Призыв Межиева к скромным свадьбам воспринят в Чечне как неформальная рекомендация

Указания муфтия Чечни Салаха Межиева о проведении скромных свадеб носит только рекомендательный характер, считают сотрудник Института востоковедения РАН Михаил Рощин и чеченский политолог Иса Магомадов. Предостережения Межиева оправданны в контексте противоэпидемиологических мер, отметили глава Ассамблеи народов Кавказа Руслан Кутаев и чеченская правозащитница Асет Мальсагова.

Как сообщал "Кавказский узел", муфтий Чечни Салах Межиев призвал местных жителей приглашать на свадьбу минимум гостей, а свадебный кортеж уменьшить до двух машин. Заявление муфтия выглядит нелогичным на фоне снятия властями запрета на празднование свадеб в ресторанах, а ограничение числа машин в кортеже абсурдно само по себе, указали пользователи Instagram. 

25 мая муфтий Чечни объявил о снятии запрета на заключение брака по нормам ислама, введенного из-за пандемии коронавируса, при условии, что не будут проводиться многолюдные свадьбы. Межиев отметил, что в церемонии разрешено принимать участие только имаму и свидетелям, пышные многолюдные торжества запрещены. Власти Чечни 7 июля объявили о снятии запрета на празднование свадеб в ресторанах и банкетных залах, с условием, что помещения будут заполнены не более, чем наполовину, а участники будут соблюдать меры безопасности и социальную дистанцию. Опрошенные "Кавказским узлом" жители Чечни заявили о нелогичном подходе к ослаблению ограничений.

Слова Межиева носят исключительно рекомендательный характер на фоне эпидемиологической ситуации в Чечне, считает президент международного общественно-политического движения Ассамблея народов Кавказа Руслан Кутаев. По его словам, муфтий «исходит из безопасности людей».

«Муфтий дал рекомендацию в связи с тем, что ситуация (с заболеванием коронавирусом в Чечне) усугубляется […] И поэтому призыв Межиева - чисто человеческие рекомендации […] Межиев чувствует, что после открытия кафе и ресторанов станет еще хуже […] Но отказаться от открытия (кафе и ресторанов)  Кадыров не мог, потому что это была установка Кремля. То, что Кадыров делает то, что ему вздумается - сказки. Он лишь безупречно исполняет указание федерального центра», - заявил корреспонденту «Кавказского узла» Кутаев.

По его мнению, люди должны с пониманием отнестись к призыву Межиева. Рекомендации муфтия не противоречат словам Рамзана Кадырова, так как муфтий «напрямую зависит» от главы республики, сообщил Кутаев.

«К слову, Межиев не соответствует своей должности: муфтий должен обладать особыми знаниями ислама, иметь соответствующее высшее образование, но Межиев даже духовного училища не закончил», - рассказал Кутаев.

Салах Межиев был повторно избран руководителем муфтията Чечни в конце декабря 2019 года. Местные жители связали переизбрание Межиева с его поддержкой политики руководства республики, а комментаторы в соцсетях указали на отсутствие у Межиева высшего духовного образования. 

Ни общественности, ни СМИ не стоит относиться к заявлению Межиева с серьезностью, уверен чеченский политолог Иса Магомадов.

«Муфтий Чечни говорит что угодно, ведь настоящая (власть) в руках одного человека – Рамзана Кадырова. Слова Межиева носят исключительно рекомендательный характер, даже фантастический […] Межиев лишь обозначился в публичном пространстве, пусть и не очень удачно», - заявил корреспонденту «Кавказского узла» политолог.

Жители Чечни, по мнению Магомадова, вряд ли обратят реальное внимание на слова муфтия. «Не думаю, что много найдется людей, кто всерьез воспримет слова Межиева. Что касается свадеб, то все зависит от благосостояния тех, кто женится […] Тем более Кадыров решил открыть рестораны. А слова про две машины в кортеже – это просто смешно», - заключил Магомадов.

Большие свадебные кортежи из множества повозок или машин - традиционный элемент почти любой чеченской свадьбы, рассказал историк Хасан Бакаев. "Чеченские свадьбы в мирное время всегда были многолюдными, со многими участниками проходила и доставка невесты в дом жениха", - отметил он.

С мнением, что слова муфтия носят рекомендательный характер, согласен и старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Михаил Рощин. По его словам, муфтият пытается успокоить население, которое планирует проведение торжеств, несмотря на открытие ресторанов. В то же время, уверен Рощин, в Чечне «нет ажиотажа в ресторанах».

«Межиев взывает к разуму соотечественников, не более того. Учитывая, что даже в Москве кафе заполнены наполовину, в Чечне посетителей и подавно меньше. Тем не менее, представить реальную картину с коронавирусом в Чечне невозможно», - заявил Рощин.

Чеченское общество фрагментарно и неоднородно, из чего можно сделать вывод, что часть населения все же прислушается к муфтию, считает эксперт. Тем не менее, нельзя выделить определенную социальную группу, на которую слова Межиева повлияют сильнее всего, указал Рощин. «Это будут разные люди. Действительно, кто-то [после высказывания Межиева] будет жестко соблюдать режим, кто-то нет», - сказал он.

От того, что кортежи сократятся лишь до двух машин, вряд ли будет толк, уверен Рощин. «Значит, будет больше людей в машинах. Это бессмысленно. Важен же контакт, а не количество транспорта», - заключил Рощин.

Опрошенные ранее "Кавказским узлом" аналитики отметили, что контролировать численность участников свадеб сложно, и приходится надеяться на их дисциплинированность. После отмена запрета на свадьбы по нормам шариата в Чечне были замечены длинные свадебные кортежи, что вызвало гнев Рамзана Кадырова. 13 июня глава Чечни на заседании оперативного штаба сообщил, что дал указание отбирать автомобили у участников свадебных кортежей. Такие решения может выносить только суд, указали "Кавказскому узлу" юристы.

Чеченская правозащитница Асет Мальсагова сочла заявление муфтия своевременным и необходимым.

«Указание муфтия имеет, конечно, реальное значение, и очень облегчает жизнь людям. Поясняю: свадебные процедуры на Северном Кавказе доведены до абсурда, эти кортежи и огромное количество гостей - большая нагрузка на человека, и когда материальные возможности ограничены, выглядеть хуже других не хочется. Когда-то точно так муфтий ограничил сумму калыма, который вырос чуть ли не до небес. Такие меры нужны время от времени, а сейчас особенно, когда болезнь никуда не исчезла, и обществу нужно максимально быть осторожным», - пояснила корреспонденту «Кавказского узла» Мальсагова.

На Северном Кавказе, в том числе в Чечне, сильны традиции, которые под давлением общественного мнения приводят к проведению неоправданно дорогостоящих свадеб, указано в подготовленном "Кавказским узлом" материале "Жители Кавказа связали дорогие свадьбы и похороны со страхом осуждения". По словам местных жителей, размер обязательного выкупа за невесту (калыма) составляет 50-60 тысяч рублей. Даже если свадебное торжество откладывается, выкуп за невесту платится сразу, отмечал ранее спикер чеченского парламента Магомед Даудов.  Ранее власти Чечни пообещали выдать деньги на общую сумму более 10 миллионов рублей женихам, у которых нет денег на традиционный выкуп невесты

 К 13 июля в Чечне выявлено 1842 случая заражения коронавирусом, излечено 570 человек. С начала пандемии скончались 27 пациентов, указано в таблице на правительственном сайте "Стопкоронавирус.рф". На главной странице "Кавказского узла" шесть раз в сутки обновляется карта с данными по числу зараженных коронавирусом на юге России и в странах Южного Кавказа. Информация о динамике распространения вируса, в том числе в СКФО, собирается в обновляемой справке "Кавказского узла" "Коронавирус добрался до Кавказа".

Новости о распространении COVID-19 на юге России и в странах Южного Кавказа "Кавказский узел" размещает на тематической странице "Коронавирус рвется на Кавказ".

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"