Ингушские активисты пожаловались на условия содержания в пятигорском СИЗО

Шесть ингушских активистов, чьи дела рассматриваются в Железноводске, заявили о неприемлемых условиях содержания в СИЗО и транспортировки в суд, но ФСИН назвала условия изолятора соответствующими нормам. Адвокаты добиваются медицинского обследования арестованных, у которых есть проблемы со здоровьем, реакции на их обращения пока нет. Принятые в России условия перевозки заключенных должны приравниваться к пыткам, считают правозащитники.

Как писал "Кавказский узел", 26 марта жители Ингушетии без разрешения властей продлили акцию протеста на площади в Магасе, что привело к стычкам с силовиками на следующий день. С начала апреля в республике прошли массовые аресты оппозиционеров. По подсчетам "Кавказского узла", преследованиям подверглись не менее 96 активистов. В отношении по меньшей мере 29 из них были возбуждены уголовные дела. Сегодня подсудимый Адам Бадиев заявил об «ужасных» условиях содержания в СИЗО Пятигорска. 

Арестованных активистов содержали за пределами республики, в СИЗО Нальчика и Владикавказа. Генпрокуратура настояла, чтобы их дела рассматривались в судах также вне Ингушетии - ведомство сочло, что ингушские суды не способны вести эти процессы.

Слова Бадиева о бесчеловечных условиях содержания в Пятигорске стали шестым подобным заявлением от активистов, чье дело рассматривается в Железноводске. На сегодняшнем заседании, где суд продлил срок ареста Бадиева на три месяца, присутствовали мама и сестра подсудимого, а также его адвокат Магамет Гандаур-Эги, сообщил корреспондент "Кавказского узла" из суда.

Женщины, которые выглядели подавленными и расстроенными после заседания, поделились своими переживаниями с родственниками, ожидавшими их на улице. «Мне удалось поговорить с сыном в первый раз за девять месяцев его заключения, раньше нас к нему не подпускали. Общались с ним письмами через адвоката. Он мне рассказал, что сейчас сидит один на карантине в ужасных условиях», - рассказала мать подсудимого Раиса Бадиева.

По словам Бадиевой, ее сын уже неделю спит в одежде, в которой его привезли в Пятигорск, на койке без постельного белья. Активист сообщил матери, что в карантине он содержится в одиночной камере в холодном и сыром подвале, а сотрудники СИЗО требуют, чтобы он подстригся и сбрил бороду.

«Говорит мне: «Мама, по ночам по мне крысы бегают. Они вылезают из унитаза. Я бутылкой дыру закрываю, чтобы они не попадали ко мне в камеру»», - рассказала женщина.

Раиса посоветовала сыну послушаться надзирателей – подстричься и сбрить бороду. «Адам согласился со мной, но попросил, чтобы мы ему передали нашу машинку для стрижки, он брезгует пользоваться казенной. Но нам сказали сейчас, что вряд ли нашу машинку ему передадут. Наверное, будем жалобы писать, пока не знаю, куда, адвокат подскажет. Это издевательство над человеком, пытка самая настоящая», - сказала Бадиева со слезами на глазах.

Тетя подсудимого Зарима Цечоева возмутилась условиями содержания племянника. «Он тихий, спокойный, увлеченный спортом человек. Тут над ним в изоляторе издеваются, издеваются над его религиозностью. Когда его арестовали, то с работы (Бадиев работал тренером - прим. "Кавказского узла") уволили. Разве у нас закон такой, неосужденного человека увольнять?» - заявила она.

Цечоева отметила, что девять месяцев не видела своего племянника, но ее, инвалида первой группы с онкологическим заболеванием, не пустили в зал суда, чтобы хотя бы «перекинуться с ним несколькими словами».

«У нас было мало времени, чтобы обсудить условия содержания, Адам сказал лишь, что они ужасные. Держат его в подвальном помещении, оно сырое и холодное. Ему угрожали, что если бороду не сбреет и не подстрижется, его в карцер посадят, а там условия еще хуже. Про состояние других подсудимых, прибывших с ним из Нальчика, Адам ничего не знает, так как сидит в камере один», - сказал адвокат активиста Магамет Гандаур-Эги.

Активисты жалуются на требование сбрить бороды

О жестоких условиях этапирования из Нальчика и плохих бытовых условиях в пятигорском СИЗО ранее заявили еще пять участников процесса, проходящего в Железноводске. Так, 17 декабря Тимур Озиев в зале суда рассказал корреспонденту "Кавказского узла", что его поездка на поезде из Нальчика в Пятигорск затянулась до полутора суток, причем Озиев и еще трое обвиняемых провели все это время без сна и пищи. У Озиева случился гипертонический криз, ему оказали медпомощь, но таблетки не помогли снизить давление. Озиева возмутили также требования сотрудников СИЗО сбрить бороды.

Днем позже, 18 декабря, подсудимый Магомед Оздоев рассказал корреспонденту "Кавказского узла", что сотрудники СИЗО в Пятигорске не принимают от родственников лекарства, необходимые ему в связи с хроническими заболеваниями печени и позвоночника. Адвокат активиста Джохара Алиева 19 декабря рассказал, что его подзащитный жалуется на отсутствие медпомощи в СИЗО - он страдает приступами из-за неврологического заболевания, но врачи с момента помещения под стражу даже не осматривали его.

Также 19 декабря подсудимый Зубейр Хамхоев пожаловался корреспонденту "Кавказского узла" на требование руководства изолятора коротко остричь бороду и волосы на голове. "Пугают кичей (карцером. - прим. "Кавказского узла"). На нашу просьбу показать документ, в котором есть эти требования, нам ничего не ответили", - сказал Хамхоев.

Требование сбрить бороду возмутило активиста Мустафу Вышегурова - он заявил, что удаление бороды является оскорблением его религиозного чувства. Мустафа возмутился «ужасными» условиями содержания в пятигорском СИЗО: в камере холодно, постельное белье долго не выдавали, дали одно одеяло на двоих, а для уборки камеры не выдали ведро и веник. Вышегуров с утра 19 декабря объявил голодовку с употреблением воды, о чем он официально сообщил краевому омбудсмену, прокурору и начальнику СИЗО.

Жалобы адвокатов пока остаются без реакции

Адвокаты активистов, которые пожаловались на условия содержания в пятигорском изоляторе, готовят жалобы и добиваются медицинского обследования для подсудимых, у которых есть проблемы со здоровьем. Адвокат Магомеда Оздоева Хусейн Гулиев сообщил "Кавказскому узлу" по телефону, что 19 декабря направил обращение в медицинско-санитарную часть с требованием обследовать активиста. Он также намерен подать руководству краевого УФСИН и в прокуратуру жалобы по поводу того, что родственники не могут передать Оздоеву лекарства.

Адвокат Вышегурова Байрамук Баккуев сообщил, что готовит жалобы по всем заявленным его подзащитным нарушениям. Адвокат Джохара Алиева Рамзан Узуев планирует отправить жалобы в краевое управление ФСИН и в прокуратуру с требованием провести тщательное медицинское обследование его подзащитного. По словам всех опрошенных адвокатов, реакции на отправленные жалобы они пока не получили.

Адвокат активистки Зарифы Саутиевой Билан Дзугаев, который жаловался на условия ее содержания в ессентукском изоляторе временного содержания, также пока не получил реакции на свои обращения.

«Я писал официальные жалобы в самом конце ноября, и она сама писала жалобы по поводу ее содержания в изоляторе Ессентуков. Пока никаких ответов не получили. Мне обещал (краевой) омбудсмен, что примет меры. Не только я писал жалобы: омбудсмен, "Мемориал", депутаты писали и в Совет по правам человека и (уполномоченному по правам человека в России Татьяне) Москальковой, и прокурорскую проверку обещали провести. Мне неизвестно, что какие-то жалобы были рассмотрены», - сообщил Билан Дзугаев корреспонденту "Кавказского узла" по телефону.

ФСИН: условия в изоляторе отвечают нормам

Коммунально-бытовые условия в СИЗО-2 УФСИН по Ставропольскому краю России, расположенного в Пятигорске, «соответствуют нормам, прописанным в Федеральном законе №103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений», следует из ответа врио начальника УФСИН по Ставропольскому краю С.Н. Краснослободцева на запрос "Кавказского узла". Письмо датировано сегодняшним днем.

«На момент выхода указанной (в запросе) публикации (19 декабря - прим. "Кавказского узла") гр. М.М. Вышегуров в СИЗО-2 УФСИН России по Ставропольскому краю не содержался», - говорится в документе.

Содержатся ли в СИЗО-2 остальные подсудимые, которые жаловались на неприемлемые условия содержания в изоляторе, представитель ведомства не сообщил.

Активисты в Ингушетии собирают передачи для заключенных

Помощь в снабжении арестованных активистов Магаса продуктами питания, лекарствами и одеждой оказывает группа «Неотложка», созданная активистами в июле 2019 года. «Неотложка» организовала три точки приема материальной помощи: в Назрани, Малгобеке и Троицкой, рассказала соорганизатор группы парикмахер Аза Халухаева корреспонденту "Кавказского узла" по телефону.

«Люди оказывают помощь политическим заключенным, народным героям Ингушетии, как мы их называем. Организаторы не являются членами каких-то партий или общественных организаций. Мы простые неравнодушные граждане», - отметила Халухаева.

По словам активистки, «Неотложка» получает от жителей республики помощь как в виде продуктов питания, лекарств и одежды, так и в виде денежных пожертвований, которые идут на закупки продуктов для заключенных. В СИЗО Нальчика передавались копченое мясо и рыба, колбасы, курдюк, шоколад, печенье, овощи и фрукты, сухофрукты, сливочное масло, а также лекарства и одежда. Одна передача для арестованных обходится обычно в 80-90 тысяч рублей. СИЗО активисты посещают три раза в месяц.

«Больше половины политических заключенных Ингушетии – люди из малообеспеченных семей, их родные буквально бедствуют. Поэтому наша помощь актуальна и необходима. Мы улучшаем условия пребывания в СИЗО наших земляков, делаем их безотрадную жизнь светлее и комфортнее. Наша помощь им и членам их семей – также мощная психологическая поддержка», - подчеркнула Аза Халухаева.

Правозащитники: жестокие условия перевозки заключенных - общероссийская проблема

Длительная и изнурительная для заключенных доставка в суд из следственного изолятора – «очень серьезная проблема во всех регионах России», заявил глава Северокавказского отделения "Комитета против пыток" Дмитрий Пискунов.

«Перевозка осуществляется не только в поездах, но и на автотранспорте, где подсудимые ютятся в чудовищно малом пространстве - это пресловутые «стаканы» для одиночного содержания, куда с трудом помещается взрослый человек. Перевозка длится часами: будят рано утром, в пять утра для того, чтобы отправить на сборку. В следственном изоляторе снова будят в пять утра. Нет времени, чтобы подготовиться к судебному заседанию, чтобы ознакомиться с материалами дела и элементарно отдохнуть и прийти в себя», - рассказал Дмитрий Пискунов корреспонденту "Кавказского узла" по телефону.

Правозащитник отметил, что эта «чудовищная практика» этапирования заключенных распространена по всей России. При этом Пискунов не считает, что действия конвоя носят целенаправленный характер.«Просто такой антигуманный способ доставки людей (существует) в СИЗО. Это не пытка, но бесчеловечное или унижающее человеческое достоинство обращение, такая категория насилия над человеком, которое выделяется международным правом», - отметил правозащитник.

По словам Пискунова, такое обращение с людьми все равно подпадает под действие статьи 3 Европейской конвенции по правам человека («Запрещение пыток»). Правозащитник отметил, что жалобы от шестерых участников процесса в Железноводске в Комитет против пыток не поступали, а судьи не обязаны сообщать в правоохранительные органы о фактах бесчеловечного содержания в СИЗО, озвученных на судебном заседании.

«У судьи есть обязанность сообщать в правоохранительные органы о преступлениях, предусмотренных Уголовным кодексом: по незаконным избиениям, или отказу предоставить медпомощь, который привел к тому, что ему (подсудимому) необходимо теперь провести серьезное хирургическое вмешательство. Но факты бесчеловечных условий этапирования или содержания под стражей судьям неинтересны», - подытожил Дмитрий Пискунов.

Юрист Сергей Иващенко считает, что условия транспортировки заключенных, практикуемые в России, «не соответствуют никаким стандартам гуманности и могут быть приравнены к пыточным». Такая оценка правозащитников зафиксирована в докладе Amnesty International «Этапирование заключённых в России: Путь в неизвестность», обнародованном в 2017 году, отметил он. 

«Два года назад Amnesty International и её российские партнёры обратились к российским властям с требованием немедленно реформировать систему перевозки заключённых ФСИН», - сказал юрист корреспонденту "Кавказского узла" по телефону.

Сергей Иващенко озвучил требования Amnesty International: органы власти должны установить максимально допустимую продолжительность перевозки заключённых, сократить предельно допустимое число содержащихся в железнодорожных вагонов для перевозки заключённых и в тюремных фургонах. Власти должны информировать родственников и законных представителей заключённых о планах по их переводу [в другое учреждение] и обеспечить беспрепятственный доступ к заключённым на всех этапах транспортировки для органов общественного надзора. Отбывать наказание осужденные должны в регионах их проживания.

«Правозащитников возмущает эта непонятная таинственность, которой ФСИН наделила всю информацию, касающуюся перевозки заключённых и их местонахождения. Они не сообщают родственникам и адвокатам куда отправляют арестованного. Условия этапирования действительно бесчеловечны: тесные пространства, сквозняки, отсутствие горячего питания, нормального освещения и отдыха. Запрет на ношение часов. Не менее ужасны и условия содержания в СИЗО», - сказал Сергей Иващенко.

Иващенко смог вспомнить только один случай, когда российский суд признал нарушение прав заключенного при этапировании. В марте 2016 года Сыктывкарский районный суд вынес решение в пользу Геннадия Афанасьева, который проходил по делу о подготовке терактов в Крыму как соучастник украинского режиссера Олега Сенцова и активиста Александра Кольченко.

"Кавказский узел" ведет хронику "Протесты в Ингушетии: хроника передела границы с Чечней". Материалы о преследовании активистов в регионах юга России и Южного Кавказа "Кавказский узел" публикует на тематической странице "Преследование активистов".

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"