Адвокаты сочли недоказанной вину подсудимых по делу Камалова

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Сторона обвинения не представила существенных доказательств виновности подсудимых по делу об убийстве учредителя дагестанской газеты "Черновик" Хаджимурада Камалова, указали адвокаты.

Как писал "Кавказский узел",  в марте 2018 года родные и коллеги Хаджимурада Камалова добились передачи дела о его убийстве в центральный аппарат Следкома России. Расследование завершилось к концу сентября 2020 года. Заказчиком преступления был назван бывший вице-премьер Дагестана Шамиль Исаев. 14 января в Ростове-на-Дону состоялось первое судебное заседание по этому делу. Южный окружной военный суд продлил срок содержания под стражей обвиняемым по делу об убийстве Камалова до 9 октября.

В организации убийства и убийстве Хаджимурада Камалова обвинены, помимо Шамиля Исаева, еще трое уроженцев Дагестана – Мурад Шуайбов, Магомед Хазамов и Магомед Абигасанов. Им предъявлены обвинения по статьям: "Организация посягательства и посягательство на жизнь общественного деятеля", "Бандитизм", "Содействие террористической деятельности" и "Незаконные приобретение, хранение, ношение оружия, его основных частей, боеприпасов".

На прошедших заседаниях суда обвинение не представляло никаких доказательств, рассказал корреспонденту "Кавказского узла" адвокат Мурада Шуайбова Асад Джабиров. Ни одного из десяти опрошенных свидетелей обвинения (из ста) нельзя отнести к разряду ключевых, считает он.

Защита ещё не представляла суду своих доказательств, поскольку в настоящий момент доказательства представляет сторона обвинения, рассказал Джабиров. «Однако в дальнейшем, на соответствующем этапе, сторона защита изложит свою позицию», - сказал он.

Ранее адвокат заявил, что обвинения против Шуайбова строятся на признательных показаниях, полученных под пытками. "На него оказывалось давление, применялись пытки, и он был вынужден подписать признание. Добившись этого, сотрудники перестали довлеть над ним. А когда сменились следователи, Мурад Шуайбов заявил, что эти показания были получены под пытками, и отказался от них", - пояснил в январе Асад Джабиров.

Адвокат Магомеда Хазамова Кирилл Скарабевский назвал доказательства обвинения пустышкой. Пока ни один из свидетелей обвинения не сказал чего-либо существенного, отметил он.  Скарабевский сказал, что его подзащитный подвергался пыткам, но не оговорил себя. «Раньше этот вопрос не поднимался, поскольку его выпустили под подписку о невыезде, и было это еще до того, как я вошел в дело. Но теперь он вновь под стражей и мы планируем поднять эту историю с пытками», - заявил адвокат.

Брат Камалова, учредитель «Черновика» Магди Камалов, назвал происходящее в суде «фарсом». «Я говорил то же самое на следствии... просто решили притянуть людей за уши", - сказал он корреспонденту "Кавказского узла". Он считает, что не определен даже мотив преступления. "Сначала говорили о статье про семью Исаева (бывший вице-премьер Дагестана Шамиль Исаев), потом про статью о немецкой деревне, где у Исаева были интересы", - рассказал Магди Камалов.

Он рассказал, что специально просмотрел все номера «Черновика», и не нашел в 2010 и 2011 годах таких статей. "Мы писали об этом, но в 2008-2009 годах. А Магомед Абигасанов, на чьих показаниях во многом строится эта версия, описывает, как Исаев прочитал эту статью и спросил: «Что же мне с ним делать?». Он читал газету трехлетней давности? Еще одна нестыковка в показаниях Абигасанова возникает, когда он утверждает, что наблюдал за зданием редакции и дал сигнал убийцам, когда в кабинете у Хаджимурада погас свет. Но в ту ночь свет в редакции не гас вообще, Хаджимурад не выключил его, уходя», - подчеркнул Магди Камалов.

Он считает, что Абигасанов дал свои показания из-за неприязненного отношения к Исаеву, а у одного из свидетелей обвинения был конфликт с Шуайбовыми. Магди Камалов. подчеркнул, что обращался с жалобами в Генпрокуратуру, Следственный комитет - и все безрезультатно.

«В суде все продолжилось. Я привел показания соседа о том, что на месте преступления была вторая машина, затонированная, но прокурор заявила, что это к делу не относится», - рассказал он.

Магди Камалов рассказал, что внимательно следит за делом, либо бывая на заседаниях лично, либо участвуя в них посредством трансляции. Он предположил, что ему самому придется искать неопровержимые доказательства, чтобы разоблачить реальных убийц брата. «Но я боюсь, что и с ними я не смогу прийти в суд, поскольку наше государство никогда не признает, что совершило ошибку» - заключил он.

Заместитель главного редактора «Черновика» Магомед Магомедов рассказал корреспонденту «Кавказского узла», что скептически относится к суду.  По словам журналиста, он наблюдал за действиями следствия, которое отмахивалось от всех попыток брата убитого представить доказательства, разрушавшие сложившуюся версию. «Наблюдая за этим процессом и зная, как отнеслись к усилиям Магди Камалова, я могу предполагать, что люди, сидящие на скамье подсудимых, почти не имеют отношения к этому уголовному делу», - отметил Магомедов.

"Версия о причастности Исаева рассматривалась с самого начала. Однако он тогда не был привлечен. И сейчас эта версия подтвердилась. Я считаю, что следствие пришло к правильному конечному выводу", - заявил в октябре 2020 года глава Союза журналистов Дагестана Али Камалов, который приходится дядей Хаджимураду Камалову, после того, как следствие отчиталось о завершении расследования дела. Он сказал, что у Хаджимурада Камалова и Шамиля Исаева были личные неприязненные отношения. 

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"