Проблематика фильма "Разжимая кулаки" вызвала споры в Северной Осетии

Режиссер Кира Коваленко в осетиноязычном фильме "Разжимая кулаки" подняла востребованную на Западе, но не актуальную для Северной Осетии проблему несвободы женщины в патриархальном обществе, указали блогер Алик Пухаев и филолог Диана Сокаева. Жители республики напрасно восприняли картину как критику именно осетинского традиционализма, считает редактор портала "ОсНова" Руслан Тотров.

Как сообщал "Кавказский узел", фильм "Разжимая кулаки" Киры Коваленко, ученицы известной экспериментальной мастерской Сокурова в Нальчике, вошел в программу "Особый взгляд" 74-го Каннского кинофестиваля. Снимался фильм в Северной Осетии.

Фильм "Разжимая кулаки" повествует о жизни семьи, которая проживает в горном поселке в Северной Осетии. В центре сюжета – проблемы семьи и ухода детей из-под чрезмерной родительской опеки. Главная тема, которую режиссер пыталась раскрыть в этом фильме, это тема свободы как рабства, а стимулом для работы над этой историей стала фраза из романа Фолкнера "Осквернитель праха" о том, что немногие могут выдержать рабство, но никто не способен выдержать свободы.

Кира Коваленко, обращаясь к теме несвободы и патриархальности в регионе, эксплуатирует тему, которая востребована на Западе, отметил блогер Алик Пухаев.

"Кавказ — это периферия России, а Россия — это периферия Западного мира. Неудивительно, что в Каннах рукоплещут фильмам, которые представляют собой "взгляд белого европейца на отсталую колонию". Тот факт, что в Осетии снимается фильм о жестоком патриархате, которого в Осетии уже давно нет, для меня значит лишь одно — моя республика для них лишь антураж для каких-то своих историй. Но это фильм не о кавказцах, не об осетинах, хотя он снят на осетинском языке и играют там осетинские актеры. И да, режиссер эксплуатирует тему, которая очень хорошо заходит в Каннах, да и в целом на Западе", — сказал Пухаев корреспонденту "Кавказского узла".

Блогер указал на избирательность интереса европейцев к нарушениям прав человека на Кавказе.

"Проблема прав человека на Кавказе — не меньшинства, а в принципе проблема прав человека на Кавказе — стоит очень остро, но фильмы о притеснениях, например, религиозных людей — это будет неинтересно для толерантного жителя Европы, которого просто до интоксикации закачали проблемами ЛГБТ, Black Lives Matter (то есть проблемами афроамериканцев. — Прим. "Кавказского узла") и другими. Проблемы других групп населения попросту игнорируются, их как бы нет. Потому и снимают фильмы только о "своих". Но кавказцы для них никогда не будут своими, поэтому приходится тянуть такие сюжеты, которые к тяжелой реальности никакого отношения не имеют", — заключил Алик Пухаев.

Тема несвободы женщин на Северном Кавказе меньше всего подходит к осетинам, указала корреспонденту "Кавказского узла" кандидат филологических наук, старший научный сотрудник Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований Диана Сокаева. Уточнение "Кавказского узла" от 17.18 мск 14 июля: Диана Сокаева - доктор наук и ведущий научный сотрудник СОИГСИ.

"Наш осетинский регион точно не патриархален, мужчины отличаются цивилизованностью. Осетины — исторический народ, и меня все больше и больше настораживают попытки представить нас вот в таком "патриархальном" ключе. Еще одна очень коварная вещь: много народов с разными культурами и ментальностью объединяются под шапкой "народы Северного Кавказа", и выдается некий единый шаблон жизни и мировоззрения на всех. При всем моем уважении к соседям, при определенных общих реалиях мы — разные народы. Коварство ситуации состоит в том, что "патриархальность и несвобода женщин" навязана в фильме самому европеизированному народу Северного Кавказа — осетинам", — заключила Диана Сокаева.

Она также не исключила, что режиссер подыграл западным вкусам. "Если заведомо попытаться представить автора как "вредителя" — есть такие ментальные упражнения, — то ей удалось не только подыграть Западу, но и сказать конструктивную неправду. То есть нравственные нормы традиционного народа выдать за несвободу. Конечно, в нашем обществе не все однозначно, и берет верх иногда деструктив, но именно традиционность, как, в том числе свобода от безнравственности, позволяет решить проблему в нравственном ключе", — отметила Сокаева.

Фильм Коваленко — художественное произведение, и не надо искать какую-то подоплеку в этой работе, призвал редактор портала "ОсНова" Руслан Тотров.

"Я эту историю рассматриваю как художественное произведение. Для меня это не политический манифест, не социальный вызов, не попытка расшатать патриархальное общество. Все проще. Это художественное произведение. Режиссер Коваленко, как человек с богатым воображением и глубоким миром, она прекрасно понимает, что тема действительно благодарная. Здесь, конечно, не поспоришь. Но она благодарная не потому, что тема востребована на Западе. Еще раз повторяю, что это — художественное произведение, и оценивать его надо по лекалам fiction (художественного произведения. — Прим. "Кавказского узла"). Не надо искать какую-то подоплеку. Она снимает о том, что будет интересно", — сказал корреспонденту "Кавказского узла" Руслан Тотров.

Он подчеркнул, что считает несправедливой критику, которой подвергся фильм Киры Коваленко в Северной Осетии.

"Пастернака не читали, но осуждаем — это вполне себе генеральная линия поведения людей в Северной Осетии, когда речь заходит об этой ленте. А кому приятно, когда какие-то довольно спорные, как полагает режиссер, нюансы бытия общества вот так вскрываются? При всем при том я не вижу никакой проблемы в том, что она показывает. Мне кажется, она, снимая эту ленту, не ставила цель давить на конкретный осетинский традиционализм. Как я полагаю, орбитой ее интересов является противостояние традиционного и западного общества. А Осетия здесь всего лишь геолокация, при всем уважении к своей родине. Коваленко очарована республикой, мелодиями языка, и это большая находка, что фильм на осетинском языке", — отметил Тотров.

Кира Коваленко родилась в Нальчике, в 2015 году окончила Кабардино-Балкарский государственный университет (КБГУ). Молодым режиссерам в Кабардино-Балкарии не хватает поддержки от государства, рассказал ранее корреспонденту "Кавказского узла" кинорежиссер Александр Сокуров. Творческая мастерская Сокурова, открытая в 2010 году в Нальчике, стала отправной точкой для профессионального черкесского кинематографа, говорится в справке на "Кавказском узле" "Александр Сокуров: как рождалось черкесское кино".

Сокуров назвал задачей молодых кавказских режиссеров создание национального кино

Важна не столько награда, сколько сам факт показа фильма "Разжимая кулаки" в Каннах, указал учитель Коваленко Александр Сокуров.

"Если это поможет фильму найти дорогу к зрителю, то это великолепно. Я поздравляю Киру с этим событием. Это действительно важно. И главное не награда. Главное, чтобы этот показ поспособствовал улучшению атмосферы вокруг фильма, и чтобы зрители из разных стран увидели картину. Для этого и нужны такие фестивали", — пояснил Сокуров корреспонденту "Кавказского узла".

"Разжимая кулаки" — уже второй фильм Коваленко. Свою первую картину, "Софичка", она сняла в 2016 году в Абхазии. В марте 2017 года "Софичка" была показана в Москве. Зрители назвали эту ленту одним из лучших кинофильмов на абхазском языке, а также отметили, что кинокартина получилась более драматичной, чем ее литературная основа — одноименное произведение Фазиля Искандера. В том же году картина была представлена и в программе "Особый взгляд" в Каннах.

Режиссер считает важным, что его ученики поднимают проблемы Кавказа.

"Я должен сказать, что ее фильма я не видел. Мои ученики не показывают мне свои работы. Поэтому я даже не знаю, о чем эта работа, и продолжает ли она тему, поднятую Балаговым в "Тесноте". Но мои ученики озабочены проблемами своей родины, Кавказа. Я благодарен им за это. Именно для того, чтобы делать национальное кино. Мы все — группа педагогов, прекрасный университет, ректор Карамурзов — делали все, чтобы мастерская существовала, и молодые люди могли снимать кино", — подчеркнул Александр Сокуров.

Фильм Кантемира Балагова "Теснота" получил приз Каннского фестиваля в 2017 году. Эта лента рассказывает о еврейской семье, вступившей в противоборство с бандитами Нальчика после похищения младшего сына и его невесты. Балагов, как и Кира Коваленко, являтся учеником мастерской режиссера Александра Сокурова, которая действует в Кабардино-Балкарском государственном университете. 2018 году на ряде кинофестивалей был показан фильм "Глубокие реки" еще одного ученика Сокурова из Кабардино-Балкарии — Владимира Битокова. Кино снято на кабардино-черкесском языке и демонстрируется с субтитрами.

Директор республиканского Института истории и археологии Руслан Бзаров подчеркнул важность того, что фильм снят на осетинском языке. "Я не смотрел фильм, не могу оценить его сюжет. Но, конечно, позитивно могу оценить то, что фильм снят на осетинском языке. Конечно, было бы странно снимать фильм во Франции, но на другом языке. Фильм снят в Осетии, и он на осетинском. Это, мне кажется, говорит о культурной полноценности автора фильма", — сказал корреспонденту "Кавказского узла" Руслан Бзаров.

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"