Ужесточено обвинение по делу о ДТП с Гюльалыевым

Водителю, который проходит по делу наезде на азербайджанского правозащитника Огтая Гюльалыева, ужесточили обвинение. Гюльалыеву угрожали, что его собьет машина, а МВД практически сразу отвергло версию преднамеренного наезда, отметили коллеги пострадавшего.

Как писал "Кавказский узел", 6 ноября пострадавший в ДТП координатор Комитета против репрессий и пыток Огтай Гюльалыев был перевезен в стамбульскую клинику. Лечение оплачивает Фонд Гейдара Алиева. Фонд предложил перевезти находящегося в коме правозащитника в Азербайджан, где лечение было бы дешевле, но родные Гюльалыева заявили, что не доверяют азербайджанским врачам. 12 декабря супруга Гюльалыева сообщила, что врачи заметили в его состоянии положительную динамику.

29 октября Гюльалыева после пресс-конференции, на которой он обозначил план кампании против пыток, сбил на пешеходном переходе водитель автомашины. Оппозиционеры, правозащитники и адвокаты предположили, что Гюльалыева сбили намеренно. Член Комитета против репрессий и пыток Ровшан Ахмедли подверг сомнению объективность расследования, указав, что следствие поспешило объявить о непреднамеренном наезде. "Платформа гражданской солидарности" призвала к международному расследованию обстоятельств ДТП с Огтаем Гюльалыевым.

Обвинение водителю, подозреваемому в наезде на правозащитника Гюльалыева, переквалифицировано по более тяжкой статье. Первоначально ему было предъявлено обвинение по статье 263.1 УК Азербайджана (нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение вреда здоровью потерпевшего средней тяжести), но теперь его обвиняют по статье 263.1-1. УК Азербайджана, которая учитывает, в отличие от предыдущей статьи, причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего. Максимальное наказание по первой статье - до двух лет лишения свободы, по второй - до трех, пояснил 12 декабря адвокат семьи Гюльалыева Фахраддин Мехтиев корреспонденту "Кавказского узла". 

"Проведены определенные следственные действия, но нас не информировали о собранных материалах. После ознакомления с материалами мы подадим ходатайства, но о тактике защиты пока не хочется говорить", - сказал Мехтиев.

Коллега Гюльалыева рассказал об угрозах "несчастным случаем"

Намизад Сафаров, избранный координатором Комитета против репрессий и пыток после ДТП с Гюльалыевым, выражает сомнения в объективности следствия. "Следствие должно прийти к одному из двух выводов: либо это случайное ДТП, либо преднамеренный наезд. Поскольку Гюльалыев не бизнесмен, не криминальный авторитет, возникает версия о политических мотивах преднамеренного наезда, а это напрямую возлагает ответственность на власть или, по крайней мере, на высокопоставленных силовиков. Поэтому следствие никогда не признает преднамеренного наезда, если это и действительно было так", - заявил Сафаров.

Он связывает наезд на Гюльалыева с его правозащитной деятельностью. "На Огтая постоянно оказывалось давление, ему угрожали. Его не раз вызывали и в прокуратуру, и в управление МВД, требовали прекратить предавать огласке факты пыток в особенности по «Гянджинскому делу» и по «Тертерскому делу». Примерно за неделю до ДТП Огтаю позвонили и сказали, что его не будут в этот раз арестовывать, но с ним может произойти «несчастный случай», его может «сбить машина». Об этом он рассказал на заседании координационного центра Национального совета демократических сил (и Сафаров, и Гюльалыев являются членами этой структуры - прим. "Кавказского узла"). Ни он сам, ни мы тогда не придали этому значения – подумали, что просто пугают", - сказал Сафаров.

В Гяндже в июле 2018 года после нападения на главу администрации Эльмара Велиева и задержания подозреваемого около 200 человек вышли на акцию и потребовали расследовать действия не только нападавших, но и самого Велиева. При разгоне митинга погибли двое полицейских. По делу о беспорядках были осуждены около 60 человек. Один из них скончался в больнице. Правозащитники связали его гибель с пытками. Части осужденных было смягчено наказание. По "Тертерскому делу" были арестованы военные и гражданские, которых обвинили в сотрудничестве со спецслужбами Армении и в подготовке диверсий. Восемь человек во время следствия были замучены до смерти, четверо из них посмертно были реабилитированы, факт пыток подтверждается приговором военного суда, заявил ранее Огтай Гюльалыев. Родные убитых 7 октября на акции потребовали реабилитации убитых и освобождения осужденных.

Сафаров склоняется к версии умышленного наезда, ссылаясь на свой опыт - в прошлом он работал следователем полиции, а затем был адвокатом.

"Я расследовал десятки ДТП и не было ни одного случая, когда водители не пытались бы избежать аварии: они старались отвести машину или затормозить, но просто опаздывали. А тут на видео ясно видно, как водитель тормозит после столкновения с Огтаем. Он не мог не видеть Огтая, было светлое время суток. Водитель обязан был быть бдительным, поскольку сворачивал на светофоре на пешеходную зебру. Чтобы развеять все сомнения, следствие должно предоставить больше информации о личности водителя, предоставить маршрут и видео его передвижений в день ДТП", - считает правозащитник.

Намизада Сафарова насторожило заявление МВД, в котором в первые же дни после ДТП категорически отвергалась версия преднамеренного наезда. "Я еще в бытность адвокатом всегда был против того, чтобы обвиняемого заключали под арест до суда, но в этом случае водителя не взяли под стражу и не заключили под домашний арест даже после того, как стало известно о тяжелом ущербе здоровью Гюльалыева. Я знаю случаи, когда машина просто легко задела пешехода и он практически не пострадал, но водителя сажали под арест", - сказал он.

Правозащитник раскритиковал врачей за несвоевременную помощь Гюльалыеву

Он также раскритиковал действия врачей, к которым Гюльалыева привезли сразу после аварии. "Огтая привезли в больницу, куда обычно доставляют пострадавших в ДТП. Врачи этого учреждения должны были понимать, что человека с тяжелой черепно-мозговой травмой надо срочно оперировать, но никаких действий не предпринимали, не приглашали специалистов из Центра нейрохирургии. Было упущено драгоценное время", - добавил Сафаров.

Государство должно обеспечить объективное и всестороннее расследование обстоятельств ДТП, отметил координатор Альянса защиты политических свобод Самир Казымлы. 

"Если государство заинтересовано в установлении истины, оно должно обеспечить объективное судебное расследование с рассмотрением всех доказательств. Отдельный вопрос – это ответственность врачей, нейрохирургическая операция была сделана только через 18 часов. За это время гематома в головном мозге разрослась. Известные активисты не впервые становятся жертвами некачественной медицины: в 2011 году публицист Рафиг Таги странным образом скончался уже после перевода из реанимации в палату. В 2015 году журналисту Расиму Алиеву вовремя не диагностировали внутреннее кровоизлияние после избиения. Сейчас Огтая Гюльалыева, несмотря на тяжелую черепно-мозговую травму, вовремя не прооперировали", - сказал Казымлы.

Водитель настаивает, что ДТП было случайностью

Обвиняемый в наезде на Гюльалыева Кенан Абдуллаев отвергает все предположения об умышленности наезда. Абдуллаев - 35-летний уроженец Мингячевира, живет в Баку и работает таксистом, имеет семью и маленького ребенка.

Абдуллаев утверждает, что не видел Гюльалыева на дороге. "Я просто не видел его, во время поворота я задумался. Я сразу же взял этого человека в машину и повез в больницу. Но нельзя так писать в социальных сетях: «провокация», «покушение». Я не понимаю, почему люди так искажают происшествие", - цитирует обвиняемого азербайджанская служба "Радио Свобода".

Материалы о случаях преследования активистов в регионах Кавказа собраны "Кавказским узлом" на тематической странице "Преследование активистов". Также в разделе "Справочник" подготовлена справка "Преследование правозащитников и гражданских активистов в Азербайджане".

Автор:
источник: корреспондент "Кавказского узла"