Защита убитого отвергла версию силовиков об операции под Баксаном

Родственники и защитник одного из убитых предполагаемых боевиков Тимура Баксанова сочли сомнительной версию силовиков о боестолкновении в Баксанском районе. Тимур был осужден за хранение патронов и наркотиков после признания, выбитого угрозами, заявил адвокат.

Как писал "Кавказский узел", силовики, получив информацию о подготовке теракта, попытались задержать 24 марта трех подозреваемых близ села Кременчуг-Константиновского в Баксанском районе. В ходе перестрелки все трое были убиты. Двое из трех убитых - жители селения Дыгулыбгей, отбывшие срок за незаконный оборот взрывчатки, сообщил источник в силовых структурах Кабардино-Балкарии.

Национальный антитеррористический комитет уточнил, что еще до перестрелки, 24 марта утром, силовики нашли дома у одного из подозреваемых два готовых к применению самодельных взрывных устройства, а также компоненты к ним. Уже после было установлено, где находятся трое подозреваемых в подготовке теракта, говорится в сообщении на сайте НАК. Возбуждено уголовное дело по статьям о незаконном обороте оружия и взрывчатых веществ, а также о посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов, информировало следствие.

Родственники и адвокат не согласны с версией силовиков о спецоперации

В Кременчуг-Константиновском 24 марта были убиты Тимур Баксанов, Алим Пеков и некий Коков, сообщил корреспонденту "Кавказского узла" источник в силовых структурах. Эти сведения подтвердил адвокат Рамзан Узуев, который представляет интересы убитого Тимура Баксанова по просьбе его супруги.

По его словам, супруга Баксанова обратилась к нему 23 марта. "Она сообщила, что её муж пропал за день до этого. По её словам, он позвонил ей и сказал, что будет через полчаса дома, и после этого исчез. В это самое время проходили мероприятия силовиков в районе улицы Московской в Нальчике. Супруга Баксанова сказала, что отследила номер мужа, и он определился как раз рядом с местом проведения операции силовиков", - передал суть разговора Узуев.

Адвокат приехал на место проведения операции и пообщался с оперативными сотрудниками. "Они заверили, что не имеют цели убить Баксанова, и что их интересует больше другой человек, по фамилии Коков. Но в том месте, где проходила спецоперация, его нет. Я попросил сотрудников, что если Баксанова вместе с другими заблокируют, дать возможность адвокату и родственнику переговорить с ним. На этом разошлись с [силовиками]", - сообщил адвокат.

Узуев также заявил, что после этого попросил супругу Баксанова написать заявление в Следственный комитет о пропаже мужа. "И когда супруга 23 марта пошла в Следком писать заявление, ей в течение 1,5-2 часов перезвонили и ответили, что Тимур находится в руках силовиков. Но при этом сказали, что никого убивать не будут", - продолжил адвокат, добавив, что после этого ему пришлось улететь в Москву по другим делам.

"Но на следующий день (24 марта) я узнал, что Тимур Баксанов и другие убиты, как боевики", - отметил он.

По данным управления Следкома по Кабардино-Балкарии, 24 марта вооруженная группа из трех человек находилась на территории сельскохозяйственного кооператива "Колхоз имени Шогенцукова". "На требование сотрудников правоохранительных органов сдаться, указанные лица открыли по ним огонь из имевшегося при себе оружия калибра 5,45 мм и 9 мм", - сообщило на своем сайте ведомство.

У родственников Баксанова и адвоката есть предположение, что он и другие люди были убиты не во время боестолкновения с силовиками. "Как минимум была возможность не убивать этих людей, ведь существует вероятность, что Баксанов уже находился в руках [силовых] структур, а спецоперация была инсценирована. Возможно, эти трое были захвачены на улице Московской, но так как туда подошло много людей, в том числе и адвокат, то завершение спецоперации свернули и позднее их якобы блокировали и убили в машине в Кременчуг-Константиновском", - предположил Узуев.

Он не исключает, что в ходе спецоперации может происходить "много чего неоднозначного и непредсказуемого". "Необходимо расследование по факту убийства подозреваемых. Например, в США в случае убийства полицейским гражданина независимая комиссия проводит расследование. В России же такое не практикуется, на Кавказе убитого сразу зачисляют в [ряды боевиков]", - заявил Узуев.

По его мнению, на этом этапе родственники не будут настаивать на расследовании убийства, потому что пытаются забрать тело близкого человека, заключил Узуев.

В мае 2010 года жители Дыгулыбгея, 24 марта убитые при спецоперации под Баксаном, вместе с двумя знакомыми перевозили на автомобиле самодельные бомбы, одна из которых взорвалась, сообщил источник. Один человек при взрыве погиб, остальные трое были задержаны, а в машине силовики нашли пять самодельных взрывных устройств общей мощностью 3,7 килограмма в тротиловом эквиваленте. Ранее силовики сообщали, что по делу о самодельных бомбах был осужден Анзор Гучапшев, а в декабре 2014 года был убит при спецоперации в Дыгулыбгее вместе с еще двумя предполагаемыми боевиками.

Баксанов был осужден после самооговора из-за угроз силовиков

Ранее, в 2014 году, Тимур Баксанов был осужден за хранение патронов и наркотиков. «Первоначально на следствии позиция Баксанова было такова: что это не его, а было подкинуто. И при анализе материалов уголовного дела становится ясным, что патроны и наркотики не принадлежали Баксанову», - сообщил корреспонденту «Кавказского узла» Узуев.

Адвокат также отметил, то позже в ходе судебного процесса Баксанову через родственников передали, что «если он признает свою вину, то получит по минимуму, а если не признает, то большой срок». «К тому времени я почти год его защищал. Но он сделал выбор в пользу признания. И на предпоследнем заседании суда, чтобы наши позиции не шли вразрез друг другу, Баксанов отказался от моих услуг. Признав вину, он получил три года реального срока. Освободился в 2017 году», - пояснил Узуев.

Адвокат подчеркнул, что в 2014 году следствие не связывало Баксанова ни с Анзором Гучапшевым, ни с кем-то другим из вооруженного подполья. «Силовики обвинили Баксанова в том, что патроны и наркотики ему передал человек, который находился в розыске. А тот, кто был в розыске, не был осужден как [боевик]», - пояснил юрист.

Убитые в Баксанском районе не обращались в комиссию по адаптации

Секретарю Комиссии по адаптации Кабардино-Балкарии Зауру Бетокову фамилии - Баксанов, Пеков и Коков - ни о чем не говорят, кроме того, что это распространенные фамилии в республике. «Через комиссию по адаптации эти лица точно не проходили. Я бы знал о них», - заявил он корреспонденту «Кавказского узла».

Председатель Кабардино-Балкарского республиканского общественного правозащитного центра и член комиссии по адаптации Валерий Хатажуков также не имеет сведений об убитых людях.

«Я бы запомнил, если бы они или их родственники обращались в комиссию по адаптации или в правозащитную организацию», - сообщил корреспонденту «Кавказского узла» Хатажуков.

По его словам, только близкие родственники или сами люди, ищущие поддержки, могут обратиться в комиссию по адаптации, по своей инициативе комиссия не работает. «Но если кто-то обратился к адвокату, то возможно родственники пойдут и к правозащитникам. Но пока такой информации нет», - отметил Хатажуков.

Напомним, в 2019 году через комиссию по адаптации боевиков прошли шесть из 18 освобожденных по делу о нападении на Нальчик. В мае 2018 года комиссия решила оказать содействие в поиске работы для одного из осужденных по этому же делу, который освободился из мест лишения свободы. В эту же комиссию обращаются жители Кабардино-Балкарии с просьбой обеспечить объективное рассмотрение их дел.

Спецоперация близ Баксана стала первой в Кабардино-Балкарии с февраля 2019 года. "Кавказский узел" следит за ситуацией в Кабардино-Балкарии и ведет хронику происходящих в республике спецопераций, вооруженных инцидентов и похищений. 

"Кавказский узел" размещает новости о влиянии ближневосточной войны на ситуацию в регионах Кавказа на специальных тематических страницах "Сирия в огне" и "Кавказ под прицелом халифата".

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"