Половина наказанных за митинги в Калмыкии оказалась пенсионерами

Девять из двадцати активистов, признанных виновными в участии в несанкционированных акциях протеста в Элисте, являются людьми пенсионного возраста. Они заявили, что не имеют возможности оплачивать назначенные штрафы.

Как писал "Кавказский узел", среди наказанных за участие в акциях протеста в Элисте были и люди пенсионного возраста. 14 января Элистинский горсуд на 5 тысяч рублей оштрафовал пенсионера Семена Атеева, добивавшегося проведения митинга против Дмитрия Трапезникова 18 ноября 2019 года. Этот митинг не был согласован и не состоялся, но активист должен был уведомить власти об отказе проводить мероприятие, решил суд. Ранее Атеев, а также еще несколько активистов, в числе которых пенсионер Николай Тавлеев, были оштрафованы на 10 тысяч рублей за участие в митинге 27 октября 2019 года.

Протесты в Элисте спровоцировало назначение 26 сентября временным главой города Дмитрия Трапезникова, который в 2018 году возглавлял непризнанную Донецкую народную республику. В ходе акций протеста были выдвинуты требования о возвращении прямых выборов мэра и отставке главы Калмыкии Бату Хасикова. После первых акций начались суды над активистами. В большинстве случаев судьи назначали штраф, говорится в статье "ЮФО-2019: пытки, массовые протесты, технологии "точечных репрессий", опубликованной "Кавказским узлом".

Почти половина наказанных за митинги в Калмыкии оказалась пенсионерами

Всего, как выяснил корреспондент "Кавказского узла", за участие в протестах в Элисте так или иначе были наказаны 20 человек. Из них девять - это люди пенсионного возраста либо те, кто вот-вот должен выйти на пенсию. 

Семен Атеев, уже оштрафованный на 15 тысяч рублей, предполагает, что ему последуют новые наказания за участие в протестах. В частности, в отношении него уже составлен еще один подобный протокол по поводу другого митинга, который он пытался согласовать в конце прошлого года на 6 декабря. 

"Во мне закипает злость от этой ситуации, всё больше и больше. Штрафуют пенсионеров на десятки тысяч. Прекрасно знают, как людям живется, и все равно это делают. Нет слов, только негодование. Это бесчеловечно", - заявил корреспонденту "Кавказского узла" Семен Атеев.

Активист, который имеет специальность "юрист" и защищает других участников акций протестов в Элисте, признался, что получает пенсию в размере 13 тысяч рублей. "Половина уходит на оплату кредитов. Плюс еще каждый месяц я беру на 2 тысячи рублей лекарства. Плюс коммунальные платежи и так далее. Остаются копейки. Если бы не дети, можно было бы уже ноги протянуть. У супруги тоже пенсия, и большая часть уходит в счет оплаты кредитов", - рассказал он. "Пока я обжалую эти штрафы, если проиграю, то придется собирать деньги, просить помощи у детей", - добавил Атеев. 

"Но мы страдаем за правое дело, что ж поделать. Мы пройдем все необходимые процедуры, в российских судах, а потом будем обращаться в ЕСПЧ. Не только я, но и мои подзащитные. Есть уже юристы федерального уровня, правозащитные организации, которые предложили нам безвозмездную помощь в этом - оформлении и передаче материалов для ЕСПЧ. Так что - с их помощью или сами - будем делать всё, чтобы добиться правды", - подчеркнул Семен Атеев. 

Пенсионеры не имеют возможности оплачивать назначенные штрафы

Житель поселка Аршан (входит в состав Элистинского городского округа) Николай Тавлеев получил два штрафа – по 10 тысяч рублей за участие в народном сходе 29 сентября 2019 года и за участие в митинге 27 октября. Оба решения были обжалованы в Верховный суд Калмыкии. Пенсионер также указал, что суд не учел его материальное положение.

"У меня пенсия 8400 рублей, и я один в семье пенсию получаю, жена - не получает. Она должна была выйти на пенсию, но из-за того, что срок выхода на пенсию продлили из-за пенсионной реформы, пока не вышла, и из-за проблем со здоровьем она и не работает", - рассказал корреспонденту "Кавказского узла" Николай Тавлеев.

Пенсионер назвал назначенные ему штрафы несправедливыми. "Мы не хотели войны, не вооружались. Я человек в возрасте. Мы просто пошли сказать, что такая ситуация нас не устраивает, чтобы выразить себя. Я не хочу, чтобы этот Трапезников пришел, чтобы нам его навязывали. Почему они нас унижают? Мы что, тупые или больные, калмыки? Мы что, сами не можем порядок навести? Почему нами управляют, как овцами?" – заявил Николай Тавлеев.

На должность временно исполняющего обязанности главы Элисты Дмитрия Трапезникова рекомендовал Бату Хасиков, который 8 сентября 2019 года победил на выборах главы Калмыкии. Жители республики встретили решение протестами, заявив, что Трапезников - посторонний для региона человек. После ряда протестных акций 1 октября 2019 года был проведен молебен о благополучии Элисты на территории культурного комплекса "Пагода семи дней". Несмотря на предостережение полиции о "недопустимости нарушений законодательства", число участников молебна составило несколько сотен. На санкционированный властями митинг 13 октября пришло уже более трех тысяч человек. Собравшиеся заявили, что протестуют не столько против назначения Трапезникова, сколько против политики Бату Хасикова и ситуации в России в целом. Состоявшаяся 27 октября акция не была согласованной, однако на нее вышли, по оценке организаторов, не менее 3,5 тысячи человек. Продолжились протесты и в этом году.

По словам Тавлеева, Бату Хасиков сам настроил народ против себя назначением Трапезникова. "Его же отец (отец Бату Хасиков) с моего поселка, мы с ним вместе росли, он потом переехал в Лагань. И я никогда не ожидал, что он так поступит со своим народом. Мы все репрессированные, будучи детьми, жили с родителями в Сибири. А к нам такое отношение - и судят, и говорят, что мы баламутим. Что значит "баламутим"? Мы проблемы поднимаем. За моей спиной Родина и народ, мы просто хотим сохранить наш народ и вернуть наши права. И если они объявили нам войну, мы ее примем гордо. Я готов умереть, но я не хочу видеть свой народ обманутым и разграбленным", - сказал Николай Тавлеев. 

Дмитрий Трапезников почти три месяца с начала протестов в Элисте не комментировал требования протестующих, но в ходе пресс-конференции 20 декабря наконец высказался по этому поводу. Он предложил оппозиции "правильно доносить мысль, что можно привнести и улучшить, предложить конкретную реформу, конкретные действия". "Что сегодня наша оппозиция предложила? "Долой Хасикова, Трапезникова - в отставку, роспуск Элистинского городского собрания". Это предложения по развитию или улучшению? По-моему, это радикализм", - привело слова Трапезникова агентство РИА "Калмыкия". 

Он заявил, что отказывается платить штрафы. "Я не признаю эту власть, до сих пор у меня имеется паспорт СССР. Я никакого гражданства не получал, и платить им не буду", - добавил активист, отметив при этом, что раньше, когда ему выписывали штрафы за пикеты, оплатить их помогала "молодежь из Москвы".

Николай Тавлеев был участником антикоррупционных пикетов в Элисте в марте и июне 2017 года, 31 января того же года Тавлеев проводил одиночный пикет против социально-экономической политики властей Калмыкии.

"У меня пенсия была арестована, и я целый год жил только с того, что родственники помогали, друзья, - пояснил он. - Но, если мне сейчас никто не поможет, я не буду платить штрафы. Я их не признаю". 

Пенсионер подчеркивает, что осознанно идет на акции протеста. "Но я не горюю. Потому что я за правду выступаю, а за нее страдать приходится. Я борюсь за хорошее, и это мой поступок. Я не мог стоять в стороне, делаю, что делаю, и вот - такие последствия, но пусть, я уверен в своей правоте. Я радуюсь, это же моя Родина", - заключил Николай Тавлеев.

Активисты считают наказания за протесты политически мотивированными

Пенсионер Аркадий Горяев, который был оштрафован на 10 тысяч рублей за участие в митинге 27 октября, считает это решение суда политически мотивированным. На 10 тысяч рублей судом также за участие в митинге 27 октября была оштрафована и его супруга Валентина Горяева.

"Элистинский горсуд оштрафовал нас, и я считаю, что это было политически мотивированное решение. Моя жена родилась в Сибири, она репрессированная пенсионерка, и никак нельзя было ожидать, что накануне очередной годовщины депортации она вновь подвергнется репрессиям, но только со стороны калмыцких властей. Позор такой власти", - заявил корреспонденту "Кавказского узла" Аркадий Горяев

Операция по депортации калмыков в регионы Сибири и Дальнего Востока прошла 28 декабря 1943 года. Общее число выселенных калмыков с учетом солдат и офицеров, выведенных из боевых частей, составляло около 120 тысяч человек. Ссылка длилась 13 лет и тринадцать дней. Операция по депортации калмыков проводилась под кодовым названием "Улусы", говорится в справочном материале "Кавказского узла" "Депортация калмыков". 28 декабря в Калмыкии является днем национальной скорби для калмыцкого народа.

Аркадий Горяев сообщил, что у него пенсия – 8300 рублей, у супруги - 12 тысяч рублей. "Мы несколько месяцев будем голодать. Нам же надо коммуналку платить. Государство - беспощадное и циничное, пенсионеров осознанно штрафует на такую сумму, чтобы мы, наверное, скоропостижно скончались от голода. А как еще можно объяснить такие огромные штрафы? Ведь они знают, что мы пенсионеры, представляют размеры наших пенсий. Это циничное, я считаю, отношение нашего государства к нам, пенсионерам, особенно к тем, кто борется за социальную справедливость, хочет лучшего будущего для своих детей", - сказал Горяев. 

Активист уточнил, что они с женой планируют несколько месяцев выплачивать в счет штрафа из пенсии по несколько тысяч каждый, несмотря на то что считают эти штрафы несправедливыми. 

"Мы выходим на митинги в соответствии со статьей 31 Конституции России, которая разрешает гражданам участвовать в мирных демонстрациях, без оружия. Это нормально, мы выходим на митинг, чтобы защитить свои права. У нас просто сформировалось полицейское государство, которое ущемляет наши конституционные права. С моей точки зрения, покушаясь на статью 31 Конституции РФ судьи фактически ставят под вопрос свою легитимность, так как эта же Конституция дает им право выступать от имени России. Ставя под сомнение мое конституционное право, они автоматически отнимают и у себя конституционное право судить меня", - убежден Аркадий Горяев. 

Бывший министр спорта Калмыкии Владимир Довданов получил штраф 5 тысяч рублей за организацию митинга 27 октября, где активист выступал в качестве распорядителя. На данный момент этот штраф обжалуется в Верховном суде Калмыкии.

Мэрия в ответ на уведомление организаторов митинга 27 октября дала двусмысленный ответ, в связи с чем они обратились в Элистинский городской суд. Городской суд встал на сторону активистов, а Верховный суд Калмыкии - на сторону властей. В результате прямо на митинге к организатору мероприятия Валерию Бадмаеву подошла полиция и вручила предупреждение об ответственности.

"Я пока не пенсионер, отодвинули меня на полгода. Мне 60 исполнилось в ноябре, я 1959 года рождения, как раз мой год затронули [при увеличении пенсионного возраста]. Я не могу работать по состоянию здоровья (перенес инсульт и инфаркт), моя супруга по болезни тоже не работает. Мы живем на сбережения, скромно, не шикуем. Родственники помогают иногда, ученики мои, кого я раньше тренировал. Но вообще - всё довольно сложно у нас", - рассказал корреспонденту "Кавказского узла" Владимир Довданов.

Он считает, что не в состоянии выплатить назначенный ему штраф. "Я буду обращаться к общественности, наверное, к землякам - кто живет за пределами республики. И буду штраф обжаловать и далее - в Верховном суде России или еще где-то, посоветуюсь с юристами. Мы просто этот штраф не потянем", - добавил Владимир Довданов. 

По его мнению, суд, назначив ему штраф, вынес несправедливое решение. "Я пришел на митинг, потому что поставил свою подпись [в уведомлении об акции], я даже не очень хорошо себя чувствовал в этот день. Пришел, смотрел за безопасностью, как бывший сотрудник. Ничего противозаконного не было там, люди выступали по делу. Они просто обеспокоены тем, что у нас происходит, тем, что власть с ними не считается. Это же неправильно. Я их, конечно, поддерживаю. А штрафы считаю несправедливыми. Они были вынесены с нарушением всех российских законов. Митинг 27 октября разрешили, отказа в проведении не было. Но люди все равно получили штрафы. Видимо, команда поступила", - заявил Владимир Довданов.

При этом, по его мнению, ситуация в Калмыкии не сильно отличается от ситуации в других регионах России. "Везде то же самое. Власть настолько отдалена от людей, от народов, что совершенно не принимает во внимание ни бедственное положение, ничего. Какую угрозу мы можем представлять? Абсолютно никакой. Привезли человека совершенно сомнительного (имеет в виду назначение Дмитрия Трапезникова – прим. "Кавказского узла"), поставили у нас - конечно, мы возмущены, что с нами не считаются. А тут сама власть радикализирует эту ситуацию. Не знаю, подавить нас хочет или что. Но это же не получится все равно", - сказал Владимир Довданов.

За решениями судов по делам о протестах в Элисте стоят федеральные власти, считает глава калмыцкого отделения партии "Яблоко" Батыр Боромангнаев, которому Элистинский городской суд назначил в общей сложности 75 часов обязательных работ за три акции протеста.

Наказания участникам протестов зависят от рассматривавшего дела судьи

Председатель исполкома Съезда ойрат-калмыцкого народа Валерий Бадмаев получил шесть часов обязательных работ за участие в молебне 1 октября и штраф 5 тысяч рублей за участие в народном сходе 29 сентября. В январе ему предстоит еще один суд - за организацию митинга 27 октября, где он был заявителем.

"Штраф пока не вступил в силу, я его обжаловал. А обязательные работы я уже отработал 15-16 января. Работал на благо города, снег чистил. Шесть часов для меня лично не обременительно. Некоторые воспринимают это как унижение - стоишь в центре города, с лопатой. Но я не один там был, с бригадой, там такие же пенсионеры работают, так что всё было нормально", - рассказал корреспонденту "Кавказского узла" Валерий Бадмаев. 

Аркадий Горяев отметил, что Валерию Бадмаеву 68 лет. "Вчера была очень скверная погода, дождь, ветер, и вот человек в 68 лет отрабатывал [назначенное судом наказание]. Нас не только штрафуют, но и отправляют на общественные работы. Это низость, я считаю", - прокомментировал он. 

Сам Бадмаев указал, что наказания участникам протестов сильно зависели от человеческого фактора, от судьи. "Судья Елена Богзыкова, когда выносила мне решение об обязательных работах, спрашивала у меня, какой у меня размер пенсии. Я сказал. Она подумала - коммунальные услуги и другое, и, видимо, посчитала, что мне тяжко будет выплачивать. Они же могут учитывать имущественное положение человека, состояние здоровья. Она и про здоровье у меня спрашивала. Я похвастался - мол, чувствую себя на 45-50. Вот она и решила, по-моему: "Не буду я бить Бадмаева по карману". А шесть часов - это же ниже минимального порога", - отметил Валерий Бадмаев. 

По его словам, штраф потом выписал ему судья Олег Эминов. "Он всем большие штрафы назначал - Валентине Горяевой, Николаю Тавлееву", - отметил активист. 

По его словам, судья Елена Богзыкова также вынесла предупреждение 83-летнему Борису Очирову, пережившему депортацию, признав его виновным в нарушении порядка проведения акции в связи с молебном 1 октября.

Бадмаев также видит политический подтекст в принимаемых судьями решениях. "Мы убеждены, что это решение (штрафы в целом) - политическое, и оно принималось не в совещательной комнате судьей, а в других кабинетах, и потом было спущено. Мы же знакомы со многими судьями, с прокурорами, со следователями, с полицейскими. И они в личных разговорах не скрывают, что, когда дело касается политических акций, выборов и прочего, идет команда. И судьи выполняют эту команду. У нас в стране независимого суда нет", - убежден Валерий Бадмаев. 

При этом он уверен, что оштрафованные активисты не заслуживают наказания, так как не нарушали порядка во время акции. "Нас наказывать не за что. Даже за этот молебен 1 октября нельзя нас наказывать. И те три решения, которые вынесли судьи Елена Карвенова и Татьяна Манжикова (о прекращении дел в отношении троих активистов), были абсолютно правильными. Но потом пошла команда - и нас стали наказывать за все мероприятия", - заявил Валерий Бадмаев. 

Элистинский городской суд изначально не нашел в действиях участников молебна 1 октября юриста Санала Убушиева, блогера Сота Амунова и активиста Ивана Чучеева состава административного правонарушения и прекратил производство по их делам, однако Верховный суд Калмыкии во всех трех случаях отменил эти решения и отправил дела на пересмотр. 13 января Убушиев получил штраф 10 тысяч рублей. Дела Амунова и Чучеева ждут повторного рассмотрения.

Активист уточнил, что получает пенсию 12 тысяч рублей, и добавил, что выплачивать штраф ему будет обременительно. "Мы с женой оба пенсионеры", - пояснил он. 

Помимо опрошенных корреспондентом "Кавказского узла" активистов-пенсионеров и упомянутого Бадмаевым Бориса Очирова, как сообщалось ранее, в числе наказанных за участие в акциях протеста в Элисте оказалась бывшая учительница Бадма Катаева. За участие в акции протеста против назначения Трапезникова 1 октября она была оштрафована на 5 тысяч рублей. Сама пенсионерка не признала своей вины и уверена, что участвовала в молебне.

Кроме того, еще один постоянный участник митингов, 60-летний Адуча Эрднеев, как и Довданов, пока не вышедший на пенсию из-за пенсионных нововведений, получил штраф 5 тысяч рублей за участие в народном сходе 29 сентября, штраф 10 тысяч рублей за участие в молебне 1 октября и 25 часов обязательных работ за участие в митинге 27 октября. 

Напомним, 29 ноября 2019 года жительница Элисты Валентина Эрдниева пристыдила одиночным пикетом судей, которые выносят обвинительные решения по делам об акциях протеста.

"Кавказский узел" собирает новости о преследовании активистов в регионах юга России и Южного Кавказа на тематической странице "Преследование активистов". На странице "Элиста против мэра из Донецка" размещены новости об акциях элистинцев против Дмитрия Трапезникова, а в хронике "Протесты в Элисте: хроника борьбы против мэра из Донецка" - информация об этих акциях в столице Калмыкии в хронологическом порядке. Также "Кавказский узел" подготовил биографию Дмитрия Трапезникова, опубликовав ее в разделе "Персоналии".

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"