Чолиев пожаловался на трудности вынужденного пребывания в аэропорту

Бывший студент вуза в Карачаево-Черкесии из Туркменистана Розгельды Чолиев две недели вынужден находиться в московском аэропорту. После устного согласия миграционной службы о предоставлении временного убежища в России вопрос о его размещении не был решен, сообщил адвокат. В нейтральной зоне нет условий для проживания, возможности нормально питаться и получать медпомощь, пожаловался Чолиев.

Как писал "Кавказский узел", 2 марта Розгельды Чолиева задержали в московском аэропорту при попытке вернуться в Черкесск к гражданской жене и ребенку. Чолиев заявил, что нуждается в политическом убежище и остался в нейтральной зоне. Он пожаловался на грубость пограничников и настойчивые требования вернуться в Турцию, из которой Чолиев прилетел. 12 марта правозащитники сообщили, что представители миграционной службы приняли у Чолиева  заявление и сообщили, что ему предоставлено временное убежище на три месяца. Однако Чолиев, который планировал вернуться к семье в Черкесск, остался в нейтральной зоне аэропорта Шереметьево. 

Чолиев учился в Карачаево-Черкесии с 2018 года, но еще в сентябре 2020 года был отчислен из университета. Правозащитный центр "Мемориал"* сообщал, что руководство вуза угрожало Чолиеву депортацией в Туркменистан за посты в соцсетях с критикой президента Бердымухамедова. Гражданская жена Чолиева продолжает учиться в Черкесске. В случае высылки Чолиева в Турцию его могут выдать в Туркменистан, где он подвергнется преследованию, заявили правозащитники, направив 8 марта руководителю Пограничной службы ФСБ Владимиру Кулишову обращение с призывом обеспечить Чолиеву возможность обратиться за убежищем.

Чолиев по-прежнему находится в транзитной зоне аэропорта, сообщила корреспонденту "Кавказского узла" адвокат Роза Магомедова. "Я с ним не виделась, потому что меня туда не пускают. Правозащитники отправляют деньги переводом, и он покупает еду в кафе: 250 рублей за 0,5 литра воды, лаваш тоже 250 рублей [стоит]. Такие цены в аэропорту. Моется он в туалете, спит на стуле", - рассказала она. 

По словам Магомедовой, заявление об убежище у Чолиева приняли через 10 дней с момента его прибытия в транзитную зону, 11 марта. "Они должны были ответить в течение пяти дней, разместить его где-то", - указала адвокат. Она также пояснила, что депортировать Чолиева не хотели, "просто его не пускали в Россию, потому что он... уже не учится". 

Руководитель Центрально-азиатской программы Правозащитного центра "Мемориал"* Виталий Пономарев рассказал корреспонденту "Кавказского узла", что никаких документов представители миграционной службы Чолиеву на руки не выдали, "в том числе документа о том, что у него принято заявление". "Вопросы его питания, ночлега, гигиены, доступа к адвокату до сих пор не решены. У него нет телефона, по которому можно звонить, какого-то контакта в миграционной службе, куда он мог бы обращаться и задавать эти вопросы", - сообщил правозащитник.

Пономарев рассказал, что Чолиев поступил в вуз в 2018 году. "Родители посылали ему деньги. Но из-за [особенностей конвертации туркменской валюты] это были ничтожные суммы. Порядка 50 долларов один или два раза в месяц - это то, что родные могли ему отправлять в валюте из Туркмении через Western Union и разные банковские переводы. В такой ситуации не только Чолиев находится, но и другие туркменские студенты в России, Казахстане. Поэтому они вынуждены много времени тратить на подработки, иначе просто не выживут", - пояснил он.

По словам Пономарева, к Чолиеву ни со стороны России, ни со стороны Туркменистана никаких претензий нет, он не находится в розыске. "Ни Туркменистан не требует его выдачи как человека, обвиняемого в каком-либо правонарушении, ни у России к нему нет претензий", - подчеркнул правозащитник. 

Розгельды Чолиев рассказал корреспонденту "Кавказского узла", что он приехал 2 марта и сначала у него "все абсолютно отказывались принимать" заявление об убежище. "Слышать не хотели", - отметил он. Чолиев сказал, что до 11 марта, когда у него приняли заявление, к нему "постоянно подходили и морально давили, запугивали, что отправят или в Туркменистан на грузовом самолете, или в Турцию". 

Сотрудники пограничной службы не помогают с едой или ночлегом, но зато постоянно поддерживают другие люди, добавил Чолиев. "Питался сухим пайком... только благодаря людям. Бывало, и не ел тоже. Здесь нейтральная зона, и поэтому передавать еду не позволяли", - сказал он.

Чолиев рассказал, что в нейтральной зоне очень холодно, спать ему приходится на твердых и холодных сидениях. Комнаты для отдыха и условий для проведения гигиенических процедур не предоставляют, отметил он. "Очень тяжело, особенно психологически. Стараюсь держаться, как могу. Работники аэропорта даже не подходят - ни разу не спросили про состояние мое, про здоровье... Один раз мне стало плохо - сердце схватило. Один раз желудок беспокоил сильно. Я попросил вызвать мне "скорую", но мне отказали", - пожаловался Чолиев.

Пограничники 16 марта впервые подошли и спросили, чем могут помочь, рассказал он. "Когда я озвучил, что мне нужна здоровая пища, и попросил помочь передать пакеты с едой от друзей, предоставить комнату для сна, душевую, чтоб привести себя в порядок, они ответили, что не могут ничем мне помочь", - отметил Чолиев.  Он сказал, что до сих пор чувствует себя не очень хорошо из-за проблем с сердцем.

* — организация по решению Минюста РФ внесена в список иностранных агентов.

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"