Врач перинатального центра отвергла свою вину в смерти Елены Мачкалян

Допрошенная в суде по делу о смерти Елены Мачкалян врач Волжского перинатального центра №1 Наталья Андреева заявила, что делала правильные назначения пациентке, но не являлась при этом ее лечащим врачом. Причиной смерти Мачкалян стала болезнь печени, заверила она. Вдовец заявил, что склонен верить выводам экспертов.

Как писал "Кавказский узел", дело акушеров-гинекологов перинатального центра Натальи Андреевой и Елены Поповой рассматривает Волжский горсуд. 25 марта допрошенные судом эксперты назвали неправильные действия врачей причиной смерти Елены Мачкалян. 30 марта суд частично удовлетворил просьбу защиты обвиняемых признать недопустимым доказательством экспертизу, согласно выводам которой действия врачей привели к смерти Мачкалян. 12 апреля допрошенная в суде Елена Попова рассказала, что действовала согласно нормативно-правовым актам по качеству оказания помощи, а роженица умерла от болезни печени. Вдовец Арам Мачкалян заявил, что не верит врачу.

Елена Мачкалян умерла 29 января 2017 года после родов. Ее супруг Арам Мачкалян полагает, что обвиняемые допустили врачебную ошибку, которая привела к смерти женщины, а "смерть ребенка носит уже косвенный характер". При проведении вскрытия тела Елены вместо одного диагноза поставили другой, причем печень женщины подменили печенью неизвестного мужчины, считает он. В служебном подлоге, связанном с подменой биологических образцов умершей, обвинен руководитель патологоанатомического бюро Вадим Колченко и две его подчиненные. 16 марта обвинитель попросил суд приговорить Колченко к 14 годам колонии, а его подчиненных – к трем годам колонии-поселения. Колченко и его подчиненные в последнем слове заявили суду о своей невиновности и попросили их оправдать.

В суде Волжского 15 апреля допросили врача Наталью Андрееву, рассказал корреспонденту "Кавказского узла" Арам Мачкалян. "Она сказала, что все делала правильно – заполняла карту, осматривала, назначала... в том числе УЗИ. Но при этом не считает себя лечащим врачом (Елены Мачкалян). Сказала, что для назначения лечащим врачом должен быть письменный приказ главного врача, а его не было", – сказал вдовец.

Андреева назвала причиной смерти Елены Мачкалян болезнь печени, отметил он. "А вызвана она была, по словам врача, лекарствами, которы, якобы ей (Елене Мачкалян) давали в городской больнице №2 – "Тамифлю" и "Парацетамолом". Очень много нестыковок. Назначать лечение и не быть лечащим врачом – такого быть не может. На мой взгляд, это не соответствует действительности", – считает Арам Мачкалян.

По словам потерпевшего, он не верит в версию подсудимых о смерти жены. "Такие выводы я делаю и из ответов экспертов. Мои убеждения строятся на выводах питерской  судебно-медицинской экспертизы, которая легла в основу обвинения", – пояснил он.

Арам Мачкалян отметил, что не намерен оспаривать приговор патологоанатому Колченко. "Думаю, адвокаты патологоанатома будут обжаловать (приговор), поэтому жду, когда меня вызовут на обжалование", – сказал он.

Патологоанатом Вадим Колченко 1 апреля осужден по делу о смерти роженицы Мачкалян. Суд приговорил его к девяти годам колонии строгого режима, признав виновным в подмене биологических образцов умершей, а также в получении взяток и хищении премий медработников. Защита сочла слишком суровым приговор по делу о подмене органов роженицы и обжаловала его. Врачи раскритиковали обвинение в адрес волгоградских патологоанатомов, пользователи Instagram потребовали суда над врачами за смерть Елены Мачкалян. Аналитики сочли приговор прецедентным. "Кавказский узел" опубликовал справку "Смерть Елены Мачкалян: небрежность, ложь и подлог".

"Подсудимые заявили ходатайство, что хотят ознакомиться с вещественными доказательствами – медкартой", – отметил вдовец.

Арам Мачкалян сказал, что был сегодня в суде без адвоката. Следующее заседание назначено на 16.00 мск 19 апреля, отметил он.

Комментариями от адвокатов подсудимых "Кавказский узел" пока не располагает.

Жители Волгограда назвали прецедентом дело Мачкалян

Волгоградцы считают, что Арам Мачкалян подает пример стойкости в стремлении разобраться в деле о смерти жены. "Нужно отдать должное стойкости и моральным силам Арама Мачкаляна в борьбе за справедливость. Далеко немногие люди готовы идти до конца в борьбе с системой или отдельными фигурантами такой системы. Даже обращаясь в правоохранительные или надзорные органы, родственники, не согласные с заключением патологоанатома о причинах смерти своих близких, достаточно часто получают банальные отписки, и у них просто не остается сил идти дальше. У человека огромное горе, а здесь нужно "пробивать стену лбом". Я не уверена, что если бы не вскрылся факт получения взятки (в патологоанатомическом бюро), то дело с подменой органов и фальсификацией заключения имело бы такой финал. Можно представить скольких  усилий это стоило Араму, в сколько дверей он постучался", – сказала корреспонденту "Кавказского узла" гендиректор Волгоградского областного юридического центра Ольга Панферова

Она считает, что "это громкое показательное дело врачей". "Однако не стоит думать, что и дальше врачей и патологоанатомов будут с таким же успехом изобличать... Даже по менее сложным делам идут сплошные отписки – как из полиции, так и из прокуратуры. Причем поступившие жалобы часто "спускают" в то ведомство, на которое поступила жалоба", – сказала Панферова.

Юрист отметила, что без проведения экспертиз в таких делах не обойтись. "Это главное доказательство как неправильного лечения, так и неправильно установленных причин смерти. Затем идут свидетельские показания, записи с камер видеонаблюдения. Экспертизу назначают в основном в рамках уголовного дела (или в суде). А вот добиться его возбуждения (уголовного дела) очень сложно. Врачей редко привлекают к ответственности за неправильно поставленный диагноз, так как основным доказательством является медицинская карта больного, где недобросовестные доктора пишут то, что им нужно, или вообще могут её "потерять". Рекомендую во время прохождения лечения делать копии с медицинской карты (хотя бы на телефон), всегда сохранять выписки из лечебных учреждений, чеки об оплате медицинских услуг, результаты анализов и обследований. То есть по максимуму собирать информацию о своем лечении и лечении своих родных, если они сами не в состоянии. Если вы по какой-то причине не доверяете лечащему врачу, смените его или медицинское учреждение. Сейчас закон это позволяет. И, конечно, никогда не стоит опускать руки, даже если дело кажется безнадежным, а уж тем более после получения первых отписок из органов", – посоветовала Панферова.

Действия Арама Мачкаляна – это пример для всех, сказала корреспонденту "Кавказского узла" активистка Тамара Гродникова. "Людям очень трудно защищать свои права, доказать вину противоположной стороны, особенно в сфере услуг, в том числе медицинских... Государству стоит восполнить дефицит законов, которые помогли бы простым гражданам защищать их права. Особенно сложно  что-то доказать в медицинской сфере", – отметила она.

Активист из Волжского Евгений Рыбников указал, что случай Арама Мачкаляна нетипичен. "Арам молодец, ему что-то удалось доказать в суде. Это пример того, как нужно бороться за свои права, это прецедентное дело", – сказал он корреспонденту "Кавказского узла". 

По данным Росстата, показатели младенческой смертности в Волгоградской области близки к средним по Южному федеральному округу. В 2019 году в области зафиксировано 86 случаев, или 4 на 1 000 родившихся (в округе – 4,2), а в 2020 – 95 случаев или 4,8 на тысячу (в округе – 4,6). Рост составил 120 процентов (в округе – 109,5 процента). При этом в 2015-2017 годах в области отмечалось снижение младенческой смертности, в 2018 году – рост, в 2019 году – снова снижение, приводятся данные Росстата в справке на сайте Роспотребнадзора по Волгоградской области. Динамика материнской смертности в Волгоградской области, судя по данным за период с 2013 по 2019 годы, неустойчивая, в отличии от России в целом, где материнская смертность снижается. В 2013, 2014, 2016 и 2017 годах показатель материнской смертности в регионе намного ниже среднего по России и колеблется в пределах от 3,4 до 4,0 умерших на 100 тысяч рождений, всплеск смертности зафиксирован в 2015 году – до 10,2 на 100 тысяч рождений и в 2018 – до 8,5 100 тысяч рождений. А в 2019 область стала лидером в Южном федеральном округе с показателем 19,1. Данных за 2020 года Росстат не опубликовал.

Волгоградцы добиваются наказания виновных в смерти своих родных

Помимо Арама Мачкаляна и отца жителя Волжского Виталия Кептюхи, за справедливость борется и супруг умершей при родах Анны Давыдовой Евгений Давыдов. "Я требую, чтобы мне сказали правду, - говорит вдовец. - Наказания я уже не  добьюсь, потому что сроки давности прошли [...] Уголовное дело мне возбудили по той причине, что Арам уже протоптал тропинку [...] Дело длится уже четвертый год, пока до суда не дошло. Первая экспертиза делалась также в Санкт-Петербурге, как и по делу Арама. На ее основании врачам выдвинули обвинение. Потом резко что-то случилось, оказалось, что экспертизу признали недействительной, но обвинение не сняли. Этот момент мне не понятен. Потом назначили экспертизу в Москве. Оттуда пришло заключение, что ничего нельзя было сделать вообще, болезнь шла бессимптомно, и жена была обречена".

Трехмесячная Вика Черкашина скончалась от гнойной пневмонии 17 апреля 2018 года в реанимационном отделении детской инфекционной больницы № 21 Волгограда. "Дело было возбуждено в мае 2018 года. В конце 2018 года дело было направлено в судмедэкспертизу Волгоградской области, хотя мы ходатайствовали, чтобы дело направили в другой регион, чтобы исключить кумовщину. Через три месяца мы узнали, что к экспертизе даже не приступали", –  рассказал корреспонденту "Кавказского узла" отец умершей девочки Сергей Черкашин.

По его словам, потом ходатайствовали о межрегиональной экспертизе, она была назначена в Уфе. "Экспертиза затянулась еще из-за пандемии. Причинно-следственные связи не обнаружены, но были выявлены нарушения. Когда мы ознакомились с ней, решили, что нужно было составлять более углубленные вопросы, чтобы получить развернутые ответы. Поскольку не описано, какие были нарушения в действиях врачей. Сейчас мы написали ходатайство на повторную экспертизу в Нижний Новгород. Сейчас ходатайство находится в следственном аппарате, ждем от них решения, когда они направят. То есть мы на стадии направления на вторую экспертизу". Сергей отметил, что бьется за правду о смерти дочери три года. "Сдаваться мы не собираемся", – сказал Черкашин.

Дело о смерти жителя Урюпинского района Андрея Шикерина завели в апреле 2017 года, но расследование приостановили, так и не установив подозреваемых. Вдова Шикерина Гулина Наумова добилась увольнения следователя и возбуждения нового дела о халатности врачей. Обвинение было предъявлено только фельдшеру, хотя Наумова считает, что к смерти ее мужа причастны и другие медицинские работники.

24 марта 2021 года, за неделю до приговора Колченко, была осуждена его подчиненная Анна Абрамова за аналогичное преступление. Врач-патологоанатом Волгоградского областного патологоанатомического бюро (ВОПАБ) Абрамова 4 января 2016 года вскрывала тело 31-летнего жителя города Волжский Виталия Кептюха, умершего в больнице имени Фишера. "Доказано, что Абрамова взяла от других умерших образцы нужных тканей, а затем направила их на гистологию и в "мокрый архив". Потому что "молодой" инфаркт как причина смерти серьезно портил областную статистику", — утверждает адвокат потерпевших от действий врачей из ВОПАБ Ольга Забелова. Виталий Кептюха скончался в больнице в Волжском 3 января 2016 года, а уголовное дело о причинении ему смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (часть 2 статьи109 УК РФ) было возбуждено в апреле 2017 года.

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"