимался ли журналист переводом денег.

На вопрос Абубакара Ризванова об источнике информации про поддержку подсудимыми идей радикального ислама, Биярсланов сослался на «свидетелей, которые это подтвердят». Он уточнил, что лично он их не опрашивал.

Второй свидетель, старший оперуполномоченный управления ФСБ по Дагестану Эльдар Штибеков, зачитывал показания с телефона. Он заявил, что Исраил Ахмеднабиев вместе с Каримом Алиевым и Абубакаром Ризвановым «хотели вовлечь побольше людей, имея те же цели, что и «Имарат Кавказ»* и другие». Ахмеднабиевым в 2009-2010 годах проповедовал в махачкалинских мечетях на улице Котрова и Венгерских бойцов. По словам Штибекова, Ахмеднабиеву удалось убедить верующих, что в Сирии нарушаются права мусульман, и в результате «многие жители Дагестана начали выезжать в Сирию и принимать участие в боевых действиях против правительственных войск».

Новости о влиянии войны на Ближнем Востоке на ситуацию в регионах Кавказа "Кавказский узел" размещает на тематических страницах "Сирия в огне" и "Кавказ под прицелом халифата". В разделе "Справочник" на "Кавказском узле" также опубликован материал "Выходцы с Кавказа в рядах ИГИЛ"*.

Ахмеднабиев, Алиев и Ризванов привлекли к своей деятельности Абдулмумина Гаджиева и Кемала Тамбиева, которые, как утверждает Штибеков, «были осведомлены о преступной деятельности Ахмеднабиева».

По утверждает Штибеков, всеми собранными благотворительным фондом «Ансар» деньгами распоряжался Ахмеднабиев: часть их направлялась на нужды боевиков в Сирии, часть распределялась между участниками группы, а остальное — на благотворительность. Ахмеднабиев также руководил благотворительным фондом "Мухаджирун", созданном гражданином США Халидом Ясином в Турции, и фондом «Амана», созданном Тамбиевым и Магомедбасиром Гасановым. При этом учредители фондов знали о планах передачи денег террористам, добавил силовик. Абдулмумин Гаджиев «занимался информационным обеспечением фонда через еженедельник «Черновик»», Тамбиев координировал фонд «Амана», а Ризванов «фактически выполнял функции бухгалтера Ахмеднабиева», заявил сотрудник ФСБ. Свидетель отметил, что установить точную сумму, переданную боевикам, не удалось.

Отвечая на вопросы адвокатов, Штибеков сказал, что Гаджиев занимался агитацией «посредством еженедельника». Как и Биярсланов, на уточняющие вопросы он ответить не смог. Свидетель уточнил, что не общался с главным редактором «Черновика» и другими сотрудниками редакции. Также Штибеков затруднился пояснить, как именно происходила вербовка в террористические организации, какую роль в ней играли Ризванов и другие подсудимые и зачем Ахмеднабиев призывал прихожан мечетей ехать в Сирию до 2011 года — то есть до начала в стране гражданской войны.

Подсудимые слушали рассказы свидетелей спокойно, вопросы задавал только Абубакар Ризванов. Следующее заседание назначено на 10.00 мск 23 сентября. Ожидается, что продолжится допрос свидетелей обвинения.

Защита указала на слабые стороны показаний силовиков

Оба свидетеля указали, что не были очевидцами преступных действий подсудимых. В связи с этим защита будет просить суд критически отнестись к их показаниям, сообщила корреспонденту "Кавказского узла" адвокат Гаджиева Анна Сердюкова.

«Есть пояснения Верховного суда РФ по оценке показаний сотрудников [силовых структур], у которых информация получена в результате оперативной деятельности. Верховный суд разъяснил об оценке этих показаний, как можно отнестись к ним критически, поскольку они добыты либо в оперативных целях, либо им стало известно из показаний допрошенных свидетелей, то есть со слов других лиц. Защита, естественно, будет просить отнестись к их показаниям критически, потому что они не являлись очевидцами, не привели ни одного доказательства каких-либо перечислений на финансирование терроризма, ни одной транзакции, ни способа передачи», - сказала Сердюкова.

24 августа Южный окружной военный повторно отклонил ходатайство дагестанского журналиста Идриса Юсупова о предоставлении статуса общественного защитника, отказ получила и супруга Кемала Тамбиева. Отказ ввести в дело общественных защитников не имеет под собой юридических оснований, указал Юсупов.

Защита не обжаловала отказы в предоставлении статуса общественного защитника супруге и коллеге Гаджиева, сообщила Сердюкова. «Отказы эти были в период пандемии. Сейчас у Гаджиева три защитника, и острой необходимости в участии общественного защитника нет», - пояснила Анна Сердюкова.

Объединение уголовных дел Гаджиева, Ризванова и Тамбиева в одно теоретически никак не отразится на объективности рассмотрения, считает адвокат Мурад Маллаев. При этом в уголовно-процессуальном кодексе четко прописаны основания, исходя из которых несколько уголовных дел объединяются, подчеркнул адвокат. «На объективности рассмотрения теоретически это никак не может отразится», - сказал он.

Маллаев исключил возможность знакомства Гаджиева и Тамбиева, так как Гаджиев проживал в Дагестане, а Тамбиев, являясь уроженцем Кабардино-Балкарии, проживал в Москве. Маллаев отметил, что Гаджиев не выезжал в рабочие командировки за пределы Дагестана, а сферы деятельности Гаджиева и Тамбиева являются разными, так как Гаджиев журналист, а Тамбиев бизнесмен. Возможность знакомства Гаджиева с другим фигурантом уголовного дела, Абубакаром Ризвановым, Маллаев назвал маловероятной. «Учитывая разный род деятельности как одного, так и другого, разную этническую принадлежность, знакомство Гаджиева с Ризвановым было маловероятным», - сказал адвокат.

Дело Абдулмумина Гаджиева имеет общие черты с попыткой уголовного преследования московского журналиста Ивана Голунова, указали участники онлайн-дискуссии, проведенной на "Кавказском узле" 27 июня 2019 года. Подробнее о деле Гаджиева говорится в материале "Кавказского узла" "Голунов номер два": главное о деле Абдулмумина Гаджиева". Новости о преследовании активистов в регионах юга России и Южного Кавказа "Кавказский узел" размещает на тематической странице "Преследование активистов".

* организация признана террористической и запрещена в России решением суда.

Автор: