Саутиева пожаловалась на отсутствие медпомощи в СИЗО Нальчика

Расследование дела ингушской активистки Зарифы Саутиевой организовано неэффективно, а представленные суду доказательства являются недопустимыми или говорят о невиновности подсудимой, сообщил защитник. Сама Саутиева пожаловалась адвокату, что не может добиться осмотра стоматолога в СИЗО Нальчика после ночи с зубной болью.

"Кавказский узел" писал, что Зарифа Саутиева находится под арестом с 15 июля. 30 декабря Ставропольский краевой суд отказался удовлетворить ее апелляцию на продление ареста до 11 марта 2020 года. Активистка заявила о готовности дойти до Европейского суда по правам человека.

26 марта жители Ингушетии без разрешения властей продлили акцию протеста на площади в Магасе. Это привело к стычкам с силовиками на следующий день. С начала апреля в республике прошли массовые аресты оппозиционеров. По подсчетам "Кавказского узла", преследованиям подверглись не менее 96 активистов. В отношении по меньшей мере 29 из них были возбуждены уголовные дела. С 12 по 27 декабря Железноводский горсуд на Ставрополье вынес приговоры шести участникам митинга в Магасе. По мнению адвоката Андрея Сабинина, эти судебные решения заложили основу для обвинительных приговоров и лидерам протестов.

Саутиева потребовала осмотра стоматолога в СИЗО

На заседании 30 декабря по продлению срока ареста Зарифы Саутиевой в Ставропольском крайсуде обвиняемая в беседе с адвокатом Биланом Дзугаевым пожаловалась на зубную боль и невозможность получить медпомощь врача-стоматолога в СИЗО Нальчика. «Всю ночь болел зуб, пыталась добиться, чтобы осмотрел стоматолог, пока не получается», - сказала Зарифа Саутиева.

Также она рассказала, что получила «передачку» от организации помощи ингушским политзаключенным «Неотложка». «(30 декабря) приехали ребята, привезли еду, спасибо им большое. До 9 января передачи в СИЗО невозможны», - пояснила Саутиева.

По ее словам, в СИЗО она изучает английский язык и посещает библиотеку. «В библиотеке мне дали учебник по английскому, по которому обучаются в вузах. Мне нужны еще англо-русский и русско-английский словари. (В СИЗО) в библиотеке их нет, как и нет каких-то учебных пособий. Также (в СИЗО) нет хорошей литературы, издания очень старые», - сказала она.

Шесть ингушских активистов, чьи дела рассматриваются в Железноводске, заявили о неприемлемых условиях содержания в СИЗО и транспортировки в суд, но ФСИН назвала условия изолятора соответствующими нормам. Адвокаты добиваются медицинского обследования арестованных, у которых есть проблемы со здоровьем, реакции на их обращения пока нет. Принятые в России условия перевозки заключенных должны приравниваться к пыткам, считают правозащитники.

В своем выступлении перед судом 30 декабря Зарифа Саутиева заявила, что с сентября следственные действия с ее участием не проводились. «Что мешало следствию ознакамливать меня с экспертизами? В основе обвинений следствием используются одинаковые фразы в отношении и меня, и 70-летних стариков, и 20-летних юношей. По версии следствия, мы все одинаково говорили, делали одно и то же», – заявила суду Саутиева.

Саутиева также удивилась жестокости обвинения против нее. «На чем основывается такое тяжкое обвинение, я понять не могу. Я была в стрессовом состоянии на митинге, просила не нарушать порядок. Я здесь сижу ни за что. Нет толп людей, которые осаждают суды и тюрьмы, которые как утверждает следствие, находятся под влиянием моего авторитета. Я буду во всех доступных судебных инстанциях доказывать свою невиновность, в том числе и в Европейском суде по правам человека», - заявила Саутиева.

Она добавила, что не собирается скрываться. «Я осознаю ответственность и перед теми, кто за меня поручился, и перед другими подследственными по этому делу. Если я что-то нарушу, это отразится и на них», - заключила активистка, попросив освободить ее из-под стражи.

Адвокат указал на идентичность ходатайств о продлении ареста

Во время своего выступления в суде адвокат Саутиевой Билан Дзугаев заявил, что ходатайства о продлении ареста его подзащитной от 5 сентября и 20 ноября идентичны и «содержат необоснованные доводы».

«Мы неоднократно указывали в суде первой инстанции, что ходатайство следователя от 20 ноября о продлении срока содержания под стражей полностью идентично ходатайству, которое представляло следствие 5 сентября. Кроме этого, суд сам некритично отнесся к доводам следствия»,–сказал Дзугаев, добавив, что текст постановления Ессентукского горсуда почти полностью идентичен тексту ходатайства следствия.

Адвокат пояснил, что в августе внесены изменения в Уголовный кодекс России, согласно которым следствие должно указывать на следственные действия, проведенные после последнего продления срока ареста. «Однако следствие (по делу Саутиевой) этого не делает. Кроме этого, оно не указывает причины, почему не проводит (следственные) действия. Следователь должен был объяснить суду первой инстанции, почему не выполнены те или иные действия. Налицо неэффективная организация расследования и неуважение к правосудию», - подчеркнул адвокат.

По его словам, с августа по декабрь следствие указывает в ходатайствах о продлении ареста Саутиевой «одни и те же мероприятия», а суд должен оценивать своевременность проведения следственных действий. «Следователь указывает на то, что он допросил 300 человек в качестве свидетелей, проведены 90 обысков. Эти цифры идентичны тем, которые следствие заявляло на прошлом продлении срока под стражей [...] На протяжении пяти месяцев следствие не может указать, какие следственные действия оно проводит», - заявил адвокат.

Ранее адвокат указал, что за те месяцы, которые Саутиева находится под стражей, защита "так и не увидела доказательств ее вины".

Лингвистическая экспертиза обосновывает невиновность Саутиевой

Обвинения в отношении Саутиевой необоснованные, считает адвокат Дзугаев. «Предоставляются одни и те же материалы, не добавляется ни один новый документ. Основания должны увеличиваться, чтобы оставлять подозреваемого под стражей. В обоснование ходатайства (о продлении ареста) следствие в очередной раз представило одну и ту же экспертизу – лингвистическую экспертизу, проведенную в Торгово-промышленной палате Чеченской Республики 11 апреля», – констатировал защитник Саутиевой.

Эта экспертиза, как считает Дзугаев, «обосновывает непричастность Саутиевой к преступлению». «Эксперт взял четыре высказывания Саутиевой, которые она озвучила на митинге в Магасе. Эксперт посчитал их побудительными и обращенными к неопределенному кругу лиц. В экспертизе исследованы такие высказывания Саутиевой как «не кидайте стулья» и другие. Саутиева призывала не нарушать порядок, не кидать стулья в сторону полиции. Экспертиза не обосновывает обвинения, она обосновывает непричастность Саутиевой к преступлению», - отметил Дзугаев.

Также он рассказал, что в ходе заседания в Ессентукском горсуде 9 декабря был оглашен протокол допроса засекреченного свидетеля, некоего Исаева, показания которого он назвал недопустимыми. «Данная фамилия, естественно, вымышленная. Указанный свидетель дает предположительные показания. Цитирую его слова дословно: «Как мне показалось, Саутиева координировала действия гражданских лиц». Эти показания основаны на предположениях и не могут быть допустимыми. Суд не может основываться на таких показаниях», - убежден адвокат.

Суду первой инстанции также была представлена портретная экспертиза, добавил Дзугаев. «Она не обосновывает обвинения. В заключении говорится, что Саутиева была на митинге, и мы не отрицаем это. Она даже оштрафована за участие в части митинга, которую следствие считает несанкционированной», - пояснил Дзугаев.

На заседании 10 декабря следствие обосновало свое ходатайство о продлении ареста Саутиевой доводом, что люди под ее руководством применили опасное для жизни насилие к силовикам. "При этом [представитель следствия] перечислил ребят, которым переквалифицировали обвинение с ч.2 ст.318 УК РФ (применение насилия, опасного для жизни или здоровья в отношении представителя власти) на ч.1 ст.318 УК РФ (применение насилия, не опасного для жизни или здоровья в отношении представителя власти)", - пояснил Билан Дзугаев. Самой Зарифе Саутиевой вменяют организацию насилия, опасного для жизни или здоровья, в отношении представителя власти (ч.2 ст.318 УК РФ), уточнил адвокат.

На судебном заседании в первой инстанции адвокат Саутиевой задал следствию вопрос про список лиц, обвинение в отношении которых переквалифицировано со второй на первую часть статьи 318 УК России. «Следователь при этом указывал в ходатайстве, что эти лица применили опасное для жизни сотрудников полиции насилие. Выясняется, что они применили насилие, не опасное для жизни представителя власти. Следователь ввел суд в заблуждение. Суд не дал оценки этим фактам и тому, что обстоятельства изменились», - пояснил Дзугаев.

Он также заявил, что Зарифа Саутиева не собирается скрываться. «У нее следствие изъяло загранпаспорт 3 апреля. Суд установил, что Саутиева положительно характеризуется, являлась заместителем директора Мемориального комплекса жертвам политических репрессий. За несколько месяцев до ареста она была уволена по указанию «сверху». Она известный в республике человек, занималась просветительскими проектами», - пояснил защитник.

Он напомнил, что множество известных и авторитетных людей выступили с просьбами изменить ей меру пресечения. «Депутаты Госдумы и Народного собрания республики лично поручились за нее. В силу недоказанности ее вины, характеристики ее личности население республики считает, что она не должна находиться под стражей», - заключил адвокат Зарифы Саутиевой.

Прокурор на заседании 30 декабря выступила против изменения меры пресечения. С этим мнением согласился и судья Ставропольского крайсуда Андрей Курпатов , который оставил постановление Ессентукского горсуда о продлении срока содержания под стражей без изменений, а жалобу Саутиевой - без удовлетворения.

Зарифа Саутиева стала первой ингушской женщиной, арестованной по политическим мотивам. Правозащитный центр "Мемориал" признал ее политзаключенной. В ее поддержку неоднократно проходили акции протеста в разных городах страны. В декабре музейные работники, писатели и правозащитники направили главе Следственного комитета письмо, в котором заявили о невиновности Саутиевой и потребовали ее освобождения. Зарифу Саутиеву особо выделили в своем обращении к главе Ингушетии 38 полномочных представителей республики в российских регионах. Ее арест "затрагивает честь каждого ингуша", говорится в обращении.

Почти всем участникам протеста, которых следствие считает исполнителями насильственных действий по отношению к силовикам, переквалифицировали обвинение с части второй ст.318 УК России на часть первую этой же статьи, подтвердил корреспонденту «Кавказского узла» адвокат Магомед Беков, защищающий Мусу Мальсагова, Ахмеда Барахоева и Зарифу Саутиеву. По словам адвоката, двое участников митинга в Магасе находится в розыске по подозрению в опасном для здоровья насилии по отношению к сотрудникам Росгвардии.

«Мне как адвокату эта ситуация видится  следующим образом: после того как пройдут суды в отношении всех, кому смягчили обвинения на ч.1 ст.318 УК России, логично было бы переквалифицировать обвинение и в отношении тех, кого следствие называет организаторами, в том числе и Зарифы Саутиевой», - рассказал корреспонденту «Кавказского узла» Беков.

На сайте кабардино-балкарского Управления ФСИН на 02.00 мск сегодня нет комментариев по поводу заявлений Зарифы Саутиевой.

Информация о задержаниях ингушских активистов собрана "Кавказским узлом" в обновляемой хронике "Протесты в Ингушетии: хроника передела границы с Чечней". Новости о преследовании активистов в регионах юга России размещены на тематической странице "Преследование активистов".

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"