Евреи Волгограда сочли антисемитизмом осквернение памятника жертвам Холокоста

Представители волгоградского Еврейского общинного центра считают актом антисемитизма осквернение жителем села Аксай памятника жертвам Холокоста. Ранее суд не нашел антисемитских мотивов в его действиях.

Как сообщал "Кавказский узел", житель села Аксай Октябрьского района Вячеслав Котенко 16 сентября 2019 года нарисовал желтой краской крест на памятнике жертвам Холокоста в Парке памяти села Аксай. Суд 11 февраля признал Котенко виновным в вандализме и приговорил к 280 часам исправительных работ, однако не нашел антисемитских мотивов в его поступке.

Памятный знак о 68 жертвах массового уничтожения евреев во время немецко-фашистской оккупации 1942-1943 годов был установлен в 2018 году волгоградским Еврейским общинным центром при поддержке администрации района и области.

Заслуженный работник культуры России, журналист Ефим Шустерман не согласен с решением суда о том, что в поступке жителя Аксая не было антисемитских мотивов. Дополнение "Кавказского узла" от 17.00 мск 14.02.20: "Я с этим согласиться не могу, потому что я лично с ним не разговаривал, - заявил Шустерман. - Я не говорю, что этот парень сознательно это сделал, но это не снимает с него вины".  "Это хамство, безобразие и свинство, а также недостаток воспитания. Считаю, что в любом случае нанесение подобных надписей на памятники жертвам Холокоста, или когда мочатся в Вечный огонь, или когда танцуют на военных кладбищах – это вандализм", – сказал он корреспонденту "Кавказского узла".

Позиция о том, что в поступке жителя Аксая не следует искать антисемитских мотивов, ранее удивила пользователя “Кавказского узла” Игоря Сажина. "Т.е. он хотел отомстить администрации села, но для мести выбрал памятник погибшим во время Холокоста? А почему он не выбрал другие памятники для мести? - задался вопросом в комментарии к новости "Кавказского узла" Игорь Сажин. - Я думаю там еще несколько памятников есть в этом селе, на другие памятники у него рука не поднялась и он выбрал то, за осквернение чего ожидал получить поддержку? И суд повелся после этих вопросов на заявление об отсутствии антисемитизма?"

Ефим Шустерман подчеркнул, что проблема антисемитизма в российском обществе существует в скрытом виде. "Проблема антисемитизма существует в скрытом виде и замалчивается. (…) Во всех центральных городах России проходят выставки памяти жертв Холокоста, какие-то мероприятия. Но в Волгограде было только то, что сделала сама община. 27 января в музее-панораме "Сталинградская битва" прошел мемориальный вечер. Но есть же еще передвижная выставка памяти жертв Холокоста, почему бы ее не разместить? Почему два-три года назад ее запретили размещать в помещении областной думы? Почему, несмотря на наличие федерального закона, еврейской общине не возвращают в собственность здание синагоги, которая находится возле центральной библиотеки? Почему срубили звезды "Маген Давидов" на памятнике федерального значения?" – задался вопросами Шустерман.

В качестве примера антисемитизма он привел публикацию одного из местных онлайн-изданий, которое исказило информацию об установке памятного знака на месте массовых расстрелов евреев в Сталинграде в 1942-1943 годах. "Это самый настоящий антисемитизм. В публикации говорится, что поставить памятник намерен Российский еврейский конгресс, однако это не его инициатива. Я позвонил в редакцию и поругался с ними. Они поправили, но сделали еще хуже. Я им объяснил, кто инициатор, что это не новодел, что в этом месте было два оврага – в одном расстреливали только евреев, в другом красноармейцев и других людей, которые попадались фашистам. Но ведь там, где стоит закладной памятник – это было место, предназначенное для евреев. В публикации же все преподнесено так, будто памятник хотят поставить на месте, где похоронено две тысячи человек, в том числе 600 евреев. Но все не так. Почему не написать, что это восстановление исторической памяти и гуманный процесс. Нет, они пишут – евреи хотят установить памятник на месте имеющегося памятника расстрелянным офицерам. Здесь я явно просматриваю не только непрофессионализм, а желание получить обсуждение. Обсуждение о том, что этим евреям не хватает только памятника", – отметил Шустерман, добавив, что еврейская община намерена отправить в редакцию издания протест на публикацию. "Протест не с точки зрения, что надо судиться, а что, если они делают это умышленно – это одно. А если ошиблись, то пусть поправят", – пояснил он.

В 2011 году представители волгоградского Еврейского общинного центра заявили о том, что место расстрела евреев в Волгограде должно быть увековечено как память о жертвах Холокоста. В городском саду имени 8 Марта, за зданием бывшей фашистской комендатуры, в годы войны располагались две расстрельные ямы. Одна – для пленных красноармейцев, партизан, а другая – для евреев. Первая является памятником федерального значения "Братская могила жителей Сталинграда и воинов 57-й и 64-й армий, погибших в 1941-1943 гг.". Вторая сохранилась только на геодезических картах". В качестве возможных источников финансирования проекта, предлагалось привлечь известные общественные организации, такие как "Российский еврейский конгресс", проект "Бабьи Яры Европы" и другие.

Председатель Еврейского общинного центра Волгограда Яэль Иоффе считает, что антисемитизм в российском обществе существует на бытовом уровне и обостряется при возникновении конфликтных ситуаций. "В городской администрации прошел координационный совет по межнациональным и межконфессиональным отношениям, на котором был поднят вопрос о том, как работают наши СМИ. История с заметкой в прессе такова, что 7 февраля я разослала в СМИ информацию, что по инициативе губернатора и главы города состоялась рабочая встреча по вопросу установки мемориального знака в сквере имени 8 Марта в Волгограде. В информации я упомянула, что Российский еврейский конгресс подтвердил готовность оказать финансовую поддержку проекту мемориализации. Местный сайт же написал, что Российский еврейский конгресс намерен установить памятник. Затем появилась другая публикация, в которой уже сообщалось, что инициатива по установке памятника принадлежит губернатору. При этом не было ни слова о том, что эти планы обсуждаются уже давно, информация была преподнесена так, словно установка памятника это нечто новое. (…) Это не антисемитизм, но системная работа по тонизированию общественного мнения не на добрососедские отношения", – считает Яэль Иоффе.

Дополнение "Кавказского узла" от 17.40 мск 14.02.20: Директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский, комментируя «Кавказскому узлу» приговор Вячеславу Котенко за осквернение памятника жертвам Холокоста в селе Аксай осенью прошлого года, отметил, что раньше Волгоградская область была известна как место деятельности издателя газеты «Колокол» Станислава Терентьева. «В свое время он легко собирал на «Русские марши» более 100 человек, что было достаточно много для российских провинциальных городов даже в те времена» - отметил он.

Что же касается современной ситуации, то Верховский отметил, что из Волгоградской области "вообще поступает мало информации о проявлениях ксенофобии". «На фоне общего информационного потока Волгоградская область представляется такой «информационной дырой». Это не столько потому, что ничего не происходит, сколько скорее из-за того, что это плохо документируется», - отметил он.

Верховский подчеркнул, что подобная же ситуация сложилась в Краснодарском крае. «Если мы взглянем на сообщения оттуда, то увидим, что все они относятся к 2-3 точкам. А что происходит в остальном весьма густонаселенном крае — неизвестно. При этом, если приехать и начать расспрашивать людей, то выясняется, что события были — просто о них никто не писал», - заключил он.

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"