Защита ингушских активистов потребовала проверить угрозу заражения коронавирусом в СИЗО

Адвокаты лидеров протестов в Ингушетии Мусы Мальсагова и Бараха Чемурзиева попросили Генпрокуратуру проверить, можно ли было помещать их в одно помещение с людьми, у которых подозревают коронавирус. Заключенные с симптомами ОРВИ должны изолироваться, настаивает защита.

Как писал "Кавказский узел", 19-20 марта суд в Ессентуках до 11 апреля продлил срок ареста трем лидерам протестов в Ингушетии: 50-летнему Бараху Чемурзиеву, 48-летнему Мусе Мальсагову и 65-летнему Ахмеду Барахоеву. Защита обжаловала это решение, указав, что содержание в СИЗО грозит арестантам заражением коронавирусом.

Правозащитный центр "Мемориал" признал Мальсагова, Чемурзиева и Барахоева политзаключенными. Они обвиняются по статьям о призывах к массовым беспорядкам и насилии по отношению к представителю власти во время митинга 25-26 марта 2019 года в Магасе, а также в создании экстремистского сообщества. Ингушские активисты, наоборот, призвали участников митинга не вступать в конфликт с силовиками, настаивают адвокаты.

Защита Бараха Чемурзиева 24 марта направила начальнику управления Генпрокуратуры по СКФО заявление с требованием провести служебную проверку в связи с тем, что активиста поместили в камеру с теми, кто, возможно, заражен коронавирусом, сообщил корреспонденту "Кавказского узла" адвокат Магомед Абубакаров.

"При последнем продлении меры пресечения, то есть 19 марта, Муса Мальсагов и Барах Чемурзиев в судебном заседании в судебном заседании заявили, что из Кабардино-Балкарии они были доставлены в ИВС Ессентуков, но так как там не было мест, их не приняли и увезли в СИЗО Пятигорска. Там они были помещены в карантинное помещение, где находились и другие заключенные, чей внешний вид говорил об их нездоровом состоянии", - указано в заявлении, копия которого имеется в распоряжении "Кавказского узла".

Чемурзиев и Мальсагов на суде 19 марта выразили обеспокоенность тем, что у их сокамерников были взяты анализы на коронавирус, а результаты им неизвестны. "В связи со сложившейся и стремительно развивающейся негативной эпидемиологической ситуацией, связанной с распространением нового китайского коронавируса COVID–19, полагаю, что по данному факту необходимо провести служебную проверку", - говорится в заявлении Абубакарова. Там же отмечено, что в связи со сложной эпидемиологической ситуацией необходимо безотлагательно рассмотреть вопрос об изменении Чемурзиеву меры пресечения на иную, не связанную с содержанием в СИЗО.

Всех вновь прибывших в следственный изолятор помещают в карантинное помещение, сообщил Магомед Абубакаров корреспонденту "Кавказского узла". "Вопрос в том, что Чемурзиева и Мальсагова, здоровых людей, поместили в одно помещение с людьми, которые, возможно, больны. Мы не говорим, что помещать с другими людьми их нельзя. Мы говорим о том, что вновь прибывшие, у которых могут быть заболевания, должны изолироваться", - пояснил Абубакаров. Он подчеркнул, что "в условиях сегодняшней ситуации с коронавирусом должны предприниматься максимальные меры предосторожности".

Ни следователь, ни прокурор, ни судья на заседании 19 марта никак не отреагировали на жалобы о том, что Чемурзиева и Мальсагова содержали вместе с людьми с симптомами ОРВИ, указал корреспонденту "Кавказского узла" адвокат Аральбек Думанишев, защищающий интересы Мусы Мальсагова и еще одного участника митинга в Магасе, Багаудина Хаутиева.

Обстоятельства, связанные с распространением коронавируса, могут служить основанием просить изменить меру пресечения, особенно людям пожилого возраста и людям с хроническими заболеваниями, сказал корреспонденту "Кавказского узла" член Адвокатской палаты Москвы Тимур Хутов. "Адвокатская палата Москвы рекомендовала адвокатам включать это основание в качестве доводов. Но это не безусловное основание. Суд может изменить меру пресечения, может отказать", - отметил Хутов.

Адвокатская палата города Москвы опубликовала 23 марта на своем сайте  обращение, в котором рекомендует адвокатам в связи со сложившейся эпидемиологической ситуацией рассмотреть вопрос о безотлагательной подаче ходатайств об изменении меры пресечения на не связанную с содержанием обвиняемого в СИЗО, особенно в отношении лиц пожилого возраста, а также лиц, страдающих хроническими заболеваниями.

На Ставрополье, как и во всех других регионах СКФО и ЮФО, в связи с угрозой пандемии коронавируса действует режим повышенной готовности. В регионе зафиксированы два случая заражения коронавирусом, говорится в справке "Кавказского узла" "Коронавирус добрался до Кавказа". Материалы о распространении коронавируса на юге России и Южном Кавказе "Кавказский узел" размещает на специальной тематической странице "Коронавирус рвется на Кавказ".

Активистам не сообщили о завершении следствия, указала защита

Аральбек Думанишев сообщил, что апелляции на продление активистам ареста, в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом, должны быть рассмотрены Ставропольским краевым судов в течение трех суток со дня поступления. "В апелляционных жалобах на продление срока содержания под стражей Мусе Мальсагову и Багаудину Хаутиеву мы указали на то, что Ессентукский горсуд в постановлении ссылался на заявления следователя и не смог мотивировать свою позицию, ссылаясь на материалы уголовного дела. Состязательности сторон не было", - сказал адвокат.

Защита также считает нарушением то, что активистов не уведомили об окончании следствия. "Адвокаты по соглашению не были уведомлены о проведении следственных действий в отношении Мальсагова и Хаутиева. При проведении таких действий в отношении Мальсагова адвокат по назначению отказалась от участия в них и написала заявление об отказе. Ни адвокат по назначению, ни Мальсагов не подписали протокол об уведомлении об окончании следственных действий. В случае с Хаутиевым адвокат по назначению подписал протокол, а Хаутиев отказался, заявив, что действия следователя незаконные", - рассказал Думанишев.

По его словам, в жалобах защита заявила, что "следственные действия в отношении Мальсагова и Хаутиева проведены 28 февраля только для того, чтобы продлить меру пресечения в виде содержания под стражей на общий срок свыше 12 месяцев". "В соответствии с частью 6 статьи 109 УК РФ, если после окончания предварительного следствия материалы уголовного дела были предъявлены обвиняемому и его защите позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей, то по истечении этого срока обвиняемый подлежит немедленному освобождению. При этом за обвиняемым и его защитой сохраняется право ознакомления с материалами уголовного дела", - пояснил Аральбек Думанишев.

Напомним, что 26 марта 2019 года жители Ингушетии без разрешения властей продлили акцию протеста на площади в Магасе, что на следующее утро привело к стычкам с силовиками при попытке разгона протестующих. С начала апреля того же года в республике прошли массовые аресты оппозиционеров. Железноводский горсуд на Ставрополье с декабря 2019 года выносит приговоры участникам митинга.

"Кавказский узел" регулярно обновляет хронику "Протесты в Ингушетии: хроника передела границы с Чечней". Новости о преследовании активистов в регионах юга России и Южного Кавказа публикуются "Кавказским узлом" на тематической странице "Преследование активистов".

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"